- A + Автор: Кирилл Воловик КомментарииПрочитано 197 раз   |
Научно-производственное предприятие "Океанос" известно многим, если не всем в отрасли. Оно и ясно - компания является одним из лидеров отечественной морской робототехники. Она же является и двигателем прогресса этого специфичного рынка, инициатором новых разработок и первопроходцем в океане неизученного. В этом году фирма празднует юбилей - 15 лет со дня основания. Но 2018 год запомнится "Океаносу" не только этим. В юбилейный год, предприятие с рядом других профильных организаций создало Промышленный кластер робототехники морского применения. Об истории, об успехах отечественных "роботоделов" и проектах наша редакция поговорила с генеральным директором НПП ПТ "Океанос" Еленой Ивановой.
Елена Николаевна, расскажите, пожалуйста, с чего началась компания "Океанос"?

— У истоков "Океаноса" стояли энтузиасты своего дела, интересовавшиеся водолазной и подводной техникой со школьной или студенческой скамьи и имеющие к моменту создания компании опыт деятельности в сфере проектирования, эксплуатации, обслуживания водолазного оборудования и снаряжения в среднем порядка 25 лет на человека.

Мы изначально выбрали производство изделий "под заказ", учитывая все требования, желания и возможности клиента, потому что нестандартная, индивидуализированная техника всегда имеет высокий спрос. Причем работали в тех ценовых условиях, которые позволяли бы и заказчикам чувствовать себя комфортно, и нам конкурировать на рынке. Мы любим решать нестандартные задачи, находить варианты, экспериментировать.
 
Елена Иванова, генеральный директор компании "Океанос" / Корабел.ру

Получается, что с момента основания предприятия вашей специализацией была именно морская робототехника?

— У  "Океаноса" изначально были очень сильны специализации и компетенции как разработчика, производителя и поставщика водолазного снаряжения и оборудования, модульных (контейнерных) водолазных комплексов различных конфигураций и учебно-тренировочных комплексов для водолазов и экипажей телеуправляемых подводных аппаратов. Со временем, в соответствии с тенденциями развития мирового рынка подводных технологий, наши интересы сместились в сторону подводной робототехники, чему сегодня и посвящены 90% проектов компании.

Сколько человек работает в компании?

— Сейчас в компании работает более 30 специалистов в области подводно-технических работ, водолазной техники, судостроения, машиностроения, радиоэлектроники и гидроакустики. Из них 12-13 инженеров-конструкторов, напрямую связанных с разработками и инжинирингом в водолазной технике и подводной робототехнике.

Хватает ли столько кадров под текущие задачи?

- Под текущие задачи — хватает, но всегда хочется больше. Допустим, расширить кадровый ресурс по радиоэлектронике и иметь больше программистов.
 
Производство компании "Океанос" / Корабел.ру

Вы испытываете дефицит с этим направлением?

— Если бы было целевое финансирование, то можно было бы этот дефицит ликвидировать. Мы же ведем инициативные разработки, которые имеют жесткое бюджетирование, и в этом режиме нам иногда целесообразнее немного "замедлиться" со сроками решения, чем расширить коллектив для тех же целей.

2 марта 2018 года проходил Форум труда, где выступал Владислав Занин, советник генерального директора НПП ПТ "Океанос". Он рассказал, что отрасль испытывает колоссальный дефицит кадров. Вы с ним согласны? Откуда вы черпаете кадры?

— Я с ним согласна, с кадрами действительно напряженная ситуация. Их нужно воспитывать и растить у себя. "Океанос" делает упор на молодых специалистов. К нам приходят студенты из "Корабелки", специалисты из машиностроения. А дальше мы уже их посвящаем в свой профиль. Образование и поддержание уровня компетенций должно быть непрерывным и разнообразным по форме. От семинаров и конференций до специализированных курсов — мы или отправляем специалистов за рубеж, или проводим это все в России, но с привлечением ведущих мировых тренинговых агенств, которые готовят специалистов и Shell, и BP, и TechnipFMC.

Как в целом оцениваете подготовку специалистов именно по вашей тематике?

— Общее мнение, что сейчас с образованием не самая лучшая ситуация. Надеяться на то, что повезет, и придут ребята, готовые работать на требуемом уровне, не приходится. Поэтому все серьезные компании стремятся создать свои центры подготовки кадров, или иметь возможность участвовать в образовательных программах и отбирать специалистов с "первых шагов".

Ваша компания занимается образованием? Может, вы имеете совместные программы с институтами или проводите образовательные курсы, построенные на азах робототехники?

— На нашем предприятии есть сотрудники (в том числе и с учеными степенями), которые преподают на постоянной основе или читают гостевые лекции и семинары в вузах. Некоторые студенты приходят к нам на практику или писать дипломные работы. Но специальных программ и курсов пока нет.
 
Глайдер компании "Океанос" / Корабел.ру

Это любопытный момент. Ведь робототехника — отрасль узкая. Интересно, популяризируют ли в стране или хотя бы в городе эту деятельность.

— В городе есть, конечно, кружки и программы по робототехнике. Ребята с 9-го класса участвуют в олимпиадах, причем мировых! Поэтому, возвращаясь к вопросам кадров, скажу, что молодые таланты есть, но мест по их открытию еще явно не хватает.

Профиль вашей компании специфичен, в некотором роде даже уникален. Мне представляется, что робототехника вполне может быть очень полезной и востребованной в отрасли. Как вы считаете, в чем проблема ее развития?

— Это, в первую очередь, связано с спецификой финансирования. Основная часть разработок ведется за счет собственных средств компаний-энтузиастов. Не так много владельцев бизнеса, настолько увлеченных работой, чтобы потратить миллионы (десятки миллионов) рублей на создание новых образцов техники, набивая шишки при освоении новых технологий без компенсации и гарантии рынка.

Во вторую очередь, это размер самого рынка. Мы пока оперируем в основном внутренним рынком, который весьма ограничен и обеспечивает уровень единичного или повторяющегося производства, в лучшем случае, мелкосерийного.

При этом сам рынок — заложник общего уровня развития технологий. Подводная робототехника эффективна там, где высок уровень стандартизации и унификации в смежных областях, а мы только проходим этап гармонизации ГОСТ с мировыми стандартами типа ISO в этой сфере. Кроме того, сказываются и ограничения по линии ФСТЭК России в части контроля товаров и технологий двойного назначения. Ведь в подводной робототехнике к данной номенклатуре можно отнести практически все, и это заметно снижает инвестиционную привлекательность проектов.

В третью очередь, это особенности бухгалтерского и налогового законодательства России, которые сдерживают инициативные инновационные проекты за счет двойного налогового обложения результатов интеллектуальной деятельности работ, проведенных из чистой прибыли предприятия и подлежащих налогообложению при принятии к учету как нематериальных активов предприятия.

Многим людям проще просто прийти и купить готовый продукт, чем вкладываться в дорогостоящую по указанным причинам разработку.

Много ли в России компаний, занимающихся робототехникой?

— Их не так много, как хотелось бы, но они есть. Их результативность я бы не сказала, что высокая. По отдельным направлениям морской робототехники (например, в разряде больших АНПА) отставание от зарубежных аналогов не столь велико, так как продукт в основном нишевой, военного назначения – а на военную технику денег не жалеют. Также практически отсутствует отставание в линейке осмотровых ТПА, где предложения российских производителей вполне рыночно вытеснили западные предложения, благо Запад в этом случае еще и сам помог санкциями. А вот по большинству инновационных проектов – ТПА рабочего класса, малогабаритным и многофункциональным АНПА и их комплектующим, технологиям группового использования — отставание измеряется десятком лет и растет экспоненциально, поэтому прямо сейчас приходится прикладывать огромные усилия, чтобы даже не просто оставаться на месте, но хотя бы не потерять из виду край передовых технологий.
 
Производство компании "Океанос" / Корабел.ру

Известно, что вы сотрудничаете с СПбГМТУ. Расскажите о ваших успешных проектах. Когда началась совместная деятельность?

— Мы достаточно давно сотрудничаем с СПбГМТУ, исторически обеспечивали разработки, испытания и производство водолазного снаряжения, а последние пять лет работаем по проектам подводного глайдера и подводного электрического манипулятора.

Сейчас Россия бросила силы на развитие Арктики. "Океанос" участвует в этом направлении?

— Наше оборудование нацелено и на работу в арктических условиях. Поэтому можно сказать, что это одно из продуктивных направлений. Мы разработали многофункциональную платформу, реализация которой может учитывать специфические технические параметры и требования как по климатическим требованиям, так и по району плавания. Мы также участвовали в разработке проекта комплекса специализированных плавучих и подводных объектов обустройства месторождении углеводородов на арктическом и дальневосточном шельфах с тяжелым ледовым режимом. Это был совместный проект с ООО "Газпром ВНИИГАЗ", ЦКБ "Айсберг" и СБМБ "Малахит".

Есть ли у вас какие-то новинки за последние годы? Над чем работаете сейчас?

— Последние несколько лет мы активно занимаемся разработкой планирующих подводных аппаратов типа "подводный глайдер". Неоднократно рассказывали о развитии проекта на страницах журнала "Корабел.ру". С уверенностью могу сказать, что несмотря на то, что целый ряд организаций постулировал работу над этими технологиями, практически работающий морской аппарат пока есть только у нас.

Но наша основная гордость на сегодня – это разработанный подводный электрический манипулятор (рабочая глубина не менее 500 метров, грузоподъемность 20 кг). Мы вовремя уловили мировую тенденцию в подводной робототехнике перехода с гидравлических манипуляторов именно на электрические. Помимо более высокой управляемости, электрические манипуляторы более экологичны и безопасны для окружающей природы, легки и менее энергоемки в работе.
 
Производство компании "Океанос" / Корабел.ру

Наш манипулятор предназначен для установки как на телеуправляемые подводные аппараты (ТПА/ТНПА), так и в перспективе на самые востребованные сегодня автономные необитаемые подводные аппараты и донные станции. Это достаточно модульная структура, которая легко настраивается под конкретные задачи.

Сама по себе идея на мировом рынке не уникальна, но ее практическая реализация технически сложна. В первую очередь это связано с необходимостью увязать требуемую конфигурацию манипулятора и рабочие зоны каждой из его степеней с жесткими массогабаритными и энергетическими характеристиками. Ну и, конечно, автоматизированная система управления манипулятором — также задача не из простых.

Кроме нас, в России никто не занимается подводными электрическими манипуляторами. Более того, опытный действующий образец такого манипулятора нами уже создан, и мы его активно демонстрируем потенциальным заказчикам.

Пройдя строгую независимую финансовую экспертизу результатов интеллектуальной деятельности, АО "НПП ПТ "Океанос" зарегистрировало два ноу-хау (секрета производства) стоимостью около 80 млн руб. в области морской робототехники. Эти технологии будут применяться в производстве подводного глайдера и электрических подводных манипуляторов.
 
Производство компании "Океанос" / Корабел.ру

Где, по вашему мнению, подобные манипуляторные комплексы могут быть востребованы? Расскажите о самых успешных и масштабных примерах применения ваших роботов: для чего и где они были задействованы? Насколько широка география использования ваших разработок?

— У таких систем широкий круг использования: от экологии до подводных работ в условиях шельфа.

Наш манипулятор представляет интерес не только для российского, но и мирового рынка – в данной размерности у него нет прямых аналогов. Постоянно анализируя рынок подводно-технических разработок, мы поняли, что подобные манипуляторы в мире есть, но у них ограничены грузоподъемность и зоны действия, а также — немодульная сборка: их невозможно быстро модифицировать для нужной работы.

Весной 2018 года мы уже смогли показать представителям российских и зарубежных компаний итог нашей совместной работы на натурных испытаниях. Отклики положительные. В ближайшие 5-7 лет предполагаем поставить на рынки России, Европы и Юго-Восточной Азии не менее 100 таких "рук". Среди потенциальных заказчиков — предприятия подводно-технических и аварийно-спасательных работ для коммерческого и нефтегазового секторов и российской "оборонки". Планируемая стоимость одного серийного манипулятора для типового размещения на дистанционно управляемом аппарате — от 3,5 до 5,5 млн рублей.

Есть ли сейчас заинтересованные в ваших разработках компании?

— Сейчас мы как раз ведем переговоры с несколькими заказчиками, и есть все предпосылки для подписания контрактов. Как только контракты будут подписаны, мы обязательно поделимся этой новостью с читателями "Корабел.ру".

Есть ли интерес от зарубежных компаний в вашей продукции?

— Как открытая работа с широким спектром публикаций и выставочной активностью (как в России, так и за рубежом) наши проекты "Глайдер" и манипулятор вызывают естественный интерес со стороны не только российских пользователей. Об этом мы можем с уверенностью судить и по мониторингу географии входов на наши интернет-ресурсы, и по общению со специалистами на отраслевых мероприятиях. Так, например, представленный на выставке-конференции SubSeaTieBack Forum (Сан-Антонио, США) наш проект вызвал живой интерес как у специалистов по экологическому мониторингу в ходе морской нефтегазодобычи, так и у поставщиков разнообразных комплектующих для морской робототехники.
 
Производство компании "Океанос" / Корабел.ру

Представим, что ряд зарубежных стран изъявили желание сотрудничать. Готовы ли вы взяться за создание сервисных служб по всему миру?

— Конечно, готовы. У нас высокий потенциал у компании — и человеческий, и интеллектуальный. У нас есть опыт в обслуживании техники, у нас работают специалисты, которые прошли международную сертификацию и обучение. "Океанос" имеет единственную в Европе гражданскую команду пило­тов и техников по работе с жесткими водолазными скафандрами. С 2010 года "Океанос" является членом ассоциации International Marine Contractors Association (IMCA), объединившей ведущие предприятия морских и подводных технологий.

Раз мы заговорили о сертификатах и лицензии. Требуются ли какие-то сертификаты специалистам? Каким программным обеспечением пользуетесь в работе?

— Лицензирования в этой области нет. Наши специалисты имеют сертификаты операторов и техников телеуправляемых подводных аппаратов и автономных необитаемых подводных аппаратов. Наши инженеры-конструкторы работают только на базе лицензионных ПО 3D-моделирования и проектирования Siemens PLM Solid Edge, SolidWorks и "Компас". Мы постоянно повышаем квалификацию наших сотрудников, регулярно работаем с разработчиком. В этом вопросе нужно держать руку на пульсе, потому что сложное ПО требует постоянного обучения.

Елена Николаевна, подскажите, нужно ли сертифицировать продукцию, подобную вашей? Кто вообще осуществляет надзор над робототехникой в России?

— На предприятии внедрена система менеджмента качества ISO 9001:2008, готовимся к переходу на ISO 9001-2015, мы имеем сертификаты РРР и РМРС на основные виды деятельности. При приемке продукции заказчик может приглашать представителей международных организаций, таких как IMCA, DNV и др., а при поставке на внутренний рынок для силовых структур — представителей Военной приемки.
 
Производство компании "Океанос" / Корабел.ру

А военная приемка нужна для ваших разработок?

— Мы не работаем напрямую с военными. Наша направленность — гражданская, но если военным понадобится использование наших решений или комплектующих в своем деле — пожалуйста, мы открыты. "Океанос" с 2007 года проходит добровольную сертификацию "Оборонсертифика".

Объясню цель вопроса про приемку: у меня несколько наивное представление о роботах и морской робототехнике, будто эти разработки направлены не столько на исследование, поиск и анализ, сколько на шпионаж, достижение каких-то военных целей.

— Подобные задачи робототехника тоже может решать, но это не самоцель. Есть много отраслей, где она крайне необходима и высокоэффективна: в газовом, и в нефтяном секторе, на шельфовых месторождениях, для аварийно-спасательных работ, для экологии, гидрологии, океанографии. К примеру, на морском дне огромное количество кабелей связи нефтегазовой инфраструктуры, которые необходимо контролировать и ремонтировать. Естественно, что гражданская робототехника, разработанная для этих целей, скорее всего сможет решить какой-то объем задач и для военных. Но из этого не следует, что разработчики и производители подводной техники – прирожденные шпионы и диверсанты.

Как раз на Форуме труда Владислав Юрьевич говорил о том, что в России очень страдает шельфовая и нефтегазовая отрасли — реализуется мало проектов. Можете ли вы как-то повлиять на рынок, чтобы поменять ситуацию в обратную сторону?

— Это все обуславливается геополитическими условиями, общей экономической ситуацией, и сейчас мы не можем значительно повлиять на рынок. Но готовить его к завтрашнему "робототехническому" будущему – готовим!

Компания "Океанос" регулярно участвует во всевозможных выставках. Чем обусловлена такая активность? Какую отдачу вы получаете с мероприятий?

— Мы делаем это в первую очередь как раз ради формирования рынка робототехники. К примеру, благодаря ежегодному участию в форуме "Арктика: настоящее и будущее", правительство города узнало, что мы активно занимаемся данной проблематикой, поэтому приглашает на совещания, мы входим в состав рабочих групп по вопросам развития Арктического региона. Выставки помогают знакомиться с людьми из смежных предприятий, которые могут быть полезны в морской робототехнике за счет активации интеграционных процессов.

Совсем недавно "Океанос" с рядом других компаний организовали промышленный кластер морской робототехники. Что он из себя представляет? Зачем он вообще нужен? Сейчас слово "кластеры" входит в моду, они создаются буквально везде.

— Инициатива поддерживается на уровне правительства города, а также на уровне Минпромторга. Цель — создание отечественных производственных цепочек и продвижения продукции на рынок. В него входят 11 предприятий: СПбГМТУ, АО "НПП ПТ "Океанос", ООО "Скоростные катера Мобиле Групп", ООО "НПО "Морские роботизированные системы", Группа компаний "Геоскан", ООО НПЦ "Штандарт", Группа компаний "Телрос", ООО "МГБОТ", ООО "Астрасофт Девелопмент", АО "Национальная водная компания", ЗАО "Акута" и Центр прототипирования "Технопарк СПб".

Доля разработок и продукции АО "НПП ПТ "Океанос" в кластере робототехники морского применения составляет, по собственным оценкам, более 40%.

Это первый подобный кластер на территории России?

— Нечто схожее есть на Дальнем Востоке, но существует и межкластерное взаимодействие, поэтому мы надеемся, что поставленные нами цели будут достигнуты.

Взаимодействует ли "Океанос" с судостроителями и проектантами в области судостроения?

— Мы поддерживаем связь с судостроителями, как раз для этого и создавался наш кластер. У нас даже есть собственный концепт-проект судна-катамарана, где модульно можно размещать различную технику и оборудование для проведения подводно-технических работ. Поэтому наша продукция вполне подходит для внедрения на новостроях или модернизированных судах.

Елена Николаевна, в этом году "Океанос" празднует 15 лет. Примите наши искренние поздравления!

Для полноты картины и понимания сущности кластера морской робототехники, мы решили обратиться к идейному вдохновителю, директору по развитию Управляющей компании Промышленного кластера морской робототехники Александру Гургенидзе, и задали ему несколько вопросов:

- Александр, расскажите вообще о кластере. Что он из себя представляет, зачем создан и какие задачи призван решать?

- Промышленный кластер робототехники морского применения создан людьми, которые объединены любовью к морю, для кого освоение Мирового океана — задача даже более приоритетная, чем полеты на Луну или Марс. Ведь Мировой океан занимает 70,8% земной поверхности. Но при этом на глубине свыше километра он изучен хуже, чем околоземная орбита. Морская информационно-коммуникационная инфраструктура практически отсутствует, так как скорость обмена информацией и пропускная способность каналов морской связи, по сравнению с оптоволоконной инфраструктурой наземных и межконтинентальных коммуникаций, просто несоизмерима.

Отсутствие коммуникационной инфраструктуры в Мировом океане диктует спрос на услуги глобальных спутниковых сетей связи и передачи данных, а также на услуги систем глобального спутникового позиционирования. Но они доступны только на поверхности. А вот подводная навигация крайне затруднена из-за быстрого затухания электромагнитных волн в толще морской воды.

Гидроакустические каналы крайне узкополосны по сравнению с эфирными, а специфика распространения акустических волн в толще океана обусловлена нелинейными свойствами среды распространения, что существенно сужает зону покрытия источника гидроакустического сигнала. В толще океана отсутствует инфраструктура маяков или иных реперов привязки объектов, находящихся под водой, к поверхности дна океана.

На сегодняшний день ни одно министерство и, тем более, ни одно коммерческое предприятие РФ не готово выступить интегратором технических и технологических решений по освоению мирового океана. Так как эта задача требует объединения и систематизации опыта создания и совместного функционирования глубоководных и надводных объектов различного назначения, в том числе автономных необитаемых подводных и надводных аппаратов, работающих во взаимодействии с обитаемыми объектами, беспилотными летательными аппаратами и спутниковым сегментом.

Одно перечисление номенклатуры изделий и, прежде всего, робототехнических решений показывает, что задача освоения Мирового океана расчленена межведомственными барьерами на фрагменты, что существенно затрудняет создание комплексных систем и формирование интегрированных решений, гарантирующих необходимый синергетический эффект.

Именно осознание этого факта и послужило отправной точкой для создания Промышленного кластера робототехники морского применения. Ведь роботов объединяет искусственный интеллект, они способны формировать самоорганизующиеся системы связи в условиях полного отсутствия телекоммуникационной инфраструктуры, невзирая на ведомственные принадлежности. Именно единое информационное пространство, объединяющее разнородные по своей функциональности подсистемы, гарантирует согласованные взаимодействие интегрируемых решений.
 
Производство компании "Океанос" / Корабел.ру

Каков срок окупаемости задуманных планов у кластера?

— Кластер наметил долгосрочную программу создания интегрированных систем освоения Мирового океана различного назначения от работы на арктическом шлейфе до решения задач обеспечения человечества пресной водой и гарантий экологической безопасности планеты. Поэтому говорить об окупаемости нашей инициативы не совсем корректно, так как речь не идет о производстве и тиражировании какого-то одного интегрированного решения. Мы планируем целую линейку сложно структурированных интегрированных систем:
  • робототехнические информационно-коммуникационные системы подводного позиционирования;
  • робототехнические системы гидрометеорологического мониторинга морских акваторий;
  • робототехнические системы обеспечения экологической безопасности различных акваторий
  • робототехнические комплексы очистки вод Мирового океана от ТБО и жидких углеводородов,
  • роботизированные заводы по производству морских аквакультур.
Каждая из этих позиций — большая долгосрочная программа со своим бюджетом и горизонтом окупаемости. Программы только формируются, и мы открыты для кооперации с заинтересованными компаниями, как с промышленными предприятиями, способными привнести новые качества в наши решения, так и с научными или финансовыми структурами, которым небезразлична судьба Мирового океана и нашей планеты в целом.

В чем новизна и эксклюзивность у кластера?

— Новизна в прямой кооперации разнородных промышленных предприятий, продукция которых объединяется в интегрированных решениях задач освоения Мирового океана, минуя ведомственные барьеры за счет синергетического эффекта от решений, анонсируемых управляющей компанией кластера и реализуемых системными интеграторами — участниками кластера, так называемыми предприятиями-финишерами, замыкающими на себя внутрикластерную кооперацию.

Эксклюзивность нашего кластера — возможность в рамках кооперации стереть межведомственные барьеры и создать решения, лишенные ограничений узковедомственного мышления, направленные на достижение максимального синергетического эффекта в освоении Мирового океана.

Кто состоит в кластере?

— В Промышленный кластер робототехники морского применения вошли:
  • промышленные компании, специализирующиеся на производстве роботов различного назначения, функционирующих в воздухе, на морской поверхности и в глубинах окена;
  • ИТ-компании, способные сформировать самоорганизующиеся сети связи, обеспечить информационно-телекоммуникационную безопасность взаимодействий наших роботов как между собой, так и с людьми в ситуативных и управляющих центрах, координирующих работу наших комплексов в различных средах, а также создать экспертные системы поддержки принятия решений в различных нестандартных ситуациях;
  • образовательные и научные институты, обеспечивающие консалтинг и экспертизу наших решений,
  • финансовые структуры и фонды, призванные гарантировать нам финансовую реализуемость проектов.

Материалы по теме:
Как проходят испытания глайдера (о том, как испытывают подводные автономные аппараты)
"Кадровый вопрос — вопрос выживания" (статья о прошедшем Форуме труда в Санкт-Петербурге)

 
Автор: Кирилл Воловик
Поделиться новостью
"НПП ПТ "ОКЕАНОС", АО
Россия, Санкт-Петербург+7(812)292-37-16
"Санкт-Петербургский государственный морской технический университет", ФГБОУ Россия, Санкт-Петербург+7(812)757-16-77
"Скоростные катера МОБИЛЕ ГРУПП", ООО Россия, Санкт-Петербург+7(921)638-78-90, +7(812)407-30-70

Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость