Флот: АРКТИКА
- A + Автор: Юлия Хазиева КомментарииПрочитано 2013 раза   |
Не так давно мы уже рассказывали о планах руководства Кронштадтского морского завода сосредоточиться на коммерческих заказах и увеличить долю гражданского сегмента. Но немногие знают, что это не единственные перемены, которые грядут на предприятии. Здесь запущено первое в России производство судового рыбоперерабатывающего оборудования, что позволит судовладельцам значительно повысить процент насыщения отечественным оборудованием новых траулеров. Также ведется подготовка к запуску судостроительного проекта. А осенью на ремонт придет атомоход "Арктика", и кронштадтские специалисты приступят к уникальной по сложности операции.

Подробности о предстоящих проектах рассказал главный технолог Кронштадтского морского завода Павел Иванович Горностаев.
 - Павел Иванович, как идут дела на Кронштадтском морском заводе? 

 - Много чего изменилось за последнее время. Стали брать больше коммерческих заказов, работать с Морским Регистром - это другие требования, иные контролирующие организации. С технической точки зрения не могу сказать, что это направление сложнее, все-таки военная приемка более требовательна. У Регистра все технологии стандартные, сертификаты международные, общепринятые и, соответственно, понятные. К тому же с заказчиками проще договориться, они сами заинтересованы в том, чтобы помочь в решении каких-то вопросов, например, с согласованием документации, с поставкой комплектующих. Потому что для них простой - это деньги. А при военной приемке эти процессы наоборот, могут затягиваться из-за привлечения проектантов.
 
Павел Иванович Горностаев, интервью для Корабел.ру / Фото: Кронштадтский морской завод

 - Могу у вас спросить, чем вы как главный технолог занимаетесь на судоремонтном предприятии? Что входит в зону вашей компетенции?

 - Судоремонт начинается с подготовки. Готовится производственная площадка, подбирается оборудование, инструменты, оснастка, прорабатываются варианты обработки, используемых технологий, решается, как и кому все это будем предъявлять, ищутся возможности сократить сроки ремонта и так далее. Чем подробнее мы распишем процесс ремонта с указанием необходимой технической документацией, тем дешевле и быстрее он будет выполнен. Это и входит в задачи нашего отдела. 

Кроме того, мы готовим персонал перед каждым проектом. Допустим, ледоколы, которые у нас сейчас в работе, окрашиваются специальными видами краски, для их нанесения нужно использовать конкретное оборудование, и только у определенных маляров есть квалификация для проведения этих работ. Плюс, технологический процесс подразумевает время нанесения краски, температуру внешней среды, температуру высыхания и так далее. Учет этого всего и входит в задачу технологов. А если еще и происходит внезапная замена, нужно тоже учесть все возможные влияния, внести правки в чертежи, в перечень рабочих процессов, в маршрутные карты, в режимы и прочее. 
 
В цехе газотурбинного производства / Фото: Кронштадтский морской завод
 
Паром "Балтийск" в доке / Фото: Кронштадтский морской завод

 - К вам ведь в скором времени должна на ремонт прийти "Арктика"?

 - Да, это будет довольно масштабный проект, по причине которого мы серьезно пересмотрели нашу доковую программу, поскольку такое судно как "Арктика", требует включения множества ресурсов. 

 - Куда ее поставите?

 - В док им. П.И. Велещинского, только он позволяет принять такие габариты. Это, конечно, будет уникальная операция. "Арктика" и по осадке, и по ширине даже в такой большой док встанет впритык. С нее должны выгрузить максимальное количество груза, чтобы судно всплыло, и только после этого его заведут в док.

Как вы знаете, на ледоколе будет заменен ГЭД правого борта. Сейчас грузят новый электродвигатель, везут его сюда на баржах к нам на завод. А дальше - сложная технологическая операция, включающая постановку атомохода в док, вырезку борта, монтаж специального технологического оборудования по выгрузке ГЭД (его будут выгружать гидравликой, потому что краны не поднимут 380 тонн, выгрузка будет производиться ступенчатым образом с помощью самодвижущихся платформ). Потом все это транспортируется на 47-й  причал, где уже будет ждать новый двигатель. Там примерно такая же схема: новый ГЭД выгрузят, погрузят на транспорт, перевезут к нам и будут загружать и монтировать на судно.
 
Ледокол "Арктика" / Фото: Сильченко Ян Витальевич

 - Все это будет осуществляться силами ваших специалистов?

 - Совместно с нашим заводом будет работать Балтийский завод, составлен специальный график. Недавно к нам приезжал генеральный директор Балтийского завода вместе с технологами и главным строителем, обсуждалась сроковая дисциплина и прочие моменты. Сейчас идет поставка в Кронштадт докового опорного устройства, мы его собираем. 

 - Звучит прямо-таки морально тяжко...

 - Конечно, тяжко. Тем более, с точки зрения сроковой дисциплины. Ни в коем случае нельзя допускать ошибок, потому что любая оплошность приведет к остановке и срывам сроков. Будет задействовано очень много организаций. 

 - Какие сроки по контракту?

 - По срокам сейчас не скажу, но знаю, что в сентябре месяце судно будет здесь. Охладят реакторы и приведут его к нам. Все это должно завершиться к началу навигации. При этом после завершения всех ремонтных операций "Арктика" должна выйти, запустить реакторы, загрузить провизию, забрать все, что было ранее выгружено - все якоря, цепи, тяжелые грузы - и только после этого отправиться на выполнение своих задач.

 - Плюс испытания… 

 - Естественно. После загрузки гребного электродвигателя отверстие в борту заварят и судно уйдет. Параллельно внутри ледокола будет происходить монтаж, обвязка самого ГЭД. То есть он пойдет еще в Мурманск, к порту приписки, где полностью загрузится и окончательно подготовится к непосредственной эксплуатации. На нас же будет не только доковая операция - в процессе будет осматриваться корпус, винто-рулевой комплекс, забортная арматура. 

 - Больше ни у одного из предприятий в России нет технических возможностей для того, чтобы принимать на ремонт подобные суда. Получается, что все ледоколы проекта 22220 в теории будут проходить обслуживание только у вас? По крайней мере, до того момента, как будет введен в эксплуатацию док в Турции. 

 - Теоретически, да. У нас подходящие мощности, осадки. Док им. П.И. Велещинского – вообще уникальное сооружение. И в культурно-историческом плане, и в техническом. С одной стороны, конструкция, как и все гениальное, проста. С другой стороны, она позволяет проводить уникальные, сложнейшие операции. Все крупные ледоколы заходят именно сюда. 

 - Как сейчас обстоят дела с направлением по производству рыбопромышленного оборудования?

 - На сегодняшний день полностью подготовлено все производственное оборудование, проведены испытания. Мы закупили сварочное и гибочное оборудование, резку, фрезерные станки, выстроили полную цепочку изготовления, получили разрешение на эксплуатацию всей этой техники. Теперь заключаются  контракты на выпуск серийной продукции. 
 
Установка аквакультуры / Фото: Кронштадтский морской завод

 - Что будете выпускать?

 - Судовое оборудование по рыбопереработке. Судно, оснащенное такой техникой, выходит в море и улов тут же перерабатывается - нет надобности вывозить это все на берег. Наши иностранные коллеги уже научились таким образом минимизировать затраты - рейсы длятся дольше, ресурсов используется меньше.

В советские времена в море стояло большое рыбоперерабатывающее судно с цехами. К нему подходили рыбаки, выгружали добычу, здесь рыба перерабатывалась, подходило другое судно и все это выгружалось уже в виде консервов или заморозки. Сейчас в связи с тем, что нет рыбопромысловых зон, где можно стоять на одном месте без остановки, стали актуальны рыбоперерабатывающие фабрики, которые устанавливаются и используются непосредственно на борту. Они мобильны, менее затратны и приносят больше прибыли.

 - Была информация, что на Кронштадтском заводе планируется запуск судостроения. 

 - Да, планируем запустить производство по выпуску маломерных судов. Сейчас прорабатываются варианты технологий изготовления, формируется цепочка производственных этапов, и, соответственно, решается вопрос оборудования и персонала. А экономисты мониторят рынок, "прикидывают" секторы сбыта, чтобы производство стало серийным. 

 - А что это за суда могут быть?

 - Это будет прибрежный флот. На базе основного проекта, который мы сейчас прорабатываем, можно будет делать различные модификации. Это может быть судно для водолазов, может быть судно для обеспечения и снабжения кораблей, ходящее в прибрежной зоне. Это будет судно, проектная длина, ширина и осадка которого не должна превышать определенных значений, чтобы его можно было транспортировать не только по воде, но еще и спокойно можно было перевозить наземным путем на трейлере. 

 - Это производство будет развернуто уже на имеющемся оборудовании?

 - Да, на базе нашего же производства. Просто отдельный участок будет заниматься сборкой корпусов. Насыщение будет реализовываться в других цехах, а комплектация электроникой и механикой будет либо собираться на заводе по пожеланию заказчика, либо уже на месте. 


Материалы по теме: 
Перспективы Кронштадтского морзавода — какие новшества вводит одно из старейших морских предприятий
"Недостаток судоподъемных средств – одна из главнейших проблем судоремонта"
Интервью с капитаном судна "Капитан Николаев" - с любовью к ледоколам
Жаркая пора Кронштадтского морского завода

Наши новости в Telegram

Автор: Юлия Хазиева
Поделиться новостью
"Кронштадтский морской завод", АО
Россия, Кронштадт+7 (812) 435-21-01



Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость