"Можем повлиять на водолазный рынок труда"

- A + Автор: Ренарт Фасхутдинов КомментарииПрочитано 1288 раз   |
Основное направление деятельности Группы компаний "Строй-Эксперт Консалт" — это обучение и аттестация персонала, включая сертификацию, аккредитацию, лицензирование в различных сферах и так далее. Клиенты — любые юридические лица, которым требуется аттестация персонала или иные юридические услуги. Но в особенности "СЭК" полезен тем, кто занимается малым производством. Сюда входят, в первую очередь, монтажные организации, строительные, проектные и так далее.

Казалось бы, причем здесь наша отрасль? Не спешите с выводами — с морской, а точнее водолазной тематикой "Строй-Эксперт Консалт" связан очень плотно. А уж насколько важны водолазы для судоремонта или исследовательской деятельности, лишний раз объяснять нет смысла.

В ближайшие дни компания презентует свою новейшую учебную программу по подготовке водолазов по профессиональному стандарту. Стандарт этот вступил в силу в конце прошлого года, так что теперь готовить водолазов придется по новым правилам. Как именно — пока мало кто представляет на практике. Так что программа, разработанная "Строй-Эксперт Консалтом", сегодня сверхактуальна.

Презентация состоялась в конце марта в Севастополе в рамках Межрегиональной конференции "Охрана труда при проведении водолазных работ". Мы встретились с Владимиром Киркиным, ведущим специалистом ООО "Строй-Эксперт Консалт", чтобы побеседовать о новом стандарте и, в целом, о нюансах подготовки водолазов в России.
 
Владимир Киркин / ООО "Строй-Эксперт Консалт"

Вкратце расскажите, что это за история с новым стандартом?

— В конце минувшего года был принят профессиональный стандарт для водолазов. Он потребовал от этих специалистов несколько иных знаний и навыков, чем подразумевались ранее. Причем оценка соответствия нынешним правилам должна проходить независимо. Лишь после этого они смогут попасть в реестр квалифицированных водолазов.

Традиционные водолазные школы пока не спешат встраиваться в эту новую систему. Причин тому много. Главная – консервативность программ профессионального обучения. Менять их — проблемно и затратно. Поэтому у них есть желание повременить, присмотреться к тому, что происходит. В том числе и к тому, что делаем мы.

В силу такой ситуации мы естественным образом стали лидером в этом вопросе и первыми предлагаем свой учебную программу подготовки водолазов, полностью соответствующую новому профессиональному стандарту. Как вы уже знаете, она была представлена в Севастополе на межрегиональной учебной конференции. А в ноябре, я надеюсь, мы уже сможем аттестовать по ней первых водолазов.

Чем отличаются новые требования и с какими трудностями придется столкнуться водолазам?

— Главная трудность для водолазов — это несоответствие разработанного профессионального стандарта и межотраслевых правил охраны труда.

Если с водолазом произойдет несчастный случай и начнется расследование, а прокурор захочет выяснить подробности, он задаст вопросы — что вы делали конкретно, какие шаги предпринимали, чтобы спасти человека? Все ответят честно. Вывод будет — организованная группа лиц по предварительному сговору убила человека.

Проблема в том, что, если каждый из водолазов все сделает правильно, то он неминуемо нарушит типовые инструкции, которые в значительной степени уже отстали от времени, технических новинок и трудовых функций водолаза, которые вошли в профессиональный стандарт. Какой напрашивается вывод? Между формальными правилами, тем, что реально делают водолазы и профессиональным стандартом существуют противоречия. Эти противоречия придется устранять, научив людей работать в рамках профессионального стандарта и соблюдая межотраслевые правила охраны труда. С другой стороны, стандарт тоже следует корректировать учитывать существующие реалии.

Вот смотрите, водолазная отрасль в России насчитывает более ста лет, и у многих водолазов за плечами огромный опыт. Что изменится именно сейчас? Что такого придется делать водолазам, чего они не делали раньше?

— В принципе, отличие небольшое, но как в любом деле вся ситуация кроется в деталях. То есть если водолаз работает на строительстве, он должен уметь и бетон класть, и пилить, и монтировать, и сваривать. А в этом стандарте взяли и сварку изъяли. Соответственно, должен водолаз уметь варить под водой или нет? По жизни должен, по стандарту нет. Надо его этому учить или нет? Обязательно надо. Поэтому я и говорю, что адаптируя профессиональный стандарт к реальной производственной деятельности, мы смотрим на то, что водолаз делает на самом деле, а не на то, что написано в его стандарте. Стандарт - это не догма, а основа для деятельности. А мы уже, как учебный центр, зная потребности рынка труда, адаптируем его к реальности.
 
ООО "Строй-Эксперт Консалт"

А стандарты кто разрабатывает в принципе?

— Вы затронули очень грустную тему. Дело в том, что все стандарты, особенно если их финансируют из бюджета, разрабатывают те организации, которые выигрывают тендер. И в этот раз тендер выиграла организация, мягко скажем, непрофильная. Я не буду в рамках средств массовой информации дискредитировать эту организацию, возможно, они в своем деле и специалисты, и профессионалы. Но в данном случае, они взялись не за свое дело. И получили соответствующий результат. То есть формальную сторону дела выполнили полностью, а существо проблемы не раскрыли. Поэтому сейчас и наметилась такая настороженность со стороны водолазного сообщества к этому вопросу. И наша задача постараться по мере возможности ситуацию исправить, найдя компромисс.

Как и где теперь будут получать водолазы подготовку по этим стандартам?

— Одна точка уже, сами видите, обозначилась — это наш учебный центр. То есть с момента завершения работы над учебной программой мы будем заниматься подготовкой водолазов. Но точно так же мы открыты для сотрудничества и с традиционными водолазными школами, и с дайвцентрами, которые готовят своего рода профессиональный резерв, в виде аквалангистов-любителей, с ассоциациями, конфедерациями, любыми другими общественными организациями, которые объединяют этих специалистов. Мы открыты для общения, и на базе любой из этих организаций можем организовать учебные процесс.

Речь не только о теоретическом обучении, но и о практическом?

— И о практике, да. Сейчас мы с Санкт-Петербургским университетом государственной противопожарной службы МЧС вышли на заключительную стадию переговоров. Они будут нашу программу включать в свой учебный процесс.
 
Водолаз // pxhere.com

Хочу уточнить. Водолазы ведь есть разных категорий, начиная, например, с дайверов-любителей и заканчивая военными водолазами...

— Дайверы — это не водолазы, потому что у них нет профессионального обучения. А если оно есть, это уже не дайвер, а специалист. Дайвер — это тот, кто идет под воду ради своего собственного удовольствия. Водолаз — это тот, кто идет под воду для того, чтобы решить ту или иную стоящую перед ним задачу.

Но тем не менее задачи у всех самые разнообразные...

— Да, есть водолазы-спасатели, есть строители. Если что-нибудь надо заминировать или взорвать под водой или оказать помощь подводной лодке — это тоже водолазы.

Так вот, я хотел спросить: стандарт для всех них один или он тоже будет различаться?

— Стандарт пока сейчас один. Но мы уже ведем переговоры о том, чтобы писать стандарты отдельно для каждого профиля, что было бы в принципе правильно. То есть строитель должен больше уметь выполнять подводно-технические работы и меньше спасательные. Судовой водолаз должен быть специалистом в судовых и судоподъемных работах, в некоторой степени уметь работать с грунтом, но, например, его совершенно не должны волновать вопросы оказания помощи на водах, это уже задача водолаза-спасателя. Вот к этому нужно постепенно идти. Профессионал должен эффективно работать, а для этого необходимо грамотно написать, как он это должен делать.

После внедрения стандарта и начала обучения, о каких объемах кадров может идти речь? Сколько вообще водолазов нуждается в подготовке?

— А вот этот вопрос очень интересный. Если мы берем традиционные водолазные подходы, то количество этих людей исчисляется несколькими тысячами. Если мы вовлекаем сюда профессиональный резерв в виде спасателей, в виде работников ОСВОДов, в виде дайверов, эта цифра может вырасти уже до нескольких сот тысяч.

То есть теоретически после широкой подготовки всех этих категорий по стандарту мы получаем серьезное вливание на водолазный рынок труда. Почему? Потому что очень многие люди хотят профессионально работать под водой, но административные ограничения этому мешают. Имея достаточно серьезные возможности современных средств обучения, мы можем в этом вопросе повлиять на рынок труда.
 
Владимир Киркин / ООО "Строй-Эксперт Консалт"

Ресурсы для подготовки такого количества кадров есть?

— Ресурсы неисчерпаемы. На сегодняшний день огромное количество водолазных специалистов, готовы принять участие в этой работе — им нужно дать возможность. Например, есть у нас Воронежская водолазная школа, а огромное количество водолазных специалистов проживает в Санкт-Петербурге. Традиционный метод — сесть на поезд, самолет и переместить физически тело специалиста в другую точку. Что мы можем сейчас предложить? Интернет, интерактивное обучение — пожалуйста. Человек вышел и говорит с аудиторией через электронные средства коммуникации. Понимаете, когда с вами будет заниматься самый высококлассный специалист в той или иной области, то на выходе из учебного центра вы сами станете высококлассным специалистом!

А как в этом случае будет реализовываться практика?

— Все это решаемо. На сегодняшний день, чтобы подтвердить практические навыки, водолаз в присутствии инструктора должен спуститься под воду. Но представим, что я член водолазной квалификационной комиссии и должен убедиться в том, что водолаз владеет вопросом спуска под воду. Зачем мне присутствовать при этом лично, если достаточно посмотреть, как он это делает, на экране телевизора? А если он работает в водолазной компании, мне даже еще интереснее, как он это делает в реальных условиях. Существует видеосъемка под водой — покажи мне на видео или по интернету, как ты работаешь, и мне не нужно, чтобы ты ко мне приезжал в живую.

Сравнивали ли вы нашу ситуацию со стандартом с заграничной практикой? Чем она отличается?

— Если сравнить с требованиями к зарубежным работам, там у них идет узкая специализация — судовой водолаз, водолаз на буровых платформах и т.д. И на самом деле это то, к чему мы хотим прийти.

Другой вопрос, что у них это реализовано со своими нюансами. Там для того, чтобы попасть на платформу работать, нужно пройти определенную подготовку, зато это обеспечит совсем другой уровень заработной платы. Человека, который получил допуск работать на буровой платформе, уже не заставишь ремонтировать причал. Ему это уже не интересно. Он будет повышать свою квалификацию дальше и работать на платформе, а не смотреть, где бы подработать лишние 500 долларов. У нас же уровень зарплат в разных организациях и на разных видах водолазных работ пока не сильно отличается.

Но это уже следующий этап кадровой работы. Когда мы начнем хорошо и разнопрофильно готовить водолазов, будем надеяться, что вслед за нами подтянуться и работодатели, которые смогут оценивать эту квалификацию по достоинству. Пока, к сожалению, можно сказать так, что работодателей интересует водолаз не квалифицированный, а дешевый. Повлиять на ситуацию — наша высшая амбициозная цель.
 
Материалы по теме:
"Мы заняли нишу недорогих, но работающих приборов" (интервью с гендиректором "Лаборатории подводной связи и навигации" Артуром Абеленцевым)
Если вдруг случится авария... (интервью с техническим директором компании "Дайвтехносервис" Валентином Михайловым)
Из-под воды достанут (интервью с подводным археологом Михаилом Копейкиным)
Автор: Ренарт Фасхутдинов
Поделиться новостью
"Строй-Эксперт Консалт", ООО Россия, Санкт-Петербург+7(812)425-68-96

Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость