Благодаря импортозамещению у России появятся свои сейсмокосы и оборудование для разведения рыбы

- A + Автор: Петр Щеголихин КомментарииПрочитано 5660 раз   |
Вслед за активным строительством рыбопромысловых судов "Океанприбор" занялся разработкой оборудования для разведения рыбы. А ещё отечественная компания вскоре будет выпускать сейсмокосы, что станет ещё одним весомым шагом к импортозамещению.
История создания Концерна началась в 1949 году. В разные периоды, называясь НИИ-3, ЦНИИ "Морфизприбор", НПО "Океанприбор", меняя форму организации и собственности, предприятие сохранило основные функции и задачи ведущего специализированного предприятия в России по созданию гидроакустической техники для Военно-морского флота и народного хозяйства. Сегодня это интегрированная структура, включающая в себя 10 предприятий. Об актуальных вопросах, о новейших разработках и достижениях специально для Корабел.ру рассказывает заместитель генерального директора по инновациям и проектам гражданского назначения, доктор технических наук, профессор Ян Альбертович Ивакин.

– Ваша компания недавно стала частью Корпорации морского приборостроения (КМП). Что скажите об этом?

– Постепенно в руководстве отрасли возникло мнение, что "Электроприбор", "Моринформсистема-Агат", "Аврора" и "Океанприбор" стоит собрать под единым началом, чтобы унифицировать часть задач, которые мы решаем. Это тот путь, которым прошли крупнейшие европейские производители аналогичных систем. Путь, который позволит оптимизировать производственные мощности, объединить научно-производственные ресурсы нескольких крупнейших игроков рынка, исключив при этом внутреннюю конкуренцию и согласовав внешнюю политику. Это трудный путь, как и любая радикальная перестройка, но способный привести к существенному росту эффективности деятельности предприятий, входящих в корпорацию, а, значит, и к усилению научного потенциала, повышению качества и конкурентоспособности выпускаемой продукции.
 
Заместитель генерального директора по инновациям и проектам гражданского назначения, доктор технических наук, профессор Ян Альбертович Ивакин / Фото: Корабел.ру

– Конкуренции действительно удалось избежать после объединения?

– Конкуренция есть всегда, потому что неизбежно каждый из нас заходит на соседние площадки. Системами управления занимается "Агат", но системами управления занимается и "Аврора". Мобильной системой гидроакустических приборов занимаемся мы, гидроакустическими системами стационарными занимается "Агат". Но эта конкуренция – нормальное явление. Например, предприятие в составе "Агат" – "Атолл", было создано в 1976 году нашими специалистами. Относиться к ним как к конкурентам мы не можем.

Наша задача – делать хорошую технику, а не конкурировать. А корпорация помогает решить экономические вопросы.

– Сколько сотрудников в компании? Какое место она занимает в корпорации?

– На десяти предприятиях, которые входят в состав концерна, трудятся около 6000 человек. Для примера, у "Агата" порядка 20 предприятий с общей численностью сотрудников около 20 тысяч. Соответственно, мы не самая крупная компания в корпорации. Но я считаю, что "Океанприбору" удалось развить и приумножить высокий научно-технический потенциал и тем самым сохранить позиции монопольного производителя гидроакустических комплексов на протяжении 70 лет благодаря кадровой стратегии, базирующейся на бесценном опыте ветеранов отрасли, энергии и потенциале молодых специалистов.

– Ваш основной сектор – военный, однако вы разрабатываете отличную продукцию и для гражданских нужд. Расскажите о ней.

– Первое – рыбопоисковая аппаратура и аппаратура для товарного разведения рыбы. Тут мы сотрудничаем с КБ "Восток", а также с "Авророй", поставляющей мостиковые системы судов, под которые мы, в свою очередь, производим акустическую аппаратуру. Второе – морские геофизические комплексы с сейсмокосами.

– Сколько в процентном соотношении гражданской продукции производите, а сколько военной?

– Перед нами поставлена задача к 2030 году достигнуть 50% в гражданском секторе производства. Но я не думаю, что в ближайшие 2-3 года мы освоим большой процент гражданского рынка. 15-20% – уже хорошо.

– Насколько выполнима задача выхода на 50% к 2030 году?

– Если глава государства такую задачу поставил – она должна быть реализована.

– Давайте вернемся к оборудованию для поиска рыбы и её товарного разведения. Сегодня рыбаки все еще предпочитают взаимодействовать с импортным производителем сложного технического оборудования. Что скажете об этом?

– Да, в 90-е годы на рынок проникла скандинавская, японская техника, и у российского производителя возникли серьезные проблемы, хотя и в советское время завод в Таганроге выпускал более 70% отечественной рыбопоисковой техники. Сейчас предпринимаются достаточно серьезные усилия, чтобы вернуть позиции на рынке.

Как и говорил, взялись за инновационную сферу – товарное рыборазведение. Для понимания, например, порядка 80% рыбы во Вьетнаме выращено в искусственной среде.

– С какими компаниями сотрудничаете?

– Если мы говорим, о рыборазведении, то тесно взаимодействуем с заводом "Риф", с КБ "Восток", поставляем свою аппаратуру для завода "Море" (Феодосия): они сейчас как раз планируют строительство траулеров.

– Как ищете заказчиков для своего гидроакустического оборудования?

– Если речь идет о комплексной поставке, то мы работаем через "Аврору", так как заказчику обычно требуется не какое-то отдельное техническое решение, а сразу весь комплекс для судна. Если это какой-то локальный заказ, то взаимодействуем напрямую, как, например, с заводом "Море". Но российское судостроение – это более 170 российских предприятий, и хочется отметить, что становление Концерна, наше доброе имя, наше уверенное развитие не было бы возможным без самого тесного партнерского сотрудничества с большинством из этих организаций. В части же создания сложной наукоемкой продукции Концерн проводит совместные научные исследования по тематике прикладной гидроакустики с лучшими представителями науки в этой области, в числе которых институты РАН, отраслевые НИИ, проектные судостроительные бюро, научно-исследовательские учреждения ВМФ, представительства и ведомства заказчиков и другие наши партнеры.
 
"Аврора", мостик / Фото: АО "Коцерн НПО "Аврора"

Долгие годы плодотворной совместной деятельности связывают АО "Концерн "Океанприбор" с предприятиями — ЦКБ МТ "Рубин", СПМБМ "Малахит", ЦМКБ "Алмаз". Серийная продукция, разработанная концерном и выпускаемая серийными заводами, входящими в состав нашей интегрированной структуры, востребована крупнейшими судостроительными предприятиями отрасли –АО "Северное машиностроительное предприятие", АО "Адмиралтейские верфи", АО "Прибалтийский судостроительный завод "Янтарь", АО "Зеленодольский завод им. А. М. Горького" и др. Десятки конструкторских и проектных бюро, научно-исследовательские институты, производители и поставщики комплектующих корабельного, судового оборудования и вооружения — все мы работаем в тесном сотрудничестве ради одной цели: создание современного судна, не уступающего по уровню технической оснащенности и тактико-техническим характеристикам лучшим мировым образцам.

– Считаете рыборазведение перспективным направлением?

– Сегодня никого не пугает, что ряд животных выращивают для еды, к тому же при современных потребностях общества естественных ресурсов недостаточно. Рыбу нужно разводить и делать ее экологически чистой, здоровой. Но для этого требуется научная база, аппаратура. Поэтому мы активно включились в работу, которая ведется совместно с Минпромторгом и Минсельхозом. Пришлось даже включить в эту работу Минтранс. К тому же это экономически выгодно. Когда на Ладожском озере построили фермы по разведению форели, спустя год в городе цены на эту рыбу упали вдвое.

– Над чем сейчас непосредственно работаете в области рыборазведения?

– Наш "пионерский проект" по созданию комплексной системы мониторинга чистоты воды, акватории в районе размещения ферм рыборазведения находится на стадии завершения. Совместно с севастопольскими учеными Института природно-технических систем РАН построена буйковая станция, которая снабжена биологическим элементом контроля воды. Как в Петербурге в водоканале при помощи раков определяют чистоту воды, так и мы будем качество морской воды контролировать при помощи мидий.

– Какие-то сложности при разведении рыбы могут возникнуть?

– Рыбная ферма, в принципе, – сложное хозяйство. Рыба чувствительна к температуре воды, ее нужно опустить на ту глубину, которая ей наиболее комфортна. Продукты жизнедеятельности рыбы постоянно отравляют воду: необходимо следить за её состоянием и перемещать платформу, чтобы не было замора. Отдельная тема – корм. Например, когда отказались от зарубежных кормов и перешли на собственные, качество рыбы упало. И все это вместе довольно наукоемкая технология.
Как приборостроители, мы способны производить системы контроля воды, дозаторов, грануляторов, и другие необходимые датчики. Для контроля и развития биологической части технологии мы будем привлекать специалистов из соответствующей предметной области.

