- A + КомментарииПрочитано 4838 раз   |
30 октября 2012 состоялся спуск на воду океанского спасателя «Игорь Белоусов» для сил поисково-спасательного обеспечения  ВМФ, на борту которого будет установлен  глубоководный ный комплекс (ГВК) для спасания экипажей аварийных подводных лодок. Это первый корабль такого класса, строящийся для ВМФ России.



С момента ввода в эксплуатацию его предшественников – спасателей проекта 537 «Эльбрус» и «Алагез» – прошло более тридцати лет. За эти годы выросло целое поколение водолазов и инженеров по водолазному оборудованию, которое не просто не знают, что такое глубоководный водолазный комплекс, но и не представляет себе, что в России может быть построено и введено в эксплуатацию подобное сооружение.
Не удивительно, что именно ГВК спасательного судна «Игорь Белоусов» вызвал среди специалистов большой интерес, а судьба его – оживленные и временами ожесточенные споры. Однако, при этом высказывается масса аргументов, не выдерживающих никакой профессиональной критики, зачастую приводятся не только недостоверные, но и просто передернутые сведения, кое-где пишут даже о том, что закупка ГВК по импорту зарубила на корню всю российскую глубоководную водолазную программу.

Как и в многочисленных материалах, опубликованных после гибели АПЛ «Курск», авторы эмоциональны, бескомпромиссны и не особо утруждают себя знанием дела и фактов. Это не может не вызывать сожаления, т.к. в очередной раз дискуссия вокруг узко специальной проблемы превращается в базар, а порой и в сведение счетов.

Именно поэтому споры вокруг ГВК «Игоря Белоусова» нельзя оставить без внимания и комментариев, и имеет прямой смысл разобраться в существе спорных вопросов по-позиционно.

Но прежде чем углубляться в существо этих дискуссий, скажем пару слов о том, с какими заделами судостроительная промышленность России подошла к созданию этого комплекса, и вообще что представляет собой ГВК «Игоря Белоусова».

Первый, можно сказать, базовый вопрос - какие заделы в области строительства ГВК были в России на момент закладки СС «Игорь Белоусов»? И имеет ли страна сейчас необходимые научно-технические и производственные основы для создания полностью отечественного глубоководного водолазного комплекса? Для ответа на эти вопросы посмотрим историю создания ГВК в России. В приведенной ниже таблице перечислены судовые и береговые ГВК длительного пребывания под давлением, построенные в нашей стране. Из рассмотрения исключен импорт: ГВК, поставленные на плавучие технические средства Мингазпрома в 1980-х годах (буровые суда и платформы, суда обеспечения подводно-технических работ), и ГВК, установленные на научно-исследовательские суда Академии наук СССР. Исключены также варианты ГВК без режима ДП – это даже не вчерашний, а позавчерашний день. Поэтому отпадают: проекты 532, 527 «Эпрон», 530 «Карпаты».

Фактически в те годы ГВК строились только по заказу ВМФ и устанавливались на объектах ВМФ за одним лишь исключением: это глубоководный водолазный комплекс проекта 10470 "Акванавт-300", построенный по заказу Мингазпрома и установленный на борту специального судна «Свияга».

Перечень отечественных глубоководных водолазных комплексов


на борту судов
наименование год пост-ройки рабочая глубина Проектировщик ГВК состояние на момент завершения проекта
1 Пр. 537 "Эльбрус",
"Алагез"
1980 г. 250 Западное ПКБ сдан

 
Пр. 10470 "Свияга" 1985 г. 300 Западное ПКБ сдан

 
Пр. 05430 «Гиндукуш» 1989 г. 300 Западное ПКБ, ПКБ "Алмаз" не достроен

 
Пр. 10471 ГВК-500 Конец 1980-х 300 (с увеличением до 500) ПКБ "Алмаз" проектирование прекращено
на борту специальных подводных лодок

 
пр. 940 "Ленок" 1976 г. 500 Тех. проект:
40 НИИ ВМФ,
РКД - Лазурит
сдан

 
пр. 1840 ПБЛ 1980г. 300 СПб МБМ "Малахит" сдан
береговые

 
ГРК-30 1971г. 300 40 НИИ ВМФ сдан

 
ГБК-50 1987г. 500 СПб МБМ "Малахит" сдан

 
ГКК-ДП-300 1975 г. 300 СКБ ОТ Института океанологии АН СССР сдан
 

Общими отрицательными чертами отечественных ГВК, по сравнению с зарубежными аналогами, являлись большие массы (в 1,5 - 2 раза больше в сравнении с зарубежными образцами) и габариты пультов управления, арматуры и приборов, более низкая точность поддержания заданных параметров дыхательной газовой среды, нерешенность вопросов создания единой кабель-шланговой связки водолазного колокола, лебедок для кабель-шлангов с регулируемым усилием, отсутствие системы возврата и очистки гелия, отсутствие самоходного гипербарического спасательного катера и целый ряд других проблем.
Итак, из таблицы видно, во-первых, что все ГВК за двумя  исключениями проектировались Западным проектно-конструкторским бюро (с 1998 года объединенным с ПКБ "Алмаз") и СПб МБМ "Малахит", проектировались они  в 1980-е годы - т.е. более 30 лет назад, и с тех пор к вопросу создания ГВК отечественная промышленность не обращалась. Это автоматически повлекло за собой потерю конструкторской школы, т.к. за эти годы сменилось едва ли не два поколения конструкторов, а также потерю наработок по элементной базе, безнадежно устаревшей вследствие общего технического прогресса и не отвечающей современным требованиям. Так что говорить о существовании в России научно-технического и промышленного потенциала, способного сегодня в разумные сроки и за разумные средства создать отечественный ГВК, увы, не приходится. Мы можем, бесспорно, катать и варить практически любые прочные корпуса барокамер, но их насыщение - иллюминаторы, люки, вводы и, особенно, другие составляющие глубоководного водолазного комплекса, такие, как системы жизнеобеспечения, контрольно-измерительные приборы и аппаратура газового анализа, системы пожаротушения, кабель-шланговые лебедки, водолазные колокола и водолазное снаряжение являлись – и являются нерешенной проблемой. К сожалению, это так, и кто утверждает иное - лукавит.
Подводя итог сказанному, можно, к сожалению, констатировать, что мы не потеряли за последние 30 лет потенциал в части создания ГВК – мы его просто не имели. На мой взгляд, не имеем реального потенциала и сейчас…

Итак, поняв общее состояние научно-технического потенциала страны в области глубоководной водолазной техники, вернемся к ГВК "Игоря Белоусова".
Что же представляет собой этот ГВК?

В немногих словах комплекс представляет собой установленные стационарно на борту судна и соединенные между собой 6 жилых барокамер, в которых под давлением до 45 – 50 атм (соответствующим глубине 450 – 500 м) живут 24 водолаза-глубоководника. Во время работы в они в специальном, герметично стыкующимся с судовыми барокамерами водолазном колоколе спускаются на находящийся под водой на глубине до 450 – 500 м объект, в течение нескольких часов работают на объекте, затем возвращаются в колокол и под тем же давлением, под которым они работали на объекте, поднимаются на поверхность. На поверхности колокол стыкуют с судовыми барокамерами, водолазы переходят в жилые отсеки барокамер и, не проходя декомпрессии, отдыхают до следующего спуска, а их место в водолазном колоколе занимает другая смена, а затем следующая и следующая, обеспечивая практически постоянную работу на объекте. И так в течение двух - трех недель – или до завершения работы. Декомпрессию водолазы проходят один раз – по завершению работы или допустимого времени пребывания под давлением.

Во время пребывания людей в барокамерах давление дыхательной смеси, ее состав, температуру и влажность поддерживают автоматически специальные системы жизнеобеспечения. Управление всеми агрегатами комплекса производится с центрального и вспомогательных пультов управления ГВК. Запас компонентов дыхательной смеси содержится в баллонах высокого давления, отработанная гелиокислородная дыхательная смесь собирается, очищается и вновь закачивается в баллоны для ее повторного использования.

В прессе и в интернете ставится ряд вопросов в связи с этим проектом. Разберем их "поштучно".

Первое техническое задание на этот ГВК было составлено заказчиком  - ВМФ  в  2005 году. Проектирование комплекса было поручено нижегородскому ЦКБ «Лазурит», практически не имевшего, как видно из таблицы, опыта проектирования ГВК. Это не замедлило сказаться – уже через несколько лет, поняв, что задача создания ГВК в предусмотренные сроки слишком сложна не только для самого «Лазурита», но и для отечественной  промышленности в целом, заказчиком в 2009 году было принято решение привлечь к работам специализированную инофирму. Руководство «Лазурита», по согласованию с заказчиком, выбрало в качестве партнера итальянскую фирму «Драсс-Галеацци», практически похоронив тем самым саму идею создания полностью отечественного глубоководного водолазного комплекса.

Однако и это не спасло положения, и в 2012 году ВМФ разорвал контракт с «Лазуритом» и выбрал в качестве нового поставщика ГВК компанию «Тетис Про».
Почти сразу после этого решения  в прессе и в интернете начал активно обсуждаться ряд связанных с этим контрактом вопросов, часть которых была, как говорится «по делу», а часть просто не имела под собой сколько-нибудь рациональной  основы. Основным критиком принятого решения было отстраненное от выполнения контракта ЦКБ "Лазурит".

Поднятые "Лазуритом"  вопросы - а числе прочих была и жесткая критика принятого ВМФ решения, сводились в основном  к следующему: поставляемый комплекс – не серийное изделие (а это было одно из требований контракта), сроки и стоимость поставки, указанные в контракте, нереальны и будут сорваны, фирма «Тетис Про» в этом контракте играет чисто посредническую роль, и, наконец, закупка ГВК по импорту уничтожает сделанный за последние годы отечественными предприятиями большой задел в области ГВК и ставит крест на перспективах развития отечественного глубоководного водолазного дела. И много других менее важных вопросов.

Во-первых, надо сразу сказать, что понятие серийности  для глубоководных водолазных комплексов не однозначно. С одной стороны, каждый ГВК – вроде бы штучное изделие, сделанное по индивидуальному заказу, отличающееся друг от друга количеством водолазов под давлением, рабочей глубиной, количеством, размерами и расположением барокамер и пр. Редко, когда один заказчик закупал две - три одинаковых комплекса для своих нужд для установки на свои суда одного проекта. Но совершенно другое  дело - элементная база, из которых ГВК собран, как детский конструктор: иллюминаторы, люки, газовые и кабельные вводы, трубопроводная арматура, светильники, вентиляторы, аппаратура газового анализа, контрольно-измерительная аппаратура, кабели, шланги и пр. Серийной является именно элементная база, которую можно выбирать из каталогов, закупать у поставщика и ставить на свое изделие исходя из его параметров и назначения. Более того, почти по всем комплектующим изделиям существуют т.н. нормальные ряды, рассчитанные на различные рабочие давления, производительности и иные рабочие параметры. Именно серийная элементная база делает не нужным проведение новых дорогостоящих и длительных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ (НИОКР) в уже освоенном диапазоне глубин - а сегодня это глубины до 450 - 500 м.  А отсутствие необходимости в НИОКРах резко снижает и стоимость изделия, т.к. всегда серийное изделие дешевле головного с отнесением на него стоимости предшествовавшего НИОКР. И это объясняет второй спорный вопрос - почему импортный ГВК стоит дешевле отечественного: на импортный ГВК идут серийные комплектующие изделия, на отечественном ГВК сегодня  разработка каждого узла  требует НИОКРа.

Хотя коммерческая составляющая меня интересует в малой степени, как историк водолазного дела я больше озабочен технической стороной проекта, мое мнение касательно возможного срыва сроков поставки и ценовых условий следующее: есть контракт, есть контрактные сроки поставки и цена, есть неустойка при срыве сроков. Если новый поставщик не уложится в цену - это только его проблемы. О чем еще говорить? Все проблемы - и последствия - на стороне поставщика, а уж никак ни за что не отвечающих "сочувствующих".

В данном случае смешно говорить о посредниках - ведь закупается не банка с солеными огурцами и не десяток - другой баллонов. Самый близкий аналог закупаемому комплексу - небольшой химический завод, в состав которого входят и сосуды, работающие под давлением в 50 атмосфер, и баллоны высокого - до 400 атмосфер - давления, и компрессоры, и холодильные машины, газовые системы высокого давления, системы очистки дыхательной среды и контроля за ее составом, грузоподъемные устройства, водолазное снаряжение, инструмент, оснастка и масса, масса иного оборудования. Все это весит сотни тонн, имеет объем тысячи куб м., занимает несколько палуб судна. В добавление к поставке в контракте прописан и шеф-монтаж оборудования на борту судна. Одно лишь только управление этим контрактом требует немалого коллектива высокопрофессиональных инженеров, экономистов и управленцев. О каком посредничестве идет речь - это работа высококвалифицированная, работа огромная, нелегкая и весьма ответственная: ведь за всеми этими десятками тонн "железа", километрами трубопроводов и кабелей, сотнями машин и агрегатов стоят не только деньги, но и жизни людей, которые будет работать на этой технике.
В связи с этим утверждение о том, что «...Сделать требуемый ГВК очень легко – надо всего лишь объединить серийный декомпрессионный и серийный водолазный ГВК, модернизировать их, добавить систему приготовления ДГС и адаптировать к судну и к его системам управления.. Для этого нужен всего-лишь «посредник-переводчик»»… », которое иногда выдвигается в спорах вокруг ГВК "Игоря Белоусова", вызывает удивление своим дилетантским или явно рассчитанным на дилетантов, не любящих «посредников» подходом. Ведь именно в перечисленных задачах и заключается проектирование изделия - объединение в один работающий комплекс десятков различных серийных или специально разработанных систем, устройств, приборов и агрегатов.
Что касается того, что «...покупка импортного ГВК закрывает дорогу развитию строительства отечественного ГВК...» - но ведь купили же мы в свое время Fiat-124, и эта закупка не только перевела автопром России на новый, гораздо более высокий уровень, но и дала возможность продукции нашего автопрома выйти на зарубежный рынок. Поставка импортного ГВК позволит нашей промышленности не изобретать велосипед, а сделать шаг вперед, оттолкнувшись от современного уровня водолазной техники (при желании конечно, и заказчиков, и отечественной промышленности, наличие которого  пока не очевидно).

Утверждение, что за рубежом все ГВК имеют рабочую глубину 300 м - прямая неправда. На сегодняшний день на борту ряда судов обеспечения подводно-технических работ западных компаний-операторов стоят глубоководные водолазные комплексы с рабочими глубинами 400 м (Seven Havila, рабочая глубина 400 м, 2 водолазных колокола, барокамеры на 24 водолаза) и 450 м (Acergy Osprey, рабочая глубина 450 м, 2 водолазных колокола, барокамеры на 18 водолазов). Это так, к примеру, список этот можно расширить.

Мне не хочется в этой статье обсуждать нюансы технического характера - эти вопросы решаются в конкретном разговоре профессионалов, а не голосованием общественности. Мне не хочется также обсуждать такие "ляпы", как утверждение, что ГВК "Лазурита" (не существующий, кстати), делает судно-спасатель"Игорь Белоусов" в 2 раза эффективнее любого другого иностранного спасательного судна - почему в 2 а не в 22? Почему заявляя это, не приводится ни одного аргумента, кроме взятой даже не с потолка, а вообще неизвестно откуда, цифры?
А теперь, разобравшись с конкретными вопросами, поговорим о месте и роли российских компаний в деле создания водолазных комплексов. В т.ч. глубоководных.

