Столпы отрасли
Столпы отрасли
В этом разделе мы будем рассказывать о судьбе и достижениях выдающихся личностей и профессионалов, посвятивших свою жизнь морскому делу.

Товарищу Пушкареву, пароходу и человеку!

- A + Автор: Николай Баженов КомментарииПрочитано 155 раз   |
Наш постоянный автор, давний друг "Корабел.ру", опытный волжский капитан Николай Баженов делится с читателями очередной историей, ярко иллюстрирующей судоходство на Волге во времена СССР. В центре внимания сегодняшней его статьи - легендарный начальник судоходной инспекции Волжского бассейна Леонид Пушкарев.
Когда с мостика видишь, что навстречу идет т/х "Капитан Пушкарев", неизменно всего тебя охватывает какое-то теплое волнительное чувство и хочется выкрикнуть: "Здравствуйте, дорогой Леонид Васильевич!"

Кто такой Л.В. Пушкарев, знает каждый волгарь и большинство речников других бассейнов. Почти все судоводители учились по учебникам и изучали "Правила плавания", в составлении которых неизменно он играл главную роль. Многие помнят, что именно он придумал метод толкания приставки, когда сам был капитаном "Волго-Дона 1" и вместо 5 тыс. тонн груза доставлял с Нижней Волги в Горьковскую область более 7 тыс. тонн.

Были у него и другие рекорды, за что он был удостоен высших правительственных наград и получил звание Героя соцтруда.
 
Леонид Васильевич Пушкарев / Фото предоставлено автором

Наше поколение помнит его как начальника судоходной инспекции Волжского бассейна, то есть главного судоходчика Волги от Рыбинска до Астрахани. Все мы руководствовались приказами, подписанными "самим Пушкаревым", ну а молодежь вообще воспринимала его высокопоставленным и недосягаемым руководителем. Я не был исключением и Пушкарева видел только на портрете.

Когда пришло время дипломироваться на второго штурмана, комиссия Горьковского участка судоходной инспекции, вопреки моим ожиданиям, выдала мне протокол, подтверждавший, что диплом будет ограничен 3-й группой судов. На вопрос: "Почему?" мне холодно ответили, что высшее образование у меня не судоводительское, а после техникума, и при работе на "пузырях" диплом более высоких групп не выдается.

Немало огорченный стоял я в коридоре пароходства, когда неожиданно ко мне подошел давний знакомый работник бассейновой судоходной инспекции и спросил, почему у меня такой растерянный вид. Я поведал ему, в чем причина. Он посмотрел на меня добрым взглядом и сказал: "Пойдем, проконсультируемся у одного человека!" По дороге узкими коридорами и лестницами я спросил: "А мужик твой – специалист по дипломам?" Тот ухмыльнулся и ответил, что "мужик и в дипломах разбирается!".

Мы остановились у какой-то двери,  мой товарищ велел мне подождать, а сам вошел в кабинет, взяв с собой мой протокол. Минