Петровский док: памятники в памятнике

- A + КомментарииПрочитано 1378 раз   |
В 2020-х годах одно из знаковых мест Кронштадта — знаменитый Петровский док — преобразится. Над ним поднимется крестообразный стеклянный купол шириной до 50 метров, а во внутреннем пространстве расположится Музей затонувших кораблей. Экспонаты будут находиться под водой, в самом резервуаре дока, а посетители смогут подходить к ним по специально проложенным стеклянным коридорам.

Проектом реконструкции Петровского дока будет заниматься "Ленпроектреставрация". О том, что и как именно планируется сделать, порталу "Корабел.ру" рассказал главный инженер проекта Алексей Ларионов.

Какова историческая ценность Петровского дока? Почему его необходимо сохранять и реставрировать?

— Петровский док по умолчанию является историческим памятником. Он был построен по указанию императора Петра Великого — работы начались в 1719 году, а закончены были в 1752-м. Много ли у нас сохранившихся творений XVIII века? Те, что есть, берегутся, реставрируются, посещаются туристами. При этом старинных памятников, представляющих собой технологические сооружения той эпохи, у нас практически нет. Уцелели, в основном, дворцы, замки, особняки. Уже одно это выделяет Петровский док из общего ряда.

Но интересно еще и то, что док даже на период его постройки был явлением уникальным, вполне заслуживая звания передового достижения российской инженерной мысли. Одно из его ключевых отличий — специальная система самотечного слива воды. Грубо говоря, был выкопан бассейн, в который вода сливалась самотеком за 24 часа. При этом в то время везде, даже в известной своими верфями Голландии, требовалось две-три недели минимум, а то и месяц, для того, чтобы откачать воду. Только после этого можно было приступить к судоремонту.

Чем еще необычен Петровский док? Тем, что утилитарное по сути сооружение сделано красиво и с явной любовью — это видно по тому, как мастерски обработан камень. Сейчас такой аспект во внимание не принимается, а зря — производственные постройки могут и должны быть красивыми. Это формирует отношение к рабочему процессу, что неизбежно сказывается и на конечном результате.

Порядка десяти лет док был закрыт и фактически заброшен. Что там происходило за этот период и в каком он состоянии сейчас?

— Пока Петровский док был заброшен, он интенсивно зарос зеленью. Только в позапрошлом году начали убирать эти джунгли. Сейчас идет очистка водосбросного канала. Процессы разрушения в техническом сооружении неизбежны — его затапливают, осушают, там производятся какие-то работы. Естественно, док регулярно требует ремонта. Его начали ремонтировать еще в XVIII веке, еще даже до момента окончательной сдачи. В 1850-х годах док активно реконструировали, когда был переход с парусного флота на паровой двигатель. Осадка цельнометаллических корпусов у судов большая, поэтому док пришлось углублять, заменяли батопорт. В советские времена там краны поставили. Ремонт, как видите, шел постоянно.
 
Илл.: "Ленпроектреставрация"

Естественно, когда док был заброшен, десять лет никто ничего не делал, и процессы разрушения развивались — причем не по прямой, а по экспоненте. Мы сравнивали данные обследования, которое проводили перед началом работ по реконструкции, и аналогичные данные за девяностые годы. Так вот, к моменту последнего обследования за год разрушалось столько, сколько раньше за десяток лет. То есть спасать док нужно было срочно!

Как разрабатывались варианты реконструкции? Был изначально какой-то один проект или предлагались разные?

— Когда встал вопрос о передаче объекта городу, на баланс музея истории Кронштадта, был объявлен конкурс, на который представили несколько работ. Наша идея называлась "Музей затонувших кораблей". Варианты на самом деле были очень разные — предлагали, например, сделать бизнес-центр, все перестроив для этого. Был вариант просто наполнить док водой и сделать территорию вокруг него прогулочной зеленой зоной. Или поставить внутри большой макет атомной подводной лодки.

В общем, идеи были разные. Наш замысел был в том, чтобы док был не просто использован как некое вместилище, а сохранял свой функционал. То есть показать в работе его главную изюминку — уникальную гидротехническую систему заполнения и опорожнения водой. Причем таким образом, чтобы это было не аттракционом для развлечения, а необходимой частью, одной из важнейших функций.

Так и возникла мысль строить "Музей затонувших кораблей" с экспозицией, которую туристы могли бы осматривать, проходя под водой по коридорам со стеклянной стеной. Воду, которая заполняет док, надо чистить, корабли периодически надо осматривать специалистам и ремонтировать. Соответственно примерно раз в месяц или раз в квартал задействуется система водоподготовки, очистки и наполнения.
 
Илл.: "Ленпроектреставрация"

И ваш проект победил?

— Скажем так, этот проект был взят за основу, но включил в себя полезные предложения из других проектов, расширился и усовершенствовался. Сегодня он начинает реализовываться уже под эгидой и при активном участии Русского географического общества, что логично — они как раз занимаются поиском и обследованием затонувших кораблей, поднимают артефакты. РГО предложило несколько модифицировать саму идею музея, сделав его Центром подводной археологии. Смысл в том, что экспонаты не просто выставлены, а с ними в том числе проводятся необходимые археологические работы в контролируемой среде, ведут очистку и восстановление.

Кроме того, в рамках этого Центра теперь планируется создать еще и базу подготовки подводных археологов. Дело в том, что до недавнего времени в России такой отрасли, как подводная археология, вообще не существовало. Сейчас она достаточно бурно развивается, и РГО активно занимается в том числе разработкой правовой базы, а также системы подготовки и аттестации специалистов. Петровский док после реконструкции станет удачной площадкой, на которой в контролируемых условиях можно вести занятия по подводному обследованию судов. Там можно будет повышать квалификацию специалистов, проводить сдачу экзаменов. Причем даже этот процесс легко превратить в настоящее шоу, на которое будут приходить смотреть туристы.

Плюс к этому, часть территории планируется отдать под верфь деревянного судостроения, которая сейчас расположена в Лахте. Там идет строительство парусного корабля "Полтава". Когда работы будут закончены, они смогут перебраться в Кронштадт и вписаться в наш проект. Получится красиво — исторический док со всем функционалом, а рядом историческая верфь, на которой будет строиться новое судно. Все наглядно.

А были к вам какие-то требования в архитектурном плане при проработке этого проекта?

— Конечно, за всеми нюансами внимательно следили, поэтому проект претерпел определенные изменения во внешнем виде. Вся территория Адмиралтейства, как вы знаете, является историческим памятником, и существуют очень жесткие требования при любом архитектурном вмешательстве. Самое принципиальное из них — работы, которые мы проводим, не должны создавать новый, слишком самостоятельный арт-объект на уже сложившемся пространстве. Наш первый вариант, несмотря на то, что в целом он понравился Комитету по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры, все-таки попросили пересмотреть и доработать — именно по этой причине. Он имел довольно современный технологичный облик и слишком интенсивно привлекал к себе внимание. Пришлось искать способы, как спрятать его объемы, сгладить стеклянный купол, растворить в окружающем пространстве.
 
Илл.: "Ленпроектреставрация"

На какие средства планируется вести работы?

— Мы вынесли концепцию на Совет по сохранению городского наследия и в прошлом году получили одобрение. Сейчас стоит вопрос о начале финансирования процесса проектирования и реставрации. Этим летом, в июле посмотреть на док приезжал губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, после чего дал команду готовить запрос на выделение бюджетных средств для проектирования. Администрация Кронштадта такую заявку подала, ждем результатов.

Параллельно идут обсуждения по поводу других источников финансирования. Хотя дело осложняется тем, что объект имеет достаточно долгий срок окупаемости — порядка 25-30 лет. Для коммерческого проекта это, конечно, многовато. Но это если его рассматривать сам по себе. Если же брать ситуацию в масштабах города, то проект реконструкции Петровского дока важен своей увязкой с общим развитием туристической инфраструктуры.

У нас до сих пор слишком много мест, которые находятся в деградировавшем состоянии — в том числе кронштадтское Адмиралтейство. Туристов туда сейчас водить нельзя, хотя там немало интересных объектов. Сейчас восстановили собор — это уже плюс. А если мы еще и приведем в порядок док, то это будет переломный момент, после которого город станет весьма привлекательным с инвестиционной точки зрения.

Такой объект подразумевает достаточно большой приток туристов, причем не на один день. Ведь здесь можно проводить мероприятия и конференция по подводной археологии, организовывать курсы и программы. Приезжим потребуется, во-первых, общепит, во-вторых гостиницы. Сейчас в Кронштадте всего две гостиницы на три-четыре десятка мест, это крайне мало для такого города. Планируется, что число туристов будет доведено до планки в 3 миллиона человек. И логично, что с повышением туристической привлекательности, выстроится толпа инвесторов. Так что окупаемость реконструкции дока и других объектов пойдет через повышение инвестиционной привлекательности самого города.

Вопрос, через какие формы реализовать поддержку проекта — только бюджет или государственно-частное партнерство, — решается. Главное сейчас — сдвинуть с точки проектирование, а дальше можно в конце концов организовать фондовые сборы. Длительный период сам док строился за счет отчислений из довольствия адмиралов. И я уже предлагал — давайте наших современных адмиралов попросим посодействовать, опираясь на этот исторический пример. Энтузиазма, правда, это не вызвало.

О каких суммах идет речь и в какие сроки проект может быть реализован?

— Общая реставрация и приведение в порядок потребует 14-15 млрд рублей. Если заявка на финансирование будет одобрена со стороны города, то в течение трех лет — до конца 2020 года — мы полностью подготовим проект. На реставрацию и строительство уйдет еще года три. Реальный срок открытия объекта, думаю, 2025 год.

При разработке такого проекта как-то ориентировались на мировой опыт?

— Есть опыт шведского музея "Ваза", который в плане сохранности корабля и его экспозиции трудно назвать положительным. Они подняли корабль со дна моря и консервируют его. Но проблема в том, что несмотря на все усилия и достаточно дорогостоящие затраты по поддержанию консервации, все равно постоянно идут потери. Сегодня он уже процентов на 30 является новоделом, а лет через 20-25 в принципе уже ничего от настоящего корабля не останется. Справиться с разложением древесины очень сложно. Если отдельные небольшие элементы можно вымачивать длительное время, а потом выставлять в воздушной среде, то законсервировать целый корабль практически невозможно.
 
Илл.: "Ленпроектреставрация"

А в нашей ситуации мы имеем возможность взять целый корабль в том виде, каким он лежал на дне, привести его в док и там с ним работать. Морская вода, особенно балтийская, это естественный консервант. Если мы из нее не вынимаем корабль, он будет храниться в ней очень долго.

А именно такое решение реализовано где-нибудь еще?

— Что-то подобное собираются делать китайцы, но там есть свои нюансы. Их музей будет сделан практически с нуля — они планируют, как в большом ящике, вынуть корабль вместе с грунтом, перенести его на новое место, погрузить, и там с ним работать. А у нас здесь строить новое огромное сооружение для этого не нужно. Док уже есть, причем он сам по себе является историческим памятником. Поэтому получается такая матрешка — памятники в памятнике. Плюс к этому мы можем завести корабль внутрь, не вынимая его из воды. Наполнили док, открыли ворота и аккуратно завели под водой. В этом смысле наш будущий музей — уникальный объект.

Кроме того, не стоит забывать, что подводная археология занимается не только затонувшими кораблями, но и другими подводными объектами — разного рода артефактами, строениями, неолитическими объектами, ушедшими на дно, и так далее. Часть из этого тоже можно будет перенести в наш музей.

Сколько кораблей можно будет разместить в доке?

— Это зависит от габаритов, но в принципе до 20 различных кораблей поместятся. Там будут и деревянные суда петровской эпохи, и металлические корабли, и новгородские ладьи, и торговые суда Ивана Грозного. Как именно все это будет организовано и представлено, еще предстоит решить.

Кстати, здесь есть еще один интересный аспект — коммерческий. У мировых музеев есть востребованность на поднятые со дна исторические корабли, но пока мало пригодного для демонстрации материала. Поэтому мы в рамках нашего музея могли бы выполнять на заказ работы по консервации и восстановлению таких объектов, а потом передавать их за границу. Такого опыта пока нет, все на уровне идеи, но здесь есть почва для прибыльного бизнеса.
 
Илл.: "Ленпроектреставрация"

Если говорить про сегодняшний день, какие подготовительные работы в Петровском доке уже проведены?

— Как я уже говорил, в прошлом году было сделано предварительное общее обследование. Сейчас мы изучаем современные здания, которые отошли вместе с доком. Часть из них придется снести, поскольку они находятся в ужасном санитарном состоянии и не укладываются ни в какие нормативы, а главное — не вписываются в согласованный проект. Когда их ставили в начале XX века, никто не думал об их удобном расположении. Просто требовались какие-то хозяйственные постройки, склады, и их ставили.

А часть зданий останется — по ним будут приниматься решения в проекте эскизного генплана, какие функции там будут заложены. Например, есть историческая насосная станция, ее можно реконструировать. Пока насосы там запустить невозможно, необходима целая процедура для восстановления. При этом потребность в станции огромная — там постоянно собираются дождевые воды, а вдобавок еще и подтекает батопорт. Что делать с самим батопортом — еще предстоит определить. Может быть, тоже реставрируем, но есть вероятность, что разумнее будет сделать новый. Он не настолько старинный, как док в целом, потому что был заменен в середине прошлого века.

Вообще, есть определенная историческая закономерность — в середине каждого века Петровский док переживает обновление. Построен он был в 1752 году, в 1850-х годах прошел первую серьезную модернизацию, затем спустя сто лет снова ремонтировался. Остается надеяться, что нынешний этап его реконструкции выбьется из этой колеи и не затянется до 50-х годов.
 
 
Иллюстрации предоставлены ОАО "Ленпроектреставрация"
 
Материалы по теме:
Из-под воды достанут (интервью с подводным археологом Михаилом Копейкиным)
Последний из флотилии (о передаче судна "Космонавт Виктор Пацаев" в Музей Мирового океана)
Поделиться новостью
"Ленпроектреставрация", ОАО Россия, Санкт-Петербург+7(812)334-86-07

Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или