"Если поддержать наши компании сейчас, они могут стать мировыми лидерами"

- A + КомментарииПрочитано 324 раза   |
Как гласит расхожая истина, в России хватает умельцев, способных на уникальные полеты изобретательской мысли, но до практического применения своих разработок они редко доходят. Рабочая группа "Маринет" программы "Национальная техническая инициатива" задалась целью переломить эту печальную традицию, обеспечив поддержку, в том числе финансовую, действительно прорывным проектам в морской отрасли.

"Корабел.ру" побеседовал с заместителем руководителя рабочей группы "Маринет" Александром Пинским и выяснил, по каким критериям отбираются такие проекты и как они будут продвигаться на российском и мировом рынках.
 
Александр Пинский, заместитель руководителя рабочей группы "Маринет" / Корабел.ру

В последнее время слово "Маринет" регулярно мелькает в новостях из мира судостроения. Особенно тех, что касаются разного рода инновационных проектов. Тем не менее, что это за термин — до сих пор многие не очень понимают. Можете тезисно пояснить, о чем речь?

— Сперва нужно сказать пару слов о том, что такое Национальная технологическая инициатива (НТИ), поскольку "Маринет" является ее частью. Итак, НТИ — это новая частно-государственная программа, направленная на поддержку высоких технологий, которые должны соответствовать двум условиям.

Во-первых, это должны быть технологии для перспективных растущих рынков, то есть таких, которые будут наиболее активно развиваться в ближайшие 10-20 лет, формируя новые отрасли, новые рынки. Во-вторых, в этих направлениях у российских разработчиков, производителей, научных центров должен быть задел, который позволял бы претендовать на ведущие роли в этих рынках.

Если упростить, то Национальная технологическая инициатива направлена на поддержку российских компаний и научных центров, которые могут стать мировыми чемпионами в наиболее прорывных перспективных отраслях.

НТИ структурируется по различным технологичным и рыночным направлениям. Сейчас наиболее активные работы ведутся по нескольким рабочим группам. Это MariNet — морские технологии; AutoNet — автомобильный рынок; AeroNet — авиационная тематика; NeuroNet — кибернетические системы и нейросети; HealthNet — персональная медицина; EnergyNet — энергетика; и так далее. Каждая рабочая группа — это ассоциация, которой руководит представитель бизнеса, а соруководителем является заместитель главы профильного министерства. Входят в такие рабочие группы представители бизнеса, научных центров, университетов, общественных организаций и госчиновников, которые имеют отношение к данной тематике.

Рабочая группа "Маринет" начала формироваться одной из первых, еще в 2015 году. Руководят ей Сергей Генералов, один из наиболее успешных предпринимателей, занимающихся высокотехнологичным несырьевым бизнесом, и Олег Рязанцев, заместитель министра промышленности и торговли, который курирует в том числе судостроение.

Вы сказали, что целями таких рабочих групп является поддержка прорывных проектов и направлений. Что имеется в виду применительно к морской отрасли?

— Мы очертили для себя несколько блоков. Они условны, но помогают структурировать нашу работу. Это цифровая навигация — направление, которое в себя включает технические средства и сервисы, как относящиеся непосредственно к морской навигации, так и в более широком смысле. То есть телекоммуникации, системы мониторинга, системы управления морской логистикой, системы мультиагентского взаимодействия, сервисы данных и так далее. По большому счету, это инфокоммуникационные технологии для морской отрасли.

Все, что связано с информатизацией и компьютеризацией, переживает взрывной рост. Интернет произвел революцию во многих отраслях, и сейчас то же самое происходит в морском транспорте. Открывается огромное море возможностей, и мы ожидаем, что здесь будут формироваться новые рынки. А "айтишные" компании в России всегда были достаточно конкурентоспособны.

Второе направление — это технология освоения ресурсов океана. Все, что связано с морской добычей и разведкой. Все, что связано с возобновляемыми источниками энергии океана. Все, что связанно с биотехнологиями в широком смысле, начиная от аквакультур и заканчивая использованием водорослей для производства фармацевтики или переработки мусора с помощью морских микроорганизмов.

К этому же направлению относится подводная робототехника. Понятно, почему: инфраструктура добычи, офшорной энергетики, аквакультур и т.д. требует обслуживания. Мы уже сейчас уже видим экспоненциальный рост количества этих объектов морской инфраструктуры. При этом обслуживание этих объектов с помощью людей-водолазов дорого, их немного, и это во многом служит ограничительным фактором развития всей подводной индустрии. Поэтому, как и в любых других отраслях, такой тяжелый и дефицитный труд будет вытесняться роботизированным трудом — телеуправляемыми аппаратами, автономными аппаратами. Это рынок, который пока еще пуст, и здесь можно занять соответствующую нишу.
 
Новый аппарат "Марлин-350" будет служить Черноморскому флоту / "Тетис Про", ОАО

А есть кем занимать? Я имею в виду, готовы ли российские компании выходить на этот рынок и есть ли у них конкретные предложения?

— Есть компании, есть научные центры и университеты, которые достаточно успешны в этом плане. Деловая миссия "Маринет" в Китай в сентябре этого года показала, что это не пустое хвастовство, у нас действительно есть очень большой пласт разработок, которые либо опережают ведущие мировые разработки, либо находятся на их уровне. Может быть, их не очень много, это не массовое явление, но они есть. И их нужно поддерживать, для того чтобы они развивались.

Продолжу перечисление направлений, в которых мы работаем. Третий блок — это инновационное судостроение. Здесь основой является несколько факторов. Первый фактор — изменения в морском транспорте. Основная масса людей очень слабо себе представляет, что морской транспорт — это гигантская отрасль. Число перевозимых пассажиров сопоставимо с авиацией, а с точки зрения перевозимых грузов — это 90% рынка. При этом население мира постоянно растет, а вслед за этим растет и потребность в перевозках, в диверсификации различных транспортных коридоров и их специализации.

Второй фактор — освоение шельфа, что требует специализированных судов. Мы понимаем, что в сегменте массового судостроения доминируют Корея, Китай, Япония. С ними конкурировать по большому счету не можем не только мы, но уже и Европа. Но при этом наряду с массовым судостроением в мире сейчас будет активно развиваться судостроение специализированное. А это сложные суда, нетипичные, достаточно высокотехнологичные — как раз те, которые мы умеем строить.

Поэтому в этом направлении нас интересуют такие сегменты, как скоростной морской транспорт, специализированные офшорные суда, энергоэффективные суда, роботизированное оборудование на судах, в портах и так далее. Отдельно стоит сказать о новых технологиях судостроения: от цифрового моделирования при проектировании до новых материалов и аддитивных технологий. Судостроение — консервативная отрасль, и, если поддержать сейчас наши компании на этих новых, только открывающихся рынках, то есть шанс, что они займут лидирующие мировые позиции на несколько десятков лет вперед.
 
Международная конференция и выставка по освоению нефти и газа Российской Арктики и континентального шельфа стран СНГ (RAO/CIS Offshore) / Корабел.ру

Мне кажется, в значительной степени это третье направление совпадает со вторым. Для подводных исследований как раз и требуются сейсморазведочные суда и беспилотные автономные аппараты.

— Безусловно, судостроение является достаточно важным элементом для развития и первого, и второго сегмента. В принципе, все три направления между собой пересекаются. У того же самого безэкипажного судна "мозги" — это цифровая навигация. А его "железо" — это инновационное судостроение. Подводная робототехника удовлетворяет потребности в технологиях освоения ресурсов океана, но при этом является специфичным типом судов, который имеет отношение к инновационному судостроению. Это одновременно и цифровая навигация, потому что здесь необходимо позиционирование, связь и так далее.

И в заключение хочу сказать, что есть еще четвертое направление. Оно оформилось официально относительно недавно — в этом году. Это блок, связанный с развитием человеческого капитала. Дело в том, что все эти новые сферы потребуют новых специальностей, новых компетенций, которых по большому счету сейчас нет. Но если мы говорим о том, что эти проекты воплощаются "в металл" уже в ближайшие годы, значит уже сейчас нужно готовить соответствующих специалистов.

С другой стороны, есть большой пласт учебных организаций, университетов, учебных центров, которым нужен ориентир — кого они должны готовить, чтобы быть конкурентоспособными на рынке образовательных услуг. И здесь "Маринет" для них очень удобен тем, что подсказывает, где перспектива, где реально происходит развитие.

Плюс в этот же блок попадают и новые образовательные технологии, цифровые образовательные технологии, проектное обучение. Недавно на заседании нашей рабочей группы был представлен очень любопытный проект нижегородцев — сквозное образование от школьника до инженера. Причем подготовка там идет с опорой на сами предприятия, которые формируют заказ и, во многом, финансируют эту сквозную систему обучения.
 
Маринет

Направления достаточно обширные, и конкретных проектов внутри них может быть великое множество. Как происходит их поиск и отбор?

— Мы достаточно давно наладили механизмы постоянного поиска новых проектов и участников, причем не только внутри отрасли. Часть проектов к нам пришла от компаний из смежных отраслей. На самом деле это тоже достаточно важно, потому что многие интересные решения находятся на стыке разных отраслей.

Каждый проект сначала проходит обработку в экспертной подгруппе "Маринет". Эксперты советуют, что нужно сделать, что уже где-то было сделано. В какой-то мере это бесплатный инструмент акселерации. Если проект достаточно хорош, он одобряется подгруппой, а дальше проходит рассмотрение на научно-консультационном совете госпрограммы судостроения и морской техники, который его оценивает в том числе с точки зрения непересечения с другими проектами, реализованными в рамках госзаказов: чтобы никто не пытался государству продать то, что уже было сделано раньше.

Дальше проект выносится на рабочую группу, где они открыто представляются, обсуждаются и защищаются.
Заседание рабочей группы, как правило, проходит в расширенном составе. По сути это экспертное сообщество, куда без ограничения могут приходить люди, чтобы участвовать в обсуждении. В каждом таком расширенном совещании задействовано не менее 100 человек. Это, кстати, в том числе и еще один из вариантов поиска проектов — сегодня человек приходит в качестве зрителя, слушателя или эксперта, а завтра, посмотрев, как это все работает, он приносит на совещание уже свой проект.

И следующий этап — это уже процедура экспертизы в рамках того или иного института развития, который осуществляет финансовую господдержкку проекта в рамках НТИ.

— И все-таки по поводу технологии отбора... Есть ли какая-то общая сетка критериев, которой вы руководствуетесь?

— Да, конечно, есть определенные критерии, которые мы рассматриваем. Первое — проект должен соответствовать тем направлениям, о которых мы говорили выше: цифровая навигация, технология освоения ресурсов океана, инновационное судостроение, развитие человеческого капитала.

Второе — проект должен иметь внятную коммерческую историю на мировом рынке. То есть объяснять, кто потребитель; почему он будет покупать эту продукцию; чем это лучше существующих решений; каков прогноз развития рынка; какие есть конкуренты; как нужно выходить на этот рынок; какой научный и технический задел уже имеется на сегодняшний день. Исходя из этого, мы сможем понять, действительно ли компания способна побороться за место под солнцем на мировом рынке.

Третий критерий — это уникальность. Дело в том, что нам неинтересно, условно говоря, найти и поддержать одного из ста производителей болтов, которые ничем уникальным не отличаются. Шансов на успех на существующем конкурентном рынке будет очень мало, нужны огромные средства, чтобы стать там лидером. Поэтому нас интересует изюминка: что есть такого, чего нет ни у кого другого?

Вот эти факторы являются основными при рассмотрении каждого проекта. Потом, естественно, отдельно изучаются технические вопросы, разбираются параметры проекта с точки зрения сроков, бюджетов, команды и так далее. Но если говорить о том, что является обязательным, то это именно перечисленные мной факторы. Без них проекты могут быть хорошими, но они не подходят для "Маринета".
 
Маринет

Хорошо, допустим, вы определили, какие перспективные проекты требуют поддержки. Какую именно поддержку они могут получить? И каковы, скажем так, полномочия "Маринет"?

— У "Маринета" есть несколько направлений поддержки. Во-первых, это организационно-финансовая поддержка проектов. Рабочая группа рассматривает различные проекты, помогает им оформиться, зачастую помогает найти партнеров, скооперироваться разным участникам. Далее проекты, которые мы считаем интересными, выносятся на тот или иной институт развития, инструмент господдержки. Это могут быть субсидии в рамках НТИ со стороны Российской венчурной компании для проектов, связанных с созданием новой продукции и началом ее серийного выпуска. Это могут быть небольшие, задельные НИОКР, которые поддерживаются Фондом содействия инновациям. Это могут быть проекты масштабирования бизнеса, которые поддерживаются, например, Внешэкономбанком или Фондом развития промышленности.

Важное условие, что во всех этих проектах обязательно присутствует внебюджетное частное софинансирование. Не менее 25-30% от средств, которые необходимы для реализации проекта, бизнес должен положить на стол сам. То есть государство обеспечивает плечо для того, чтобы поддержать инновационные рискованные проекты. Но при этом бизнес говорит о том, что готов нести свою долю риска. Это на самом деле очень важное доказательство — когда компания приходит в какой-нибудь проект и вкладывает свои средства, это значит, что она верит в этот проект, что это не просто повод распылить государственную поддержку и забыть.

Могу сказать, что в подавляющем большинстве случаев те проекты, которые мы отбираем и продвигаем, это действительно проекты компаний, уверенных в коммерческом успехе этих продуктов. Причем в успехе на мировом рынке, это тоже очень важно! Все без исключения проекты "Маринет" в первую очередь ориентированы на международные рынки.

Хочу сразу уточнить по поводу инструментов финансирования со стороны государства. Это общие инструменты, которые доступны всем участникам рынка, или они специально созданы под вас?

— В рамках Национальной технологической инициативы это специальные инструменты. Выдвинутые проекты проходят через отдельный процесс экспертизы, в котором участвует и Российская венчурная компания (она как раз и является конечным распределителем этих средств), и Агентство стратегических инициатив как идеолог НТИ, и профильные министерства (это Минобрнауки и в нашем случае Минпромторг), и экспертный совет, который всегда включает представителей Российского научного фонда РАН.

Одновременно с этим сейчас происходит постепенное привлечение под "зонтик" НТИ и других, самостоятельно существующих инструментов. К примеру, Фонд содействия инновациям — в рамках НТИ ему был дан мандат на реализацию программы по поддержке вот тех самых задельных НИОКРов, которые должны иметь четкую ориентацию на задачи НТИ. Кроме того, есть поручение Внешэкономбанку выделить средства для поддержки реализации проектов Национальной технологической инициативы. Сейчас государством уже обозначены приоритеты в сторону НТИ, так что, скорее всего, в разных других институтах развития появятся отдельные инструменты, относящиеся именно к НТИ.

Это большой плюс, потому что все проекты разные, на разных стадиях зрелости. Где-то это только проектирование, где-то уже серийное производство, где-то узкая тема, связанная с новыми приборами, где-то целая линейка решений. И понятно, что под каждый из этих проектов нужен максимально правильный инструмент. Чем больше будет набор этих инструментов, тем лучше. Причем желательно, чтобы это были уже существующие, а не новые инструменты, потому что в их рамках уже отлажен процесс контроля, экспертизы и доведения средств.
 
Маринет

Вы сказали, что проекты в первую очередь ориентированы на международные рынки. А как они будут там продвигаться? С вашей поддержкой или уже сами, как получится?

— Международное продвижение — это второе направление поддержки проектов и участников со стороны "Маринет". Мы в мае текущего года на нашем совещании в Томске анонсировали, что начинаем системную работу в этом плане. На недавней Международной выставке гражданского судостроения "Нева-2107" была первая проба пера — мы представили ряд своих проектов и в рамках стенда, и в рамках конференции. В следующем году планируем включить в нашу работу целый ряд международных выставок — это будут либо совместные стенды, либо стенды отдельных предприятий, участие которых мы поможем профинансировать на совместной основе.

Отдельная история — деловые миссии. Выставки — это хорошее событие для поиска новых контактов, новых партнеров, новых заказчиков. Но одновременно с этим есть возможность работать более точечно. Выглядит это так: мы с местными партнерами в тех или иных странах находим правильные темы, аудиторию и специально для этой аудитории привозим те проекты, которые ей интересны.

Наша пробная деловая миссия была в Китае, в провинции Шаньдун. Аудитория представляла собой производителей, разработчиков, институты, какое-то число госчиновников, которые специально приехали познакомиться с проектами именно морской тематики. Мы попробуем продолжить эту практику, сделать ее системной.

Это направление для нас не менее важно, чем отбор и финансовая поддержка проектов. Мы сейчас готовим совместно с Российским экспортным центром "дорожную карту" по поддержке "Маринет". И рассчитываем, что, опираясь на поддержку РЭЦ, в следующем году сможем отработать минимум 4-5 выставок и не менее 5-6 деловых миссий.

И есть еще одна форма поддержки, которую планирует оказывать Маринет: это нормативно-правовое регулирование. Вы прекрасно знаете, что регулирование, в первую очередь международное, является одним из факторов появления новых технологий в судостроении. Зачастую именно регуляторика служит драйвером внедрения, например, более экологичных типов судов или переход от бумажного документооборота к электронному.

Мы можем формировать предложения как внутри России, так и на международном уровне по изменению нормативно-правовых документов, технических стандартов, которые бы стимулировали разработку и создание новых технологий, а также, что еще более важно, их внедрение и использование.
 
Маринет

Насчет внесения предложений по российскому законодательству более-менее понятно. А как вы планируете влиять на международные стандарты и нормативы?

— Действительно, пока, к сожалению, в международных организациях со стороны России очень слабо ведется системная работа. Во многом, это результат того, что реального объединения отечественных лоббистов до сих пор не создано. И, может быть, причина еще и в том, что на это не хватает ресурсов. Для того, чтобы сформировать сильную команду экспертов в Международную морскую организацию, средств, которые выделяются на это отдельным министерством и тем более отдельными компаниями, просто недостаточно.

В рамках "Маринет" мы рассчитываем, что все-таки сумеем объединить ресурсы и накопить необходимую критическую массу, чтобы сформировать действительно сильные экспертные группы, которые постоянно будут работать в международных организациях, лоббируя интересы отечественных высокотехнологичных компаний и продвигая те решения, которые принципиальны для России в морской отрасли.

Сюда относятся, к примеру, вопросы, связанные с международными пилотными зонами. Новые технологии всегда нуждаются в обкатке на практике. Скажем, в Финском заливе Россия сейчас реализует проект по созданию и апробированию технических средств е-Навигации. Для этого создана наша внутренняя пилотная зона в рамках региональной системы обеспечения безопасности мореходства. Мы хотим сделать такие пилотные зоны международными — с официальным статусом, с привилегиями в плане более лояльного, нормативно-правового регулирования, с либерализацией налогообложения. Это стимулирует компании развивать свои технологии и станет первым шагом к их масштабированию по всему миру.

А в каких еще регионах планируете запускать такие пилотные зоны? И что именно в них будет обкатываться?

— Помимо Финского залива, прорабатывается создание международной пилотной зоны на Дальнем Востоке: связана она будет с морской робототехникой. Отдельная тема — Каспий, который официально не является морем и на него не распространяется целый ряд ограничений, а значит там можно экспериментировать. Для Каспия есть целый ряд идей, которые можно отрабатывать в рамках пилотной зоны: это темы, связанные с разведкой, добычей, мониторингом, сервисами данных.

Опираясь на опыт пилотных зон, можно будет выходить на внешний рынок, на международных регуляторов с предложениями по изменениям международной нормативно-правовой базы. Говоря о том, что есть конкретный практический опыт, который можно смело фиксировать на уровне конвенций, стандартов, требований и так далее.

Не секрет, что этот рычаг очень эффективно используют в лоббировании своих интересов европейские компании. Они апробирует какую-то технологию в рамках своей страны, а потом через несколько лет приходят в IMO с прогрессивным решением для отрасли, отработанным на практике, и говорят: давайте, вы сделаете это стандартом. Для развития отрасли это, действительно полезно, но при этом сами компании получают очень сильное конкурентное преимущество, по сути дела законодательно на международном уровне вводя ограничения против своих конкурентов.
 
Маринет

Какие конкретные проекты были вами поддержаны за последнее время? И какие из них вы считаете наиболее перспективными?

— Всего рабочей группой было рассмотрено около 200 проектов, около 60 из них были одобрены "Маринет". Пять больших проектов уже получили господдержку со стороны РВК, еще более 30 НИОКР финансируются по линии Фонда содействия инновациям – совокупный бюджет этих проектов составляет около 3,8 млрд рублей; приблизительно 70% из них – это средства господдержки, 30% –внебюджетные средства.

В качестве конкретных проектов "Маринет", которые уже получили господдержку, могу привести проекты "Система трехмерного обнаружения и картирования объектов морского дна", "Разработка экологически чистой импульсной невзрывной технологии поиска углеводородов", "Пилотная зона и технические средства е-Навигации", "Портал геоинформационных сервисов для морской отрасли", "Подводный Интернет вещей", "Прибрежный энергетический комплекс с функциями защиты береговой линии от штормового воздействия", "Поплавковая волновая электростанция", "Создание площадки мультиагентного взаимодействия участников отрасли морских и речных перевозок", "Судно на подводных крыльях нового поколения", "Создание макета аппарата лазерной подводной очистки поверхности объектов от биообрастателей" и другие.

Ряд проектов "Маринет" – в том числе и из тех, что еще не получили финансовую поддержку, но одобрены "Маринет", – были представлены в рамках наших первых международных мероприятий, получили возможность выйти на зарубежных партнеров и заказчиков с помощью "Маринет".

Выделять среди одобренных проектов кого-либо особо я сейчас не стал бы: да, есть более крупные проекты или проекты, которые вызывают наибольший интерес у профессионального сообщества, но перспективность и успешность проекта зависит от очень большого числа факторов, поэтому заранее прогнозировать "чемпионов" не имеет смысла. Мы стараемся поддерживать любые интересные и перспективные проекты: чем больше точек роста, тем больше вероятность качественного скачка в развитии рынка и отрасли.

Как организован контроль за реализацией проектов? И предусмотрена ли какая-то ответственность за их возможный срыв? Будет ли проводиться анализ — по каким причинам проект не "выстрелил"?

— В зависимости от инструмента господдержки, от института развиития зависит и механизм контроля и мониторинга реализации проекта: в Фонде поддержки проектов НТИ РВК это одна методическая база, например; в Фонде содействия инновациям – другая. В любом случае, речь идет о контроле хода выполнения проекта (сроки и результаты промежуточных этапов) и о контроле целевого расходования средств государственной поддержки и бюджета проекта в целом. Такой регулярный мониторинг осуществляется соответствующим институтом развития, а рабочая группа "Маринет" принимает в нем непосредственное участие, контролируя содержательные результаты проекта и выступая в качестве поддержки при решении различных спорных вопросов.

Соответственно, ответственность исполнителей и отчетность по завершении проекта – это все фиксируется в договорах с институтами развития, которые осуществляют финансовую поддержку конкретных проектов.
Поделиться новостью
Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   2.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или
-1+
#Гольцев Андрей Анатольевич, 17.10.2017, 10:53Давно надо было реализовать эту программу,а то японцы на наших журналах-Техника молодёжи и Юный техник обеспечили своей стране технический прогресс.
-0+
#, 17.10.2017, 15:30Антропоморфные роботы-аватары очень перспективны для проведения спасательных операций и на производстве — смотрите Web сайт по поисковому запросу: " Fukushima - the method of Streltsov's of dismantling of emergency reactors " или по прямой ссылке:
http://streltsovaleks.narod.ru/ketchup/Fuk.html