- A + Автор: Юлия Хазиева КомментарииПрочитано 345 раз   |
Что в импортозамещение могут привнести зарубежные разработки? Как система пожаротушения при меньшем расходе воды может охватывать большие территории? Чего не знают судостроители Франции? На эти и другие вопросы ответил генеральный директор и главный конструктор "БФК-Проект".
- Здравствуйте, Антон Валерьевич! Представьте, пожалуйста, вашу компанию и расскажите, чем вы занимаетесь?

- Я генеральный директор и главный конструктор компании "БФК-Проект". Мы разрабатываем системы пожаротушения в том числе и для нужд флота.
 
Система пожаротушения от "БФК-Проект" продолжает собирать награды и заказы. / БФК-Проект, ООО

- Для начала немножко о себе. Что в детстве вас связывало с морем? Где вы учились?

- Детство... В детстве, не помню, почему, у меня появилось непреодолимое желание стать моряком и обязательно пойти учиться на морскую профессию. Причем профессию выбрал очень далекую от романтизма. Я не стал ни штурманом, ни механиком, а пошел в начальники радиостанции – стал радистом. Возможно, это связано с дедом. Он принимал участие в разработке блока связи первых четырех спутников Земли в 1957-1959 годов и работал в Институте радиофизики Земли, был заведующим лаборатории. А вот почему я пошел именно по направлению морской радиосвязи, трудно сказать.

После того, как я окончил училище, профессия морского радиооператора просуществовала еще три года, а затем все перешли на телефонию, и она канула в лету. Народу, отучившемуся на эту специальность, пришлось переквалифицироваться. Я какое-то время проработал на флоте, но быстро понял, что между романтикой и реальной жизнью пролегает гигантский зазор. Через полтора года пошел учиться в Ленинградский политехнический институт, но уже не в морскую тему, потому что в "Макаровке" нам было предложено переучиваться на штурманов или эксплуатационщиков, а это еще шесть лет. Так что я выбрал в "Политехе" факультет технической кибернетики.

Мы тогда все в начале 90-х "болели" компьютерами. В дальнейшем мне это помогло научиться нестандартно мыслить. С преподавателями повезло – эти люди учили нас думать не по шаблону, искать правильные решения, необъективные с точки зрения линейного мышления, пытаться посмотреть параллельно в сторону, за угол. И вот все шесть лет мы, собственно говоря, этим и занимались – развивали возможности системного анализа.

- Куда вы пошли работать после учебы?

- Моим основным местом работы, если не считать студенческих лет, было "Северо-Западное речное пароходство", куда я попал совершенно случайно. В то время, когда нас выпускали, ты не мог выбрать себе места работы. Только если тебя, например, предприятие к себе запросит. Или если ты показал какие-то выдающиеся результаты в учебе, мог заработать право на свободное распределение. В моем случае этого уже не было. Все места в этой профессии были заполнены, а через три года, как я уже говорил, она вообще перестала существовать.

Не хочу делать себе комплиментов, но я воспользовался всеми доступными методами, какие только могут быть, чтобы пробиться, иначе не заметили бы. Знаете, сколько стояло в очереди профессионалов, причем не после училища, а уже с опытом? И они не могли устроиться по этой специальности.
 
Система пожаротушения от "БФК-Проект" продолжает собирать награды и заказы. / БФК-Проект, ООО

- Сейчас вы возглавляете компанию "БФК-Проект". Расскажите, как вы в нее попали?

- В компанию я пришел во второй половине 2015 года, когда закончил работать в НПП "ВОТУМ", тогда оно называлось "ЛТХ-Баас". Там я отработал пять лет.

В "БФК-Проекте" сразу стал ориентироваться на необходимость разработки оборудования и работал как главный конструктор. До недавнего времени был первым замом генерального директора – главным конструктором. А совсем недавно было принято решение о том, что мне нужно выйти из тени и, что называется, нести всю полноту ответственности в качестве генерального директора и главного конструктора.

- А как расшифровывается "БФК-Проект"?

