Александров В. Л.: "Нерешаемых задач нет"

- A + КомментарииПрочитано 5454 раза   |
Мы договорились с Владимиром Леонидовичем Александровым, до недавнего прошлого руководившим «Адмиралтейскими верфями», о том, что он поделится с нашими читателями своими мыслями об отечественном судостроении. Согласитесь, что человеку, 44 года отработавшему на одном из главнейших предприятии страны, более четверти века руководившего им, наверняка есть что сказать. Представляем Вашему вниманию текст нашего первого диалога с Героем России, Почетным гражданином Санкт-Петербурга, Президентом НТО судостроителей им. Академика А.Н. Крылова.
 Ивакин: Владимир Леонидович, Вы четверть века рулили самым заметным судостроительным заводом России. За эти годы много воды утекло, многое изменилось. Прошу Вас поделиться, в самом широком диапазоне, мыслями об отечественном судостроении. Хотелось бы узнать, что вы думаете о том, что было, что есть, какие перспективы нас ждут. И, наверное, правильно было бы начать цикл наших бесед с рассказа о родном для Вас предприятии.
Александров: Что ж, я часто в таких случаях приговариваю: «Поставьте мне задачу похвалить - и я вам расскажу, как прекрасен завод «Адмиралтейские верфи». А если надо покритиковать - я вам расскажу, как не очень хорош этот же завод. И то, и другое будет правдой». Внутренним чувством мы ждем перемен, но как и когда они произойдут — сложно предсказать.
Конечно, сегодня, возвращаясь к пройденному пути — а я 44 года отработал на Адмиралтейском заводе - я горд и счастлив, что мне довелось работать на этой верфи, одной из уникальных по широте, номенклатуре, диапазону строящихся кораблей и подлодок, глубоководных аппаратов и транспортных судов.
Действительно, не каждому предприятию дано освоить такую технику, от гребных галер до самых совершенных судов и кораблей. К числу факторов, позволивших это сделать, относится противоречие между техническими возможностями завода и высокой квалификацией кадров, их желанием работать и познать новое.

Мы, когда готовились к 300-летию верфи, провели исследовательскую работу, встречались с ветеранами, коллегами. И люди давали достаточно разностороннюю оценку работы завода. Бывшие работники предприятия, начальство разного уровня, научные специалисты, коллеги, посторонние люди - все сходились на том, что далеко не каждому предприятию удается подготовить такой сплоченный коллектив. Я сам бы выразил эту мысль так. Есть два понятия: мастер и ремесленник. Ремесленник — очень хорошее слово, но мастер есть мастер. И, на мой взгляд, у нас на заводе больше мастеров. Вы, когда работали на «Адмиралтейском», ведь знали, что есть такие бригадиры, которые смогут сделать любую работу. При этом рассматривая чертеж, как опытный закройщик, дизайнер, а не просто механический исполнитель.

Я очень рад, что в 2010 году верфи сдали три подлодки. В том числе и новейшую - «Санкт-Петербург». Да, затянули со сдачей, но не по своей вине. В этом отразились элементы безответственности, что появилась у нас в последние годы. Когда не с кого спросить за качество и надежность поставляемой техники. Сдали и две серийные подлодки, а сегодня ведь даже сдача серийной лодки — это большое событие.
Мне очень приятно было слушать нашего заказчика, Сергея Франка, когда он, докладывая премьер-министру Путину о наших танкерах, сказал: «Мы очень довольны высоким качеством». И отметил, что в ближайшее время будут планироваться арктические рейсы этих танкеров, и они покажут более высокие качества, чем аналогичные корейские. Я лично в этом не сомневаюсь. Подобные отзывы говорят о квалификации людей, их природной сметке, их уважении к заводу.
Конечно, «Адмиралтейские верфи» прошли огромную школу — если вспомнить историю, половина петровского флота, принимавшего участие в Северной войне, была построена на петербургской верфи. Царь прекрасно понимал, что без нового завода ни Архангельск, ни Воронеж, ни приладожские города флота не сделают. И знаменитые 99 галер, принимавшие участие в Гангутской битве, все были спущены на нашей верфи. Поэтому вклад Адмиралтейства в победу в Северной войне трудно переоценить. Такая же ситуация была и во времена более поздние, когда Екатерина осваивала Черноморские земли: Черное и Средиземное моря бороздили корабли, тоже, в основном, нашей постройки.

Но на Руси всегда, чтобы продвинуться в области судостроения, надо проиграть какую-нибудь войну. Когда закончились времена Петра, закрылись грандиозные программы строительства, опустела казна, флоту начали уделять гораздо меньше внимания, и он зачах. В каком-то смысле и сегодня — схожее время. Но как только приходили тревоги, власти находили силы собрать народ, средства, и начиналась эпоха развития. В Петровские времена расцвели, был определенный спад при Екатерине, потом было поражение в Русско-Крымской войне, потом — в Русско-Японской войне, потом началась Первая мировая война. Здорово, что впервые после Русско-Японской войны была четко сформулирована программа развития флота: Малая — в 1907 году, и Большая кораблестроительная программа — в 1912 году. Я очень люблю историю и много читаю в свободное время. Поражает меня размах производств того времени, ведь не было такой сложной техники, не было многого оборудования, только появились прогрессивные станки, материалы, стали, элементы радиоэлектронного вооружения, оружие новое, в конце концов.

Наш завод имел сдаточную базу в Таллинне. Вообще при царе в Таллинне было построено три завода: для строительства фрегатов, крейсеров и других больших кораблей, средний завод — Беккера, на котором мы находились — для строительства эскадренных миноносцев, и завод для подводных лодок. Пятьсот миллионов рублей было вложено в эти предприятия! Все делалось качественно и с умом — был построен городок, освоен полуостров Копли, там появился Политехнический институт, общежития, дома для преподавательского состава, больницы, электростанция, железная дорога, водокачка, реальное училище, школа, церковь — все было направлено на создание коллектива как единого целого. Чего, к сожалению, совершенно не делается сейчас. Нам надо обязательно внести сумятицу, сказать, чтоб на заводе ничего не было. А почему? Вот что сегодня представляет из себя человек в большом городе? Вышел он за проходную — кому он нужен? На Руси ведь никогда один человек не представлял интереса — ни для государства, ни для правительства, ни для кого. А вот трудовые коллективы давали человеку определение в обществе. В советские времена через разнообразные организации с людьми занимались. Мы сами прошли через это — в школьные годы, студенческие, и я ничего не могу сказать плохого про то время.

Возвращаясь к разговору, показательно блестящее развитие Николаевских заводов, хорошее развитие промышленности на Дальнем Востоке, где, опять же, появился и тот же Политехнический институт, кораблестроительный факультет, общепрофессиональная подготовка, и жилье. Это был мощный форпост отрасли на Дальнем востоке.
И в Петербурге было заметно оживление, «Адмиралтейские верфи» как раз в это время начали строительство новых цехов, модернизацию стапелей. Не зря завод получил контракт на строительство двух линкоров — попробуй построить такой пароход даже сегодня! Казалось бы, прошло уже почти сто лет, а все равно сложно. Тем более, что это был период клепаных корпусов, и вся паротурбинная установка строилась в условиях старых механических цехов. Это опять же, возвращаясь к теме несоответствия технических условий потенциалу самого предприятия, квалификации его коллектива. После расцвета на рубеже веков, в период с 17 до 30 года завод находился в весьма сложном положении. Но и тогда нашлись люди, которые сумели сориентироваться - так появилась большая программа по строительству подводных лодок. Как раз они — по габаритам, по характеристикам - соответствовали облику завода.

Квалификация людей позволила предприятию на 22 июня 1941 года сдать флоту уже 69 подлодок из 214. Лодки собирались, потом разукомплектовывались, и железной дорогой часть их отправлялась на Дальний восток, где в то время шло создание подводного флота. Наши корабли сыграли большую роль на Балтике и на Севере — в частности К-21, подлодка Лунина, которая торпедировала немецкий линкор «Тирпиц», С-65, подлодка Щедрина, памятник которой во Владивостоке стоит - тоже адмиралтейской постройки.

«Адмиралтейские верфи» за этот период построили 307 подводных лодок. И я рад, что благодаря нормальной, целенаправленной работе и авторитету у верфи и сегодня есть пакет заказов на 12 субмарин, и достаточно неплохая перспектива на период после 2017 года - в зависимости от того, конечно, как сложится переезд верфи в Кронштадт. Очень много было сделано в 60х - 70х гг, в области разнообразной подводной техники, осваивавшейся в разных интересах — для рыбаков, нефтяников, геологов, и конечно, ВМФ. В 1985 году на нашем подводном аппарате «Поиск-6» впервые состоялось погружение на глубину 6015 метров. Это огромное достижение науки, бюро-проектанта «Малахит» и завода-строителя, которые сумели создать аппарат. И нам приятно, что несколько месяцев назад наш глубоководный аппарат «Консул» успешно погрузился на глубину 6270 метров.

Большая роль отводилась заводу в строительстве спецсудов, комплексов для работы с космосом, контроля за пусками ракет — два известных наших больших теплохода «Маршал Неделин» и «Маршал Крылов». Кстати, четыре года назад мы были на Камчатке на борту «Маршала Крылова» - отличный корабль, в строю, работает без нареканий, хотя ему уже 22 года.
Конечно, огромный вклад «Адмиралтейские верфи» внесли в строительство транспортного и рыбопромыслового флота. Уникальные 16 крабозаводов, рыбомучные базы типа «Посьет», самая большая рыбообрабатывающая база «Восток». Короче говоря, не зря классики говорили, мол, покажи мне корабль или судно, и я тебе расскажу все о заводе, и о стране, и обо всем.

На заводе всегда был очень высокий уровень организации, хотя было много и непростых моментов. На классическом заводе есть центральный, оснащенный штаб управления заводом. Царь так, между прочим, и сделал — в 1914 году заложил здание, в 1916 — принял. Но его занимает нынешний Морской технический университет. Не последнюю роль играли бесконечные реорганизации. Одним из серьезных испытаний для нас стало объединение двух заводов в 1972 году. Оно не в полной мере выполнило поставленные задачи, но в этом отразился дух времени. Кроме того, к числу недостатков стоит отнести и психологическую обстановку в тот момент времени. Однако новое руководство смогло стабилизировать ситуацию - я в тот период отработал на заводе уже пять лет и хорошо помню все связанное с этой реорганизацией.

Граница между бывшими самостоятельными заводами чувствовалась. Кроме того, у объединения не очень хорошо обстояло дело с программой - в то время не пошел 705 проект, а это была «изюминка», сложнейшая лодка, на десятилетия опередившая время. В 78 году мы не смогли выполнить план, и все кончилось огромным скандалом, снятием с должностей. Как раз в 79 году, в конце апреля, я стал замдиректора по производству. В 82 году меня назначили главным инженером объединения, все это внезапно произошло: Валентин Федосеевич Бабанин ушел в ЦТСС и рекомендовал меня на этот пост. Я начал отказываться, меня уговаривали, мол, ты адмиралтеец по духу, а остальное можно прочитать, поднабрать, узнать, а брать людей со стороны — это не самый лучший выбор.

Тогда уже говорили о подготовке к строительству АПЛ 4-го поколения. Мы все тогда уже прекрасно понимали, что новые атомные проекты «тяжеловаты» для нашего предприятия. И хорошо, на самом деле, что мы сконцентрировались на строительстве ДЭПЛ и глубоководных станций. К моменту событий августа 1991 года у нас был уже достаточно большой портфель заказов. Это дизельные лодки и аппараты. В отличие от многих заводов, мы начали заниматься и судоремонтом.

Поэтому сегодня, оглядываясь на прошедшие 307 лет истории «Адмиралтейских верфей», отмечу, что они сыграли колоссальную роль в становлении российского флота и транспортной системы России, да и для города и страны наш завод сделал немало.
Заканчивая этот раздел, я скажу о своей работе на Адмиралтейском заводе. Та школа, которую мы имеем дает нам возможность сказать - для нас нет нерешаемых проблем. Дайте только время осмыслить суть поставленной проблемы, создать определенный план. Чем всегда отличалась судостроительная отрасль, так это жесткой системой планирования. Суматошно здесь работать невозможно — надо по «холодку», сесть с бумагой, с чаем или чем-то еще, в зависимости от ситуации, и составить четкий план своих действий.

Ивакин: И увязать с планами других соратников.
Александров: Совершенно верно. Здесь главное — помнить, что ты не один. Понятно, что строительство такого сложного объекта, как военный корабль, и тем более, подводная лодка — это сложный системный процесс, как сейчас модно говорить, главными выходными параметрами которого является цена и качество. Ты должен продать качественную вещь по нормальной цене. Относительно качества у нас никогда не было нареканий, на 35 сданных АПЛ по вине строителя не было ни одного происшествия. 

  Ну что ж, на протяжении полутора часов Вы добросовестно излагали нам историю «Адмиралтейских верфей». Думаю, что для первого раза этого будет достаточно, а в следующий раз поговорим о том, можно ли вернуть Россию в лидеры судостроения и что для этого необходимо сделать. Спасибо.

Беседовал Николай Ивакин.
Поделиться новостью
Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   3.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или
-0+
#Рыдловский Владимир Петрович, 10.11.2011, 10:51Интересно было бы услышать от Владимира Леонидовича перечень научно-технических задач, решение которых дало бы большой экономический эффект для завода.
-0+
#Грубов Дмитрий Александрович, 12.11.2011, 01:06Мне, как бывшему работнику "АВ", хотелось бы услышать мнение Владимира Леонидовича по следующему вопросу.
"АВ" были всегда славны не тоько трудовыми достижениями, но и весьма развитой "социалкой".
Это и базы отдыха, и дотация на питание, и, разумеется, Медицинский центр.
Эти факторы играли немалую роль в закреплении кадров на предприятии.
Что будет с "социалкой" АВ теперь, со сменой руководства и собственника?
-0+
#Buhtiar Виталий Валерьевич, 16.11.2011, 05:46С-65, подлодка Щедрина, памятник которой во Владивостоке стоит - тоже адмиралтейской постройки.
 
--------------------------------------------------------------------------------
 
C-56...  и как в старом анекдоте про Брежнева и его чучело: "Вместо памятника там стоит сама лодка". Сама по себе не памятник, а часть мемориального комплекса, который, в свою очередь, не про С-56 конкретно, а про весь ТОФ. Ну да кого это волнует?
 
P.S. С-65 - совсем другая лодка, тоже по-своему известная.

Предыдущая новость