Начну с «Лазурита», как компании, имеющей 60-летнюю историю работы в области кораблестроения. Что есть у "Лазурита" в послужном списке по водолазной тематике вообще? ГВК спасательной подводной лодки пр. 940 "Ленок"? Но ведь не секрет, что до уровня технического проекта этот комплекс сделали специалисты ВМФ - они живы до сих пор и дай им бог здоровья. А конструкторы "Лазурита" лишь выпустили РКД по готовым техническим решениям. Разве это тот опыт, на который можно опираться? И было это более 30 лет назад - что осталось на предприятии от того опыта и от того коллектива? А что еще? Ничего...
К сожалению, оказалось, что реально "Лазурит" не имеет ни необходимого опыта, ни, главное, потенциала для выполнения такого сложного в техническом и коммерческом отношении контакта, как создание ГВК. И это даже с закупкой основных компонентов комплекса по импорту у "Драсс Голиаци" - т.е. сделал именно то, в чем сейчас "Лазурит" же обвиняет своего конкурента "Тетис-Про" …

Да, "Лазурит" создал спасательные обитаемые подводные аппараты пр. 1855 и пр. 18270 и другие, но ведь к водолазному, а тем более глубоководному, оборудованию они никакого отношения не имеют - это совершенно другая техника, построенная по иным правилам. Это совершенно другая элементная база, не имеющая буквально ничего общего с обитаемыми гипербарическими комплексами, в отсеках которых люди находятся под давлением 50 атмосфер в смеси гелия с долями процента кислорода. И ссылка на них при обсуждении проблем с ГВК абсолютно некорректна, если не сказать большего.
Так где же сегодня - и вообще в последние годы - "Лазурит" на рынке водолазного оборудования? Спрос на барокамеры и судовые водолазные комплексы в стране существует - если "Лазурит" такой опытный, то почему не было от него предложений на поставку? Почему предложений "Лазурита" нет на рынке водолазных барокамер, почему "Лазурит" не участвует  ни в одном конкурсе на поставку судовых водолазных комплексов малых и средних глубин, например, для Госморспасслужбы, которая закупает их для своих серийных спасательных судов? Почему за эти контракты коммерческие фирмы дерутся, выигрывают и выполняют их в предусмотренные контрактом сроки и за предусмотренные контрактом суммы, а "Лазурит" позволяет себе проходить мимо этих заказов?
Ну ладно, предположим, что водолазная тематика не в профиле "Лазурита", хотя тогда почему он взялся за такой неизмеримо более сложный контракт, как создание ГВК практически на пустом месте? В надежде, что "кривая" вывезет?

И как быть с контрактом на поставку малогабаритных одноместных подводных аппаратов, подписанным недавно ВМФ с одной из коммерческих фирм? Здесь-то у "Лазурита" не должно было быть  проблем - ведь он и специализировался именно на малогабаритных обитаемых подводных аппаратах и вполне справедливо гордится созданными им аппаратами пр. 1855, 18270, 18271.  Так почему же "Лазурит" не участвовал в этом конкурсе? Или у "Лазурита" куча заказов и у него просто нет сил взять и выполнить что-то еще? Но тогда почему, как это видно из его годового отчета за 2011 год, у него последнее время из года в год систематически падает выручка и прибыль, а доля выручки от сдачи в аренду помещений в общем объеме доходов растет?  Значит, нет работы по основной тематике? Или дело в том, что этот контракт предусматривал поставку конкретного оборудования в конкретные и вполне обозримые сроки, а в таком режиме предприятие "Лазурит" работать не умеет? Мелкие заказы? Так ведь курочка по зернышку клюет...

Пассивность «Лазурита» в конечном счете привела к тому, что он, имея хороший старт с ГВК-500,  потерял, не успев завоевать, свое место на отечественном рынке водолазных комплексов. Именно за эти годы коммерческие фирмы «Тетис Про», «Дайвтехносервис», «Авквавелсервис» освоили в производстве и успешно поставляют мелководные водолазные комплексы – «Лазурита» здесь нет. Более того, буквально только что российская фирма, специализирующаяся на строительстве подводных трубопроводов и монтаже иного подводного оборудования, закупила у одной из азиатских фирм-изготовителей глубоководный комплекс  – с привлечением фирмы «Дайвтехносервис» – и опять без «Лазурита». В понимании специалистов «Лазурит» на рынке водолазного оборудования, к сожалению. недееспособен.

Плохо верится, что в таком регионе, как Нижний Новгород, обладающим едва ли не наиболее мощным после Санкт-Петербурга научным, конструкторским и промышленным судостроительным потенциалом нельзя было создать некое объединение, которое могло бы комплексно, от ОКР до поставки готовой продукции, решить проблемы водолазной подотрасли страны и хотя бы в какой-то степени избавить страну от импорта? А ведь спрос на работоспособную и конкурентоспособную водолазную технику в стране есть, надо только этим заниматься, как это и делают коммерческие фирмы. Или "красному" директору "Лазурита" проще выколачивать деньги из бюджета и винить в своих бедах всех вокруг, а не сесть и не подумать - какое место на рынке подводной техники может занять такая организация, как "Лазурит" с его, не побоюсь этого слова, славным прошлым и могучим производственным потенциалом под боком?... Ведь при грамотной постановке вопроса предприятие "Лазурит" стало бы мощным игроком на рынке водолазного, да и вообще подводного оборудования. Но для этого надо крутиться, а ведь не хочется - или не умеется.?

Раньше проблемы взаимоотношений с конкурентами решались проще - в 1930-1950-е годы они объявлялись врагами народа, и выбор у них был невелик - в лагеря или в лучшем случае в "шарашку", в 1960 - 1980-е годы они были "цеховиками" и на них была управа в виде ОБХСС, а сейчас как быть?... Тем более что у конкурентов все в порядке и с выполнением подписанных контрактов, и с налоговой инспекцией, и с профсоюзами? Вот и остается только писать как можно больше, умалчивая или передергивая факты, и выжимая слезу у обывателя - поскольку профессионалов на эти фокусы не взять - они на то и профессионалы, что знают и историю вопроса, и цену "обиженным".

Хотелось бы сказать, что с потерей заказа на ГВК для "Игоря Белоусова" жизнь для "Лазурита" не кончается. Бюро по прежнему имеет контракты на модернизацию созданных ими в 80 – 90 х годах подводных аппаратов серий "Приз" и "Бестер", а также на разработку нового аппарата пр. 18271 для «Белоусова». Уверен, что при грамотной оценке потребностей ВМФ  «Лазурит» найдет, что еще предложить. Фирма по-прежнему достаточно жизнеспособная, ей надо только не обижаться на внешний мир за проигранные контракты, а подумать над своим местом в этом мире, ну, и, естественно, заставить крутиться руководство фирмы не только по "бюджетным" коридорам и кабинетам, но и среди реальных заказчиков с их реальными контрактами и реальными деньгами...

Я не питаю иллюзий и относительно компании «Тетис Про» - жизнь сталкивала с ними в течении 15 лет… У нее, конечно, есть слабости, многое, наверное, я на месте ее руководства делал бы по другому, но это легко говорить со стороны. Однако объективно развитие «Тетис Про» впечатляет. За несколько лет из развалившегося "совкового" до мозга костей почтового ящика эпохи развитого социализма - КБ Кислородной дыхательной аппаратуры в г. Орехово-Зуево, вошедшего в 90-е годы  в группу компаний Тетис, они сумели создать современное предприятие – ОАО «КАМПО», выпускающее серийно водолазную технику. Предприятие, вооруженное по последнему слову техники, в т.ч. автоматическими рабочими местами конструкторов, обрабатывающими центрами в цехах, специализированной испытательной базой. Несколько лет назад «Тетис Про» ввел в эксплуатацию производственный корпус под Москвой с офисными, конструкторскими помещениями, с опытно-экспериментальным производством, с испытательным бассейном глубиной 8 м, учебным классом для подготовки и сертификации персонала заказчика, с сборочно-испытательным цехом , с огромными современными складами и базой комплектации.   И все это – без единой копейки из государственного бюджета, только за счет своей работы. Образно говоря, прибыль полученная от исполнения госконтрактов не проедается, а вкладывается в развитие компании. Хотя, как я уже говорил выше, «Тетису» явно недостает классической советской конструкторской «школы» со всеми ее атрибутами, а его собственная производственная база могла бы быть помощнее.

То же самое в значительной степени можно сказать и про «Дайвтехносервис». Там также налицо прогресс и развитие конструкторской и производственной базы, явно заметны инвестиции руководства компании в собственное развитие. У «Дайвтехносервиса» определилось собственное лицо, собственное место на рынке водолазной – и вообще подводной – техники, у него есть свой круг заказчиков, которые доверяют фирме и неоднократно обращаются к ее услугам. И проблемы, на мой взгляд, у «Дайвтехносервиса» те же самые, что и у "Тетиса-Про", хотя и в несколько большей степени – значительный упор на коммерцию, недостаток собственных конструкторских и производственных мощностей. Но налицо самое главное  - постоянный прогресс во всех сферах деятельности, рост доли собственного производства и разработок.

Иногда "Тетису Про", как и другим коммерческим фирмам ставят в упрек то, что они берут на работу отставных военных, используя их по прямой специальности  – но это не недостаток – это достоинство фирмы. Мало того, что эти компании приобретают поистине золотой фонд работников – грамотных, дисциплинированных, ответственных, имеющих практический опыт, они делают большое социально значимое дело, трудоустраивая вышедших в отставку и вынужденных ломать весь свой уклад жизни людей с минимальными потерями для них – используя накопленный отставниками производственный и жизненный опыт и снимая иногда очень болезненную для них проблему адаптации в гражданском мире. 

Любая фирма, во всем мире,  при возможности берет подобных людей на работу и, как правило, не жалеет об этом. Вообще инвестиции в людей наиболее эффективны, ведь любая компания – это прежде всего люди, а лишь потом здания и оборудование.

В заключении хотелось бы сказать, что только сам факт того, что у нас в стране через несколько лет появится современное судно, способное обеспечить водолазные работы на глубинах 450 – 500 метров, позволяет надеяться, что не все для водолазного дела России потеряно, и что мы вернем себе место в этом мире, которое наши предки достойно занимали в конце XIX века трудами офицеров Кронштадтской водолазной школы, и наши отцы и деды в середине ХХ века усилиями Аварийно-спасательной службы ВМФ и отечественной науки и промышленности.
Глубоководному водолазному делу России – БЫТЬ! 
Боровиков Павел Андреевич

Краткая справка об авторе:

Боровиков Павел Андреевич.1939 года рождения, кандидат технических наук, старший научный сотрудник, начальник отдела  техники и технологии подводной добычи нефти и газа ДОАО "ЦКБН" ОАО Газпром

Один из технических руководителей программы глубоководных водолазных погружений Института океанологии им. П.П. Ширшова АН СССР в конце 1960 - 1970-х годах. Принимал непосредственное участие в разработке, строительстве и испытаниях подводной лаборатории «Черномор», глубоководного берегового гипербарического комплекса ГКК-ДП-300 с рабочей глубиной 300 м, принимал участие в создании судового глубоководного водолазного комплекса на НИС Института океанологии АН СССР. С 1982 по 1989 год – заместитель директора ВНИПИМорнефтегаз по научной работе, курировал создание и внедрение в практику работ предприятий Министерства газовой промышленности глубоководных водолазных комплексов.

С 1990 года и по настоящее время занимается вопросами создания и внедрения  в практику подводно-технических работ современной водолазной, в т.ч. глубоководной техники.

По роду своей деятельности хорошо знаком как с технической, так и с организационной сторонами проблемы создания и внедрения в практику работ  глубоководных водолазных комплексов, поддерживает тесные личные контакты со специалистами ведущих зарубежных фирм, производящих глубоководное водолазное оборудование и фирм, выполняющих подводные работы на морских нефтегазопромыслах, был на производственных и испытательных базах этих фирм. Хорошо знаком с современным состоянием проблемы как у нас в стране, так и  за рубежом.

Увлечение – изучение истории водолазного дела, музейная деятельность.


Автор книг:

«Человек живет под водой» П. А. Боровиков, В. П. Бровко. 1968, 1975 гг.
«Лаборатория на морском дне» П.А. Боровиков. 1977г.
«Подводная техника морских нефтепромыслов» П. А. Боровиков, В. Н. Самарский. 1980
«Водолазное дело России». П.А. Боровиков. 2005 г.
«Иллюстрированная история водолазного дела России России. Illustrated History of Russian Diving 1829 1940г» П.А. Боровиков. 2008 г.
«VASA Второе рождение» П.А. Боровиков. 2011 г.


Автор более 50 научных статей по данной теме.
Поделиться новостью
"Тетис Про", АО
Россия, Москва+7 (495) 786-98-55
"Алмаз ЦМКБ", АО Россия, Санкт-Петербург+7(812)373-28-00
"Центральное конструкторское бюро Лазурит", АО Россия, Нижний Новгород+7(8312)73-11-01
"Малахит", СПМ БМ АО Россия, Санкт-Петербург+7(812)388-35-90
"Дайвтехносервис", ООО Россия, Санкт-Петербург+7(812)350-95-44, +7(812)498-88-99, +7(812)498-88-77

Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   5.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или
-0+
#Yuri, 11.12.2012, 07:10продолжение кидания друг в друга....
 
Явно заказная статья - прочитай и подели на 10.
 
Интересно - занос помог Тетису или какая другая современная техника продаж, популярная в несильно развитых странах?
-0+
#Донской Алексей Владимирович, 11.12.2012, 14:22И по непроверенным данным статью "заказал" именно "Лазурит"
-0+
#Донской Алексей Владимирович, 11.12.2012, 14:24На самом деле - очень хорошая информативная статья. Спасибо автору!
-0+
#Бурков Анатолий Викторович, 11.12.2012, 22:42Автор авторитет в своей области. Некоторые его книги читал, хотя сам и не специалист в ГВК. Для иллюстрации того, что произошло в области "мозгов" по ГВК могу привести пример того, как однажды "спас" книгу автора «Подводная техника морских нефтепромыслов». Году так в 2003-2004 Балтийская инспекция РМРС чистила свою библиотеку и предложила унести все, что мне нравилось из того, что планировалось в макулатуру. Тогда много унес книг, среди которых была и эта, указанная выше. Прекрасная работа, выпущенная издательством Судостроение. Я ее так и сохранил в своей библиотеке - с автографом автора и коментариями каких-то специалистов из БИ РМРС. Хочу сказать, что если Регистр позволил себе недооценить и выбросить такую книгу на тот момент, то конечно и в сфере проектирования и строительства таких объектов за тридцать лет у нас большой пробел нарисовался. Отрадно, тем не менее, что совсем эта сфера не умирает, что ее продолжают развивать.
-0+
#Стрельцов Александр Яковлевич, 20.12.2012, 01:04Очень интересная и полезная статья! Поднимает важный вопрос о технологической модернизации России.
 
Как пишет афтор: "споры вокруг ГВК «Игоря Белоусова» нельзя оставить без внимания и комментариев, и имеет прямой смысл разобраться в существе спорных вопросов позиционно."  И приводит много интересных исторических фактов.  :-)
 
Ну что же, давайте разберёмся!
 
Великими научными трудами сотрудников НИИ № 40 было доказано, что работа водолаза на глубине 500 метров ОЧЕНЬ затруднена по причине болевых ощущений, возникающих  в суставах:  http://kursk-pravda.narod.ru/lastHeroy.htm#joint
 
Кроме того, профессия водолаза относится к категории самых опасных:
http://aleksstreltsov8.narod.ru/DiverDrowning.wmv
 
далее...

Предыдущая новость