- Вы знаете, это название пришло из истории. Мы думали над тем, как было бы разумно эту аббревиатуру расшифровать. Мне кажется, что самое подходящее – это "Безопасность. Флот. Кораблестроение. Проектирование". Потому что изначально все наши задачи были выстроены под защиту морских объектов. Потом выявилась необходимость принимать участие в проектах, которые стоят крепко на земле.

На сегодняшний день мы очень много работаем над совершенствованием техники. Одним из самых последних наших достижений был выход на рынок противопожарных систем и оборудования для "Росатома". Для того чтобы этим заниматься, нужно иметь в обязательном порядке стопроцентную авторизацию от соответствующих служб. Поэтому мы получили весь спектр лицензий, связанных с разработкой, изготовлением, монтажом и сервисным обслуживанием.
 
Противопожарные системы отечественной разработки / БФК-Проект, ООО

- Расскажите непосредственно о ваших разработках.  

- Все начиналось с продвижения системы "ХАЙ-ФОГ" для наземных и морских объектов в Российской Федерации. Это система тонкораспыленной воды высокого давления родом из морской области. Я получил большой опыт ее обслуживания, установки, пусконаладки, приемки результатов, работая за границей, где провел немалую часть своей жизни. Я был главным строителем судоремонтных заказов, работал представителем компании во Франции, при строительстве "Мистралей" и гражданских объектов, таких как круизные лайнеры по 320 метров длиной. И мои знания оказались очень востребованными здесь.

Кстати, именно "Мистрали" и дали толчок взаимодействию с флотом и его эксплуатирующими организациями. Флотское оборудование насыщено не только электрикой, но и различными комплексами, о которых вслух не говорят. Мы показали военным, что есть другие методы тушения, той же водой, но не такие, к которым они привыкли. Мы показали, что можно не заливать возгорание забортной водой, а использовать ничтожные граммы воды, которая, распыляясь под высоким давлением, превращается в некую среду, крайне затрудняющую горение.

Самое страшное – это даже не сам очаг на корабле. Куда опаснее его распространение. Посмотрите на действия наземных пожарных – в первую очередь они не очаг тушат, а защищают окрестные здания от него, потому что понимают, что если температура и площадь горения гигантские, то вы ничем его не зальете. Легко затушить очаг, когда он зарождается, когда он еще не набрал силу. А если он уже в себя всасывает кислород и сам себя поддерживает, что-либо спасти в таких условиях невозможно. Поэтому самое важное – это как можно скорее начать ограничивать распространение очага.

И это главная преференция, которую дают водяные системы высокой дисперсности. Одним из первых таких опытов как раз и был водяной туман высокого давления.

Представьте себе лесной пожар, вертолет над ним и три тонны воды, висящие на тросе. Пока эти три тонны воды летят до земли, они взаимодействуют с молекулами воздуха, разделяются на фракции. И когда это все достигает поверхности, оно уже превращается в пелену. Вот это очень похоже на то, как работает водяной туман высокого давления. Только у нас нет высоты водяного столба в 150 метров, но есть давление воды. Мы, условно говоря, с обратной стороны проталкиваем ее через игольное ушко и за счет этого разделяем на фракции.

Аналогичных систем до недавнего времени в России не существовало, можно заявлять с абсолютной стопроцентной уверенностью, кто бы что ни декларировал. Это подтверждается тем, что мы были первой за последние 30 лет организацией в стране, которая проводила сертификационные испытания новой системы пожаротушения для Российского морского регистра судоходства. До этого сертификация велась исключительно по пересертификации иностранных систем.

- Для каких судов такая система предназначена?

- Все обусловлено двумя основными критериями. Первый – это размер собственного насосного агрегата. Второй – это количество киловатт, которое ваш генератор может выдавать. Чем мощнее агрегаты, тем больше топлива им нужно на судне, для того чтобы обеспечить автономность. Это целая цепочка, которую нужно учесть проектанту корабля.

У наших систем есть огромный плюс – это малый расход. Мы справляемся с очагами, не задействуя забортную воду. Так что запас воды, которую мы с собой возим, сравнительно ничтожен по сравнению с тем, что требуется для классических систем низкого давления. В десятки раз ниже! Если наше оборудование расходует 24, 20 или 13 литров в минуту распыленной воды на 25 квадратных метров защищаемой площади, то в системах низкого давления оросители расходуют от 90 до 170 литров в минуту на 9, максимум 12 квадратных метров. А при 12 квадратных метрах частота расстановки распылителей увеличивается. То есть плотность увеличивается, сетка увеличивается, соответственно идет прогрессия расходов, причем даже не арифметическая, а геометрическая.

Получается, что чем больше помещение, тем больший запас воды необходимо иметь при низком давлении. А судно не может с собой возить такие огромные цистерны – это же очень большой расход топлива. Поэтому все это учитывается в одном комплексе, и проектант принимает решение, что оборудовать приборами низкого давления, а где применить высокое.

Фактически пилотным проектом для нас был 01917 – крейсер-музей "Аврора". И далее были все линейки военно-морских заказов как вспомогательного флота, так и боевых кораблей. От проектов 22160, 22800 (это относительно малыши, конечно) до таких, как "Нахимов" и "Кузнецов". Крайний проект, который мы законтрактовали, – это проект 11435.
 
Обновленный крейсер "Аврора" на месте вечной стоянки / Корабел.ру

- Наш традиционный завершающий вопрос - что вы скажете, когда встретите Алексея Львовича Рахманова - президента ОСК?

- Уровень президента ОСК, мне кажется, по объему задач сравним с уровнем министра в правительстве. Думаю, что у этого человека такой объем вопросов, требующих его участия, что мы даже очередь не будем занимать в его кабинет. В нормальной линейной работе такого не требуется. Проектант сам решает, какая техника нужна...

Так что у меня не вопрос, а скорее, комментарий. Алексей Львович говорил, что главное в импортозамещении – это не доходить до абсурда, доставая из сундуков какие-то доисторические модели техники. Делайте это не в ущерб эффективности и модернизации. А сейчас что происходит? "Даешь импортозамещение, не проблема! Что у нас там было в 60-е годы?" Примерно так. И это самое страшное.

Почему у нас сейчас по многим заказам идет сдвижка вправо? Потому что когда наши глубоко уважаемые партнеры на Западе заблокировали поставки, мы со своей стороны оказались не готовы к мгновенной замене. Что мы должны делать? Осмотреться и принять правильное, технически выверенное решение, а не хватать какой-нибудь дизель разработки полувековой давности, у которого потребление топлива зашкаливает за все разумные пределы, из-за чего габариты того же корвета приходится увеличивать на 12 метров.

Нужно учиться на западных технологиях. Без знания того, как там решают эти задачи, заместить нельзя. У нас стоят Man и Wartsilla, которые в разы меньше, чем наша техника, менее шумонагружены, у них все обеспечение во много раз меньше, помещения под них требуются крошечные. И это все уже включено в наши проекты. Заменить их старой техникой не получится.

И я считаю, что мы пошли правильным путем, предложив импортозамещение, которое было приобретено на базе знаний, привезенных оттуда. Мы действительно смогли сначала научиться, а потом уже эти знания транспонировать дальше.
 
Беседовала Виктория Корабеловна, подготовила Юлия Хазиева 
 
Беседу с Антоном Селютиным в видеоформате можно посмотреть здесь

Материалы по теме: 
"Мы одни из немногих, кто поставляет свою продукцию в Китай" -
обзор с участием ведущих специалистов области противопожарной судовой техники
Роботы против огня - последние разработки центра пожарной робототехники
"Наши корабелы способны строить суда на уровне мировых верфей" - интервью с производителем систем аэрозольного пожаротушения НПО "КАСКАД"
Без дыма, без огня - об обеспечении пожаробезопасности на судне с точки зрения изоляционных материалов

Мастерство имитации - о том, как функционирует учебно-тренировочный комплекс для отработки действий во время пожаров

Наши новости в Telegram

Автор: Юлия Хазиева
Поделиться новостью
"БФК-Проект", ООО
Россия, Санкт-Петербург+7 (812) 641-41-04


Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость