"Круглые сутки вибрирует ледокол и ломается лед, а вокруг лишь белая пустыня", – Ирина Мартынова, участник экспедиции "Ледокол Знаний 2022"

- A + Автор: Щеголихин Петр КомментарииПрочитано 879 раз   |
Мы уже не раз вам рассказывали о ледоколах, капитанах ледокола, а также о Северном полюсе и Северном морском пути. Сегодня мы предлагаем взглянуть на жизнь на ледоколе глазами обычного пассажира с необычной и важной миссией. Речь пойдет о Homo Science Project (проект при поддержке Росатома), "Ледоколе Знаний", атомоходе "50 лет Победы" и главном методологе проекта – Ирине Мартыновой.
Начнем с представления нашего спикера. Ирина Мартынова – человек педагогической судьбы. За её плечами – Челябинский государственный университет, работа методистом линейки образовательных курсов для подростков в федеральной сети образовательных центров, а также она трудилась методистом центра научной коммуникации в Политехническом музее Москвы. Именно там она активно занималась разработкой вопроса – как сделать научно-просветительскую деятельность приятной и доступной, и именно этот опыт оказался наиболее релевантным для работы над проектом. Не обошлось, конечно, и без нескольких собеседований и даже, перед тем как попасть на атомоход, самой настоящей медицинской комиссии. Но Ирина все отборочные этапы прошла успешно... А впереди предстояла встреча с неизведанным. А, главное, – организация всего образовательного процесса на ледоколе...
 
Ирина Мартынова - методолог на проекте "Ледокол знаний 2022" / Фото: Ирина Мартынова
 
Информационная справка о проекте "Ледокол знаний":
 
Необычный и познавательный проект в рамках Homo Science Project, в котором принимают участие школьники. Выполняешь задания, отвечаешь на вопросы, участвуешь в конкурсах и поэтапно двигаешься к заветной победе – экспедиции на Северный полюс на атомном ледоколе "50 лет Победы".
 
А там тебя ждет 10 дней настоящих приключений и испытаний, уникальные люди и уникальный опыт. А также: лед, ветер, белые медведи, киты, птичьи базары и нерпы.

 
В кадре Ирина Мартынова, позади ледокол "50 лет Победы" / Фото: Ирина Мартынова

– Предлагаю начать с простого. Что, вообще, происходило на "Ледоколе Знаний", кем ты там была и как вообще оказалась на атомоходе "50 лет Победы"?
 
– Начну с того, что, и это очень важно, – на ледокол может попасть любой школьник, прошедший конкурсный отбор. На атомоходе вместе с экспертами и вожатыми, другими профессионалами оказалось 64 подростка с самых разных уголков России. Моей задачей (и нашей команды) было – организовать и сопровождать весь образовательный процесс. А именно, – программу, которая бы и развивала детей, и помогала познавать новое на практике, и продвигала научное мышление. И это при условии, что на "50 лет Победы" оказались – звездочки. Дети уже много чего знали. Лично наблюдала, как десятиклассник на равных разговаривал с экспертом из МФТИ о термоядерной физике.
 
У нас было множество приглашенных гостей, среди которых, например, известный блогер Ян Топлес, публикующий на YouTube научно-популярные видео на тему физики, астрономии, биологии и других наук. Евгения Тимонова – журналист, телеведущая и профессиональный натуралист. Она в свое время путешествовала с Дроздовым и много чего рассказывала про биологию, экосистему. Почетный полярник России и бывший директор Российского государственного музея Арктики и Антарктики Виктор Боярский: будил нас каждое утро по громкой связи и рассказывал истории.
Фото: Ирина Мартынова
 
Соответственно, занимались мы там практическим познанием мира и исследованием проблем Арктики.
 
Были заявлены следующие темы. 1. Малые коренные народы Севера. И, хочу сказать, что есть, например, народ, в котором остался всего один человек. 2. Экосистема. 3. Чистая Арктика – тут изучались проблемы загрязнения экосистемы. 4. Энергетика. Вместе с детьми рассмотрели атомную отрасль (как раз ведь на атомном ледоколе ходили) и пришли к тому, что наиболее безопасная энергия для Арктики – атомная. Наш ледокол не только никаких выбросов не оставлял, но и ещё был максимально бесшумным. 5. Климатические изменения. 6. Инфраструктура. Сегодня требуется понять не только, как обеспечить Северный морской путь всем необходимым для судоходства и добычи ресурсов, но и как организовать людям там наиболее комфортные условия для жизни и работы.
 
– Кто и как раскрывал такие сложные и важные темы?
 
– К каждой теме был закреплен эксперт-ученый, который на практике занимается данным направлением. Так же к ученому был прикреплен специальный человек – фасилитатор, помогающий детям формулировать вопросы к эксперту. Лекций было мало. Основной метод познания – обучение по запросу. Ученый давал общую информацию, а школьники дальше уже сами выбирали, куда развивать живую беседу.
 
Под конец экспедиции ребята поделились на две большие группы: одни создавали арт-объекты, привлекающие внимание к той или иной проблематике (все они будут выставлены в музее современного искусства в Москве), другие – снимали научно-популярные ролики. Некоторые из них получились настолько удачными, что по-настоящему берут за душу. Например, один из них как раз рассказывал про наше судно.
 
Фото: Ирина Мартынова
 
Если говорить о своей роли в моменте, то я следила за логикой всего процесса, держала её и при необходимости корректировала. Как я и говорила, моей задачей было – выстроить образовательный путь, понять, что и когда будет происходить, подготовить экспертов, спикеров, помочь им в создании занятий. Кстати, корректировать, действительно приходилось. Банальное – морская болезнь. И вот практически никто уже не в состоянии воспринимать происходящее. Или – пробегает белый медведь, и мы идем смотреть на белого медведя, потому что это важнее, это – живое соприкосновение с Арктикой. Или – мы достигли Северного полюса!
 
– Расскажи подробнее о том, как вы достигли точки Северного полюса.
 
– Да, конечно. Это были незабываемые впечатления. Примерно в 5:00 утра мы проснулись. А на Северный полюс прибыли в 6:00. Помню, все тогда очень хотели спать, но при этом были так счастливы. Потом мы немного отдохнули... и опять познавать.
 
На Северном полюсе / Фото: Ирина Мартынова
 
Информационная справка:

Экипаж атомного ледокола "50 лет Победы" регулярно доставляет туристов на Северный полюс. Процесс отработан. Когда на индикаторе спутниковой системы навигации высвечивается широта 90 градусов считается, атомный ледокол достиг Северного полюса. Это происходит в момент выхода антенны этой системы в точку полюса.   У атомного ледокола "50 лет Победы" эта антенна установлена над ходовым мостиком. По сути, антенной надо попасть в географическую точку. Лед постоянно движется. Винтами необходимо удерживаться на точке. Постановкой ледокола занимался старший помощник капитана.


– Предлагаю сделать несколько шагов назад, в момент, когда вы были ещё на берегу. Сложно ли было готовиться к экспедиции?
 
– Программу готовили полтора месяца. Из интересного: был ряд ограничений. Например, что в течение 10 дней не будет связи. Нельзя было что-то подсмотреть в интернете. Даже наших экспертов мы предупредили, чтобы все числовые данные они взяли с собой. Также нельзя было во время преподавания что-то развешивать и вообще использовать неустойчивые конструкции: все должно быть принайтовано. Без присмотра нельзя было оставлять вещи.
 
Чтобы попасть на атомоход  "50 лет Победы", мне пришлось получить множество различных справок о том, что я здорова. Описать абсолютно все технические устройства, которые вносились на ледокол и даже... электрическую щетку. Но это – нормально, ведь на атомоходе все должно быть четко с точки зрения безопасности.
 
Атомный ледокол "50 лет Победы", радость встречи / Фото: Ирина Мартынова
 
– Как добирались до Северного полюса?
 
– Начну с Мурманска, где все участники рейса сутки пробыли в отеле на изоляции: необходимая мера в связи с ковидом. Но это время мы потратили с пользой: проводили онлайн совместно с нашими экспертами и игротехником мастер-классы для ребят, игру на командообразование.
Далее мы организованно отправились в порт, где нас ждал ледокол. Незабываемое впечатление – впервые увидеть атомный ледокол "50 лет Победы". Рядом стояло ещё два ледокола: "Урал" и "Ямал", но наш казался самым большим. Как три "Ямала".
 
Ледокол "Ямал" / Фото: Ирина Мартынова
 
Заселились, отошли от берега. По Баренцеву морю и до Северного Ледовитого океана. По пути обошли Земли Франца-Иосифа, а дальше... льды, льды, льды... Шаг за шагом они становились все более серьезными. Когда ледокол их разламывал, было видно, насколько это мощные глыбы. Но наше судно было мощнее. Чем ближе к Северному полюсу – тем льды толще. Узнала, что эти бескрайние просторы порой называют пустыней или стерильным пространством. Все очень белое.
 
Когда достигли Северного Ледовитого океана, увидела необычное явление для тех, кто привык жить на суше, – белую радугу. Дело в том, что ближе к шапке Земли лучи солнца преломляются иначе, и поэтому радуга теряет цвет. Хотя и можно уловить привычные оттенки.
 
Белая радуга / Фото: Ирина Мартынова
 
А ещё мы путешествовали в полярный день. И, скажу я, что это очень сильно влияет на психику. Не зря, видимо, медкомиссию проходили. На этот случай в каюте блэкаут шторы и ещё дополнительная защиты в виде балдахина. Но 10 дней не видеть ночь – тяжко. Часто нас сопровождал туман.

– Каково было идти во льдах?
 
– Помню, как ледокол шел в торосах. Почувствовали удар и тряску. Но наш атомоход справился. Надо понимать, что когда судно вошло во льды, это означало бесконечную вибрацию 24/7. Ледокол, когда разрубает льды, он на них же насаживается. И постоянно бьет, постоянно вибрирует. Помню, как наливаю себе утром суп, ставлю тарелку на стол, а половина супа уже на блюдце.
 
Хотя порой во время экспедиции было страшно, я чувствовала себя в полной безопасности, благодаря экипажу. 
Фото: Ирина Мартынова
 
Один раз для нас устраивали шлюпочную тревогу. Тренировались, как правильно эвакуироваться. Удивительным для меня было, что шлюпки предназначены не для того, чтобы куда-то доплыть, а для того, чтобы находясь в одной точке, прожить как можно дольше.
 
– Что было после того, как вы добрались до Северного полюса?
 
– Да, давайте вернемся к нашему Северному полюсу. После того, как мы зафиксировали прибытие на точку, капитан начал подыскивать льдину, к которой можно было бы пришвартоваться и сойти "на берег". Справился он с этой задачей довольно-таки быстро.
 
Первыми вышли представители из "Русской Арктики" – специалисты, задача которых была обеспечить безопасность экспедиции в условиях дикой природы. Они осмотрели территорию, огородили её, проверили толщину льда, и только после смогли спуститься на льды и мы.
 
Днище "50 лет Победы" и его якорь, такое не каждый день увидишь / Фото: Ирина Мартынова

 – Что делали во время стоянки на льдине?
 
– О! Мы сделали множество интересных фотографий, увидели насколько огромен якорь, а также увидели ту ребристую часть ледокола, которая располагается ниже ватерлинии, и при помощи которой наш ледокол колол лед. Ходили слушать "звенящую тишину" (некоторые отошли от ледокола на 2-4 км). Набрали воды из Северного Ледовитого океана. Некоторые взрослые купались. А ещё – мы поели чистейшего снега! В нашей команде был специалист в области климата, и при помощи приборов он подтвердил, что в месте, в котором мы находились коэффициент загрязнения воздуха равен нулю!
 
Климатолог Павел Константинов замеряет чистоту воздуха, а датчик показывает по нулям / Фото: Ирина Мартынова
 
Это лишний раз подтверждает, что атомная энергия – действительно правильный выбор для Арктики. А наше судно, за время его пребывания во льдах, не навредило нежной экосистеме.
 
– Каково 10 дней жить в режиме ограниченного пространства?
 
– Когда во все стороны бесконечная вода или льды, начинаешь ощущать себя по-другому. Если говорить о наших школьниках, то они были по-настоящему воодушевлены. 
 
Фото: Ирина Мартынова
 
– Удалось ли сдружиться за 10 дней?
 
– Да. Вообще, ребята были поделены на 6 отрядов. Также у нас были вожатые из ИЦАЭ (Информационные центры атомной энергетики), и в программе хватало пространства, чтобы сдружиться. Каждый вечер – развлекательные мероприятия с научным подтекстом, возможность просто провести время вместе и поиграть в настольные игры, общие задачи. Например, смотрели "Ледниковый период" с Евгенией Тимоновой и разбирали, что в мультфильме – вымысел, а что – реальность.
 
Фото: Ирина Мартынова

– Расскажи побольше об этом ощущении единства.
 
– Лучше всего это будет описать через ощущение ледокола. Сперва он казался таким большим, а потом, когда мы вышли в море, океан, вошли во льды, я поняла, что все мы сейчас находимся на маленьком кусочке металла в огромном пространстве, где практически ни души. Вокруг лишь белые медведи и льды. В случае чего, до нас сможет добраться только вертолет. Но и то, если будет нормальная погода.
 
И мы такие – давайте держаться дружно! Люди начинают вести себя по-другому, когда оказываются вместе на замкнутом пространстве перед лицом стихии. Все становится настолько простым и искренним. Без додумываний и "загонов". А ещё очень сказывался факт того, что не было интернета. И мы общались. И даже не вспоминали про него.
 
До этого я никогда не ощущала такое большое количество поддержки, как на этом ледоколе. Мы все обнимались, хохотали, искренне поддерживали друг друга. Во время обратной связи школьники говорили нам, что "мы видели, как вы дружны, как вы обнимались, и нам хотелось также, нам становилось легче из-за этого".
 
"Люди начинают вести себя по-другому, когда оказываются вместе на замкнутом пространстве перед лицом стихии"/ Фото: Ирина Мартынова
 
– Как школьники справлялись со сложностями экспедиции?
 
– Вообще, они очень старались все сделать хорошо и участвовать во всех-всех активностях, и мы даже говорили им, чтобы они чаще выходили на прогулки, наслаждались происходящим вокруг. А если что-то не получается по программе – это не страшно. Главное – опыт, который каждый из них приобретает в экспедиции. 
 
Но в какой-то момент они честно признались, что устали. Однако, когда мы готовили программу, то предполагали, что такое может произойти и предусмотрели данный момент. Так, например, у нас были специальные трансформационные лекции от режиссера большого драматического театра Степана Пектеева. У нас был Илья Морковский – человек-киборг и блогер. И они, и другие взрослые, рассказывали свои истории, как они справлялись со сложными жизненными ситуациями. И ребята, видя, что даже самым сильным и смелым, бывает тяжело, расслаблялись. Они вновь обретали веру в себя.
 
Фото: Ирина Мартынова
 
Меня искренне поразило, как в конце экспедиции дети говорили, что узнали себя с абсолютно новой стороны, что, оказывается, они могут больше. Кто-то написал, что "со мной все в порядке, мне не нужно никому ничего доказывать". Ведь специфика этой аудитории в том, что это – "звездные" дети. К своим годам они уже успели достичь очень многого, но это оставило отпечаток на их отношении к миру и к себе.
 
– Жизнь на ледоколе была и интересной, и непростой. А в чем сложность? Расскажи для наших читателей, как проходил стандартный день на атомоходе "50 лет Победы"?
 
– Подъем – в 7:30. Будил нас голос Виктора Боярского, почетного полярника России. Он вещал: "Дорогие участники, просыпайтесь! Сегодня мы с вами увидим …" И каждое утро он рассказывал какую-нибудь интересную историю, читал стихи. Дети даже записывали все это на аудио. Перекидывали друг другу. Его голос, его истории, энергетика – все это поддерживало нас и вдохновляло. Как-то он рассказал, как пересекал Антарктиду на собачьей упряжке. Была также лекция об экспедициях Виктора Ильича. Отдельно для экипажа.
 
Этот удивительный человек побывал практически в каждой точке нашей планеты. Как-то раз, даже несмотря на качку, все слушали его историю и плакали. Этот человек был не раз на волоске от смерти. И его истории помогали нам всем, когда мы уставали. Также он рассказывал, какая температура за бортом, обстановка. С чем столкнулся капитан за ночь. Давал напутствия.
 
 Ирина Мартынова вместе с почетным полярником Виктором Боярским / Фото: Ирина Мартынова

 Сразу после пробуждения – зарядка на вертолетной площадке.
 
– Холодно было делать зарядку на морозе?
 
– У нас была отличная экипировка от Росатома, поэтому зарядку делали в теплых флисках. А вообще в комплект входили: балаклавы, перчатки, поясные сумки, непродуваемые теплые куртки ярко-красного цвета. Они действительно отлично защищали от ветра, а на фоне снега – всех отлично видно.

 
В 8:15 – приглашают на завтрак по громкой связи. Я спускалась с третьего мостика на палубу бака, так как жила там. Кстати, судно настолько большое, что мне спокойно удавалось за день сделать 20 000 шагов. Итак. Завтрак. И это была не просто – столовая, а обслуживание ресторанного типа со шведским столом.
 
Лестничный пролет / Фото: Ирина Мартынова
 
Затем идем в музыкальный салон в кормовую часть. Там – открытие и план на день. Танцуем. Далее – образовательная программа, на которой как раз участники общались с экспертами. Как я уже отмечала, они работали над тем, какую проблему в своем направлении выберут, как привлекут к ней внимание аудитории, как её преподнесут и раскроют, учились научной коммуникации. Они работали над своими сценариями и видео, прототипами будущих арт-объектов. И постоянно сверяли информацию с экспертами.
 
Атомный ледокол "50 лет Победы" / Фото: Ирина Мартынова
 
Обед в 13:00. Вновь всех приглашают по громкой связи. На столе часто было много рыбы: запеченной, с какими-то невероятными соусами. Будто я попала в место, рекомендованное "Мишлен". В конце рейса, когда к нам выходили те, кто незримо помогал обслуживать экспедицию, мы очень сильно всех благодарили, в том числе и ресторанную команду.
 
С 14:00 до 15:00 – свободное время. Школьники могли прогуляться по палубе под присмотром вожатых. Тут мне вспоминается, что нам всегда говорили, что, когда ты на судне, у тебя должно быть всегда три опоры. И не зря, в моменты, когда ледокол шел по волнам, можно было ощутить реальную невесомость. Особенно, когда он с гребня спускался вниз.
 
С 15:00 до 16:00 – работа над проектами или подготовка к вечерним мероприятиям.
 
16:00 – 17:00 – полдник.
 
– То есть с едой на ледоколе проблем не было?
 
– Да! И она была очень вкусная. А вообще, рацион человека в такой экспедиции должен быть рассчитан примерно на 5000 килокалорий. Хотя были не только те, кто набрал вес, но и те, кто его сбросил. На полдник давали тарталетки с малиной, смузи, выпечку.
 
Фото: Ирина Мартынова
 
С 17:00 до 18:00 – работа на программе.
 
С 18:00 до 19:00 – свободное время. На судне была библиотека, и можно было туда сходить или пообщаться с кем-нибудь, выпить какао, сыграть в настольные игры. Например, как-то раз мы смотрели там фильм “Я – белый медведь”, благодаря которому в подробностях узнали о представителях “Русской Арктики” .
 
С 19:00 до 20:00 – ужин.
 
После 20:00 начинались вечерние мероприятия, как в лагере: дискотека, какие-нибудь развлекательные интеллектуальные игры, например: "Что? Где? Когда?". Игру вел один из знатоков, обладатель хрустальной совы – Борис Белозеров. Было очень интересно.
 
Затем "свечка", рефлексия и отбой.
 
– Бывало, что дети не хотели ложиться спать?
 
– Да, порой было сложно отправить детей спать, так как они были совсем не дети, а старшие школьники 14-17 лет. И, конечно, им хотелось общаться. Приходилось искать компромисс, ведь подъем всё равно в 7:30.
 
После завершения программы у нас была своя летучка. Эксперты, фасилитаторы и вожатые делились итогами дня, и мы – методологи – готовили уточненную программу следующего.
 
"Тянем - потянем..." / Фото: Ирина Мартынова
 
– Как тебе сам ледокол? Уютно на нем жилось?
 
– Во-первых, мы были не в круизе, а в экспедиции, и это накладывало определенные моменты. Но мне было хорошо. Нормальные, уютные каюты, со всеми удобствами. Отличный сервис: возвращаешься в каюту спать, а там тебя ждет заправленная постель и шоколадка на подушке.

При этом это были не специальные каюты для отдыхающих, а обычные – для экипажа. Так получилось, что я жила в каюте помощника капитана. По-своему это было забавно: надпись "помощник капитана", а снизу мои имя и фамилия: Ирина Мартынова.
 
Случайное сочетание таблички и фамилии, и вот уже Ирина Мартынова как бдуто 3-й помощник капитана... / Фото: Ирина Мартынова
 
Самое классное было, когда просыпаешься, отодвигаешь балдахин, убираешь шторы, а там, сквозь иллюминатор, льды... Очень красиво.
 
– А переехала бы жить в Арктику?
 
– Да. Там свежо, прохладно.
 
– Было что-то еще, что тебя потрясло во время экспедиции?
 
– Когда мы шли обратно, встретили судно. Было около 22:00, и вдруг кто-то закричал: "Там судно!". Это была очень эмоциональная встреча, так как мы уже давно были во льдах одни, а тут – ещё кто-то, кроме медведей и нерп. Судно оказалось французским лайнером с туристами, который шел в свой первый поход к полюсу.
 
Наш капитан связался с французским капитаном, и суда специально остановились правыми бортами друг к другу. Раздались гудки. И мы приветствовали их: "Привет!" А они тоже кричали что-то нам в ответ. Мы вынесли флаги экспедиции, стали ими размахивать, а потом дети запели гимн России. Это было очень неожиданно и трогательно…
 
"Судно оказалось французским лайнером с туристами, который шел в свой первый поход к полюсу"/ Фото: Ирина Мартынова

– Как прошла обратная дорога до большой земли?
 
– Обратно мы не просто обошли Земли Франца-Иосифа, а останавливались около некоторых островов. Подошли вплотную к птичьему базару, рядом с которым нельзя вообще шуметь. То есть, так близко подойти у нас была возможность именно благодаря нашему атомоходу. Что показывает, что суда на атомной энергетике к тому же ещё и практически бесшумные. Соответственно, мы могли оставаться незаметными для экосистемы.
 
Птичий базар / Фото: Ирина Мартынова
 
После выхода на открытую воду столкнулись с качкой. Всем нам это, после льдов, далось непросто. Было даже предупреждение о шторме, и мы волновались, как это отразится на детях и программе, но капитан грамотно обошел циклон, и ребята не отклонились от образовательного курса.
 
– Твои впечатления, когда впервые увидела землю?
 
– Вдалеке, в 5 утра показалась земля. И мы стояли и думали – каково было путешественникам сотни лет назад, которые в походе могли не видеть землю по несколько месяцев? В 10 часов мы сошли на берег. Нас официально приветствовали, что было очень приятно. Но, честно, я ещё долго привыкала к тому, что все – земля, все – путешествие закончилось. Постоянно бегали и кричали от радости, что, наконец, мы на земле. Мы на земле! 
Автор: Щеголихин Петр
Поделиться новостью
Телегам Канал Корабелов

Комментарии   1.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь
-0+
#Беланов Геннадий Петрович, 19.09.2022, 09:24С чем столкнулся капитан за ночь. Давал напутствия.
 
Звучит интригующе

Предыдущая новость