Владимир Куликов и Окская судоверфь

- A + Автор: Петр Щеголихин КомментарииПрочитано 7662 раза   |
Представляем вам интервью с генеральным директором АО "Окская судоверфь". В этом интервью, дорогой читатель, вы сможете не только почерпнуть актуальную информацию о предприятии, но и поближе познакомиться с генеральным директором Окской судоверфи Владимиром Куликовым. У него сегодня юбилей.
Генеральный директор АО "Окская судоверфь" Владимир Куликов / Корабел.ру

– Давайте начнем с вас. Как вы стали корабелом?

– Если честно, в наш век в моде была космонавтика. Кто летчиком хотел стать, кто военным. Я тоже поступал в военное училище, но меня туда не взяли по здоровью. Так что был реальный шанс каким-нибудь танкистом оказаться...

– Потеряла бы отрасль руководителя.

– ...и вот тогда сестра и её муж позвали меня на "Красное Сормово". Пришел на завод учеником газорезчика. Вручную все делали, сидя на листе. Резали тогда металл на подводные лодки, в три смены работали. Потом армия 2 года, после армии опять в цех.

– Кем на этот раз пришли в отрасль?

– Сборщиком корпусов металлических судов. Тогда такие профессионалы были. Всегда смотрел и думал: наверное, никогда не научусь так работать. Помню, один рабочий правил секции. И вот мы приходим с ним в субботу, работаем. Он говорит: "Погрей здесь, погрей тут". Я грею. Он кувалдочкой постучит, палочкой подобьет. "Давай покурим, сядем", – говорит. Я: "Ты что – курить, она кривая вся". Он: "Отдохнем". Сели, покурили. Смотрю, а секция выпрямилась: металл остыл и натянулся. Настолько они чувствовали это все дело, технологию.

А потом пошел в вечерний институт на факультет двигателей внутреннего сгорания. И 6 лет вечером учился и работал. Прихожу как-то к начальнику цеха, говорю: "Я диплом получил". А он отвечает: "У меня тут участок есть трудный, иди бригадиром поработай". И пошел. Поделили бригаду сборщиков: часть отдали в мое распоряжение. Кто-то даже захотел остаться у старого бригадира. Начали работать. Выполняли одинаковую задачу: делали правую и левую секции. Результат – моя бригада сдает работу вовремя, а та – задерживает. Зарплата на 15-30% у моих работников больше, чем у той. В общем, в итоге всех работников мне отдали.

А потом стал замначальника цеха, начальником цеха, директором по производству завода "Красное Сормово" и в общей сложности 32 года и 9 месяцев там отработал.

– Чем вас привлекает судостроение?

– Когда приходит груда металла, а потом смотришь – появилось изделие цельное из этого, из разбросанных вот этих кусочков, на душе хорошо. Лично своими руками устанавливал комингсы торпедных аппаратов, и даже с учебного отпуска вызывали на два-три дня, чтобы я помог. Тонкая очень работа была. А вообще, с каждым пароходом уходит кусочек здоровья и нервов, тут никуда не денешься.

– Тяжело было в 90-х оказаться директором по производству "Красного Сормово"?

– Все началось, когда я был начальником сборочно-сварочного цеха. Еще продолжали делать корпуса титановых подводных лодок. Это была пятая "Барракуда", уже собранная в секциях. У меня в цехе на тот момент 300 сборщиков и 300 сварщиков работали. Все в белых перчатках, белых костюмах.

Чистота необыкновенная: спиртом протирали перед тем, как варить. И вдруг поступает указ Ельцина – утилизировать. При мне готовый корпус порезали на кусочки, отправили в Голландию на металлолом. С одной стороны – это было варварство, а с другой – завод выживал благодаря деньгам, которые получал с продажи металла. Титан очень дорого стоил.

Вот так вот. Мы тогда и сухогрузы начали делать, но не в такой серийности, как сейчас. А потом, где-то в 2001-2002 году я ушел с завода.

– Почему оставили "Красное Сормово"?

– Поругался с одним комитетчиком. А они же обученные, чтобы слухи распускать... Пришлось уйти.
Потом создал семейный бизнес маленький, а после меня нашли и позвали работать на судоремонтный завод. Едем с женой на машине, звонок (у Виктора Олерского голос узнаваемый). Так и вернулся в отрасль.
 
Генеральный директор АО "Окская судоверфь" Владимир Куликов / Корабел.ру

– Что дал Борремфлот? Все-таки это судоремонтное предприятие, а вы корабел.

– Очень много. Сейчас, когда приходится решать разные производственные вопросы, я могу написать технологию, нарисовать и сказать, чтобы дурака не валяли. Когда мне говорят, что две недели надо валовую линию центровать, я могу ответить, что на Борремфлоте за две недели 56 линий центровали. Или когда мне говорят, что надо спускать пароход три дня, я говорю, что на Борремфлоте за один день одно судно поднимали и два спускали.

– Поддерживаете контакт с другими верфями и заводами?

– С Михаилом Першиным с "Красного Сормово" в добрых отношениях, консультируемся друг с другом, созваниваемся. Очень хорошо знакомы с Владимиром Прудыусом, с Балтийским заводом контакт поддерживаю. Владимиру Баженову, который сейчас на Севастопольском морском заводе, звоню по старой памяти. Естественно, с Евгением Кузнецовым с Невского ССЗ контакт поддерживаю.

– Перейдем к Окской судоверфи. Сколько человек сейчас трудится на производстве, какими площадями располагаете?

– Площадь завода 55 гектаров, количество людей около 1900 в настоящее время.

– Собственных рабочих?

– Да. Будем говорить – местных. И около 1000 человек подрядчиков.

– А в советское время сколько было людей?

– Тысяч пять-шесть.

– Сейчас сколько цехов задействовано в производстве?

– Работают судомонтажный, СК-1, СК-2, СК-3, СК-4, кузнечно-прессовый цех, достроечно-малярный, судомеханический.

– В каком состоянии находился завод, когда вы сюда пришли?

– Я бы лучше ответил на вопрос, каким он стал. То, что было и то, что есть сегодня – совершенно другое дело. Мы за последние 10 лет практически полностью сменили технологические процессы: установили современные машины термической резки, два немецких станка с поворотной головой на 360 градусов. Производительность совершенно другая стала, чистота реза. Сейчас купили три машины российского производства (Тверь): одна задействована в линии корпусно-заготовительного цеха, а две другие в кузнице и МСЧ.

В кузнечно-прессовом цехе стояла масса прессов, штампов, а штампы имеют способность выходить из строя по прошествии определенной наработки часов или ударов. Сегодня машины, которые мы поставили, позволяют практически без штампов все делать. Осталось мизерное количество операций. Раньше же, чтобы сделать маленькую деталюшку, рабочий пропускал её через 7-9 штампов, прессов разных. Сегодня это все делается в одно касание на машинах термической резки.

Сейчас вот ждем новую линию машин по обработке бульбообразного профиля. У нас, к сожалению, пока это делается вручную. Мы уже фундамент сделали, готовы принимать оборудование, внедрять в работу.

Самое интересное, что станок установить — не беда, а вот человека ввести в новую технологию порой бывает сложно. У меня даже был момент, когда ряду своих начальников я сказал, что премию они получат только тогда, когда введут новые технологии в производство, которые давно уже пора было ввести. И так 2-3 месяца ходили без премии. Потом пришли: "Все, мы задачу решили". Я им все выплатил.

Сознание людей переключить порой непросто.
 
Генеральный директор АО "Окская судоверфь" Владимир Куликов / Корабел.ру

– Но в итоге переключаются?

– Потихонечку время заставляет. Поэтому много нюансов. Все и не перечислишь, сколько мы успели за эти годы. Построили котельную свою. Сделали централизованную разводку газа CO2 по всем цехам, кислорода. Продолжаем закупать новое оборудование. Я перед техническим отделом поставил задачу всю эту "зеленую краску" (старые станки) сменить. Территории огромные освободятся сразу.

Отдельная проблема со станочниками, токарями, фрезеровщиками – непопулярными профессии стали. А если ты обрабатывающий центр ставишь, то там уже профессия "Оператор" называется: воспринимается иначе, да и зарплата поинтереснее.

У меня сейчас паренек работает – сам программы пишет. Получает от этого огромное удовольствие.

– Каков ежегодный объем инвестиций в модернизацию производства? Растет ли эта цифра?

– Не очень растет. Последние несколько лет мы тратим на ремонт и модернизацию порядка 150 – 170 млн рублей. Около половины – модернизация, оставшиеся средства вкладываются в содержание зданий и сооружений.

– Какая у вас средняя зарплата по итогам 2020 года?

43-44 тысячи.

– Как это для Навашино? Нормально?

– Да. А по рабочим (сварщикам, сборщикам, трубопроводчикам) заработок составляет 60-80, а то и 100 тысяч. Если захочешь – заработать можно. Все условия имеются.

– Какая загрузка сейчас?

– Загрузка есть, продолжаем работать над привлечением заказов.

Напоследок хотелось бы добавить, что на Окской судоверфи нам очень понравился дружный коллектив и продуктивная рабочая атмосфера.

Редакция портала Корабел.ру от всей души поздравляет Владимира Куликова с юбилеем и желает всего наилучшего.

Наши новости в Telegram

Автор: Петр Щеголихин
Поделиться новостью
"Балтийский завод", АО Россия, Санкт-Петербург+7(812)324-94-35, +7(812)324-93-70
"Окская судоверфь", АО Россия, Навашино+7(83175)5-75-46
"Севастопольский морской завод имени Серго Орджоникидзе", ФГУП Россия, Севастополь+7 (8692) 55-99-50


Комментарии   1.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или
-0+
#Жуков Дмитрий Сергеевич, 05.02.2021, 18:00Уникальный человек
Долгих лет
Здоровья здоровья и еще раз здоровья Владимир Павлович!

Предыдущая новость