– Насколько наша гидроакустическая техника конкурентоспособна по сравнению с зарубежной?

– Несколько лет назад в рамках развития морской техники разрабатывали ОКР под названием "Эхопоиск". Создали довольно сложную гидроакустическую систему, ничуть не хуже того, что предлагает Furuno. Получился дорогой, мощный и эффективный продукт двойного действия. Станция могла видеть не только рыбу, но и другие объекты под водой.

Хотя и реализовать станцию как коммерческую рыбопоисковую нам не удалось, сегодня она используется нашими государственными структурами для поиска подводных объектов.

Еще один пример – гелезаполненные сейсмокосы. В мире существуют всего три крупных производителя оборудования с сейсмокосами для разведки на морском шельфе. Это французская фирма Sercel, американская и английская компании. Причем на долю Sercel до недавнего времени приходилось до 80% мирового рынка. Россия – не исключение, так как традиционно использовала сейсмокосы производства французской компании. В связи с вводом санкций, в том числе и на данное оборудование, возникла потребность в создании отечественных сейсмокос.
 
Сейсмокосы / Изображение взято с сайта "Океанприбор"

Минпромторг в рамках программы импортозамещения инициировал ряд работ, направленных на создание оборудования для сейсморазведки на шельфе. Среди них были работы по созданию системы регистрации данных от сейсмокос, донных систем сейсморазведки и так называемых "птичек" – управляемых тел, которые задают положение сейсмокос при буксировке. Перед АО "Концерн "Океанприбор" стояла задача менее чем за два года создать оборудование с сейсмокосами.
Результатом работы стали гелезаполненные сейсмокосы, которые отличаются от импортного прототипа несколькими параметрами.

Во-первых, они не твердотельные, а гелезаполненные, что позволяет снизить гидродинамическую помеху при буксировке. Во-вторых, они могут погружаться на бо֜льшую глубину, чем зарубежные аналоги, на которых специально установлен ограничитель, позволяющий им работать на глубинах не более 50 метров. Наше же оборудование можно использовать на глубинах свыше 400 метров, что повышает отношение "сигнал-помеха", так как позволяет приблизить систему ко дну. В-третьих, использована специальная конструкция преобразователя, позволяющая снизить влияние помех на датчик и еще более повысить отношение "сигнал-помеха".

Данные, полученные на отечественном оборудовании, показали хорошее соответствие с результатами сейсморазведки, произведенной с применением изделия фирмы Sercel. Это позволило принять новый образец в опытную эксплуатацию. ОАО "МАГЭ" (Морская Арктическая геологоразведочная экспедиция), проанализировав результаты полученных измерений на протяжении 4500 км, выдало заключение, что наша система соответствует предъявленным к ней требованиям.

– Планируете развивать производство сейсмокос?

– Да. Есть ещё один ОКР, задача которого создать систему с несколькими косами и организовать их серийное производство. ОКР находится на завершающей стадии, мы не сомневаемся, что разработка будет завершена. Параллельно решаем вопрос ремонта, так как французские косы в эксплуатации остались, и им необходимо продлить жизнь.

Производство сейсмокос хотя и довольно узкий сегмент, экономически выгоден. Одно судно имеет общую длину сейсмокос около 100 км. Стоимость погонного метра такой косы порядка 500 евро. Дело осталось довести до серийных поставок. Это, несомненно, решит задачу производства гражданского сегмента нашего предприятия.

– Какие могут быть трудности с серийными поставками?

– "Океанприбор" производит штучные вещи: пять – шесть образцов на конкретное судно. А когда делаются штучные вещи – это дорогой процесс, потому что нужно держать стендовое оборудование, акустические мощности...

– Как решается такой вопрос?

– Для начала мы сейчас работаем над снижением стоимости продукта. А решение только одно – создание отдельного дочернего предприятия, которое будет заниматься производством продукции под гражданские нужды. На сегодняшний день мы на этапе становления и разработки концепции, бизнес-плана такого предприятия.

– Смогут ли ваши сейсмокосы конкурировать на мировым рынке?

– Как я говорил ранее, в рамках работы удалось провести натурные испытания в Баренцевом море изготовленной 8-километровой сейсмокосы с оборудованием регистрации. Данные, полученные на отечественном оборудовании, показали хорошее соответствие с результатами сейсморазведки, произведенной с применением изделия фирмы Sercel. Соответственно, наши сейсмокосы не только могут конкурировать на мировом рынке, но и опережать по некоторым параметрам.

– Перейдем к следующему продукту, который вы производите для гражданских нужд.

– Есть несколько задач, которые одинаково интересны и для гражданского, и для военного применения.

Ситуация первая: вы что-то уронили на дно. Это может быть самолет, контейнер, какой-то объект. Наша задача его найти. Вторая – разведка. Вы хотите построить какой-то объект на дне и должны знать, нет ли там полости, в которую провалится опора, если вы ее поставите. Третья – морская навигация. Как сейчас летает ракета? Ориентируясь на складки местности, так как ее рельеф уникален. Такой же подход возможен и под водой.

Совокупность этого рода задач называются поисково-исследовательскими. Они важны и для гражданского, и для военного секторов. Яркий пример – комплекс "Матрица", который мы разработали в двух модификациях. Это либо специальный катер с уже поставленным на него гидроакустическим оборудованием, либо контейнер, который можно установить почти на любое судно. "Матрица" позволяет получить гидроакустическое изображение объекта на дне и идентифицировать это изображение.
 
Заместитель генерального директора по инновациям и проектам гражданского назначения, доктор технических наук, профессор Ян Альбертович Ивакин / Фото: Корабел.ру

В состав оборудования также входит небольшой робот по имени "Гном", который может опуститься непосредственно к объекту для подтверждения находки.

Помните: последние годы в стране проходила "Вахта памяти", в рамках которой обнаружено очень много кораблей военного периода. Большинство этих затонувших кораблей найдено при помощи нашего оборудования или аналогичного ему.

Мы ведем сейчас переговоры с Росморпортом о том, чтобы использовать "Матрицу", например, при контроле фарватеров в Финском заливе и других аналогичных акваториях. Чрезвычайно эффективный инструмент. Выводим его на граждаский рынок. Переговоры, которые мы ведем с нашими российскими партнерами, сводятся к обсуждению возможности поставки или даже организации совместного производства.

Кстати, основоположником поискового метода "Матрицы" является наш сотрудник, который придумал его ещё в 60-х годах. Изначально метод использовался для обеспечения передвижения подводных лодок в Арктике по разводам на льду или по полынье.

– Над чем "Океанприбор" трудится непосредственно сегодня?

– Все силы брошены на обеспечение заказов и интересов Росгеологии в области геологоразведки. Мы активно достраиваем производственную линию, которая сможет выпускать до 100 км сейсмокос в год. Продолжаем осваивать технологию ремонта сейсмокос как нашего, так и зарубежного производства. Завершаем работу по отладке и производству первосерийного образца морского геосейсмического комплекса. Ощущаем большую потребность и интерес к нашим разработкам со стороны "Газпром нефть шельфа" и Росгеологии. Поддерживаем контакт с МАГЭ.

На завершающем этапе находится вторая разработка под названием "Слейминг": это катер с оборудованием "Матрицы", способный работать на высоких скоростях, что обеспечивает быстрый и широкий охват пространства.
 
Заместитель генерального директора по инновациям и проектам гражданского назначения, доктор технических наук, профессор Ян Альбертович Ивакин / Фото: "Океанприбор"

– Как обстоят дела с созданием гидроакустических систем для ВМФ?

– Интегрированная структура в интересах ВМФ России производит 90% всех гидроакустических комплексов для подводных лодок, является монопольным производителем систем связи и абсолютных лагов для субмарин и единственным поставщиком гидроакустических комплексов (ГАК), гидроакустических станций с гибкими протяженными буксируемыми антеннами (сейсмокосами) и гидроакустических систем для надводных кораблей. За последние годы был создан ряд новых изделий, предназначенных для Военно-морского флота. Среди них — новейшие гидроакустические комплексы для подлодок проектов "Ясень" и "Борей", модернизированный комплекс МГК-400ЭМ в различных модификациях для подлодок проекта "Варшавянка". Для корветов класса "Стерегущий" создана гидроакустическая система "Минотавр", разработаны многофункциональные мобильные комплексы освещения донной обстановки ММК-100 и ММК-300.

– Поговорим о кадрах. Как оцениваете подготовку молодых специалистов?

– Спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Мы создали четыре базовые кафедры: две в "ЛЭТИ", по кафедре в Гидромет и Корабелке. И все это кафедры, на которых мы сами готовим себе специалистов по той простой причине, что это было понято нашими предшественниками лет двадцать назад. Последние годы активно наращиваем взаимодействие с ГУАП. К преподаванию на базовых кафедрах привлекаются ведущие сотрудники и руководители концерна, которые готовят молодых инженеров по учебным планам согласованным предприятием.

Наше предприятие – пример того, как это эффективно работает. В некоторых наших подразделениях до 80% сотрудников – выпускники одной кафедры. Часто мы сами принимаем участие в подготовке специалистов. Потом, если кому и предъявлять претензии, то только себе.
 
Фото взято с сайта "Океанприбор"

В концерне работают более 60 кандидатов и докторов наук, имеются аспирантура, диссертационный совет, учебный центр, занимающийся профессиональной переподготовкой и повышением квалификации сотрудников. Около трети коллектива – сотрудники моложе 35 лет, уже имеющие опыт работы и способные самостоятельно решать поставленные перед ними задачи.

На сегодняшний день более 70% сотрудников Концерна имеют высшее образование. Высокотехнологичное производство требует высокой квалификации работников, поэтому подготовка и обучение кадров всех уровней является неотъемлемой частью кадровой политики предприятия. Повышение квалификации проводится как непосредственно в Концерне силами ведущих специалистов организации, так и во внешних организациях (вузах, учебных центрах, учебных комбинатах и пр.). В настоящее время администрация Концерна проводит активную политику по привлечению на предприятие молодых специалистов. Так мы закрываем вопрос кадров.

– Выходит, вы не испытываете классических трудностей с недостаточной подготовленностью молодых специалистов?

– Проблематика есть. Общий уровень подготовки студентов действительно невысок. Приходится прилагать много усилий, чтобы выделить те золотые зерна, которые мы можем себе взять. Но благодаря нашим усилиям, мы эту проблему закрываем. Текучки кадров почти нет. Если мы смогли заинтересовать специалиста задачей, он, как правило, остается.

Немного иная ситуация с программистами. Суммарно у нас их трудится около 400 человек, и эти ребята нередко уходят в другую область, так как сейчас программисты исключительно востребованы.

– Перейдем непосредственно к заводам. Как часто приходится обновлять производство?

– Если вы разработали в государственных интересах какой-то ОКР, предусматривается и финансирование на реализацию этого ОКРа. Минпромторгом на перевооружение отечественного оборудования в последние годы было потрачено немало средств. Кто-то строил здания, кто-то закупал цеха; мы построили собственное производство по пьезокерамике, так как для наших датчиков это – основа. Плохо сделал датчик – плохо сделал все.

Второе серьезнейшее производство, которое нам удалось создать, – производство печатных плат. Оно находится в Кировском филиале в Ленинградской области. Это высокоуровневое производство, которое может создавать многослойные печатные гибкие платы (до 20 слоев, 7 класса точности).

Также на каждом заводе мы создали почти что одинаковые участки автоматизированного монтажа. Это позволяет перекидывать задачи с завода на завод без серьезных изменений в технологии.
 
Фото предоставлено "Океанприбором"

Создали гальваническое производство и большое количество новых участков, которые позволяют нам достаточно эффективно выпускать качественную продукцию.

Серьезно обновили научно-исследовательскую базу. Один из объектов, которым мы по праву гордимся, – испытательный бассейн для гидроакустического оборудования со специальными прорезиненными стенками, поглощающими звук. Наш бассейн самый большой в Европе. Честно скажу, что мы все стараемся делать сами. Даже книги и справочную литературу по нашей специальности мы пишем сами.

– Как сказывается на производстве рост цен на материалы?

– Бьет по карману. Это риски, учитывая длительность производственного цикла. Сегодня, когда к нам приходят и спрашивают, как быстро вы можете выпустить изделие, мы говорим, что срок изготовления начинается от 9 месяцев. Это связано с тем, что изделие сложное, а сроки закупок материалов – длительные. Конечно, тут, бывает, и цены успевают подрасти.

– На какой мысли вы бы хотели завершить наше интервью?

– Сегодня возрождается инженерная школа, и это хороший знак. При этом очень хочется, чтобы пришло понимание: инженерная профессия – перспективна. В ней любой молодой человек может реализовать свои идеи, заработать на безбедную жизнь.
Стране нужны юные специалисты с горящими глазами.

Наши новости в Telegram

Автор: Петр Щеголихин
Поделиться новостью
"Концерн "Океанприбор", АО Россия, Санкт-Петербург+7(812)320-80-40, +7(812)320-80-42
"Судостроительно-судоремонтный завод "Риф", АО Россия, Ростов-на-Дону+7(8632)51-43-66
"Концерн НПО Аврора", АО Россия, Санкт-Петербург+7(812)702-59-00,+7(812)297-23-11
"Восток КБ", ОАО Россия, Санкт-Петербург+7(812)786-19-10


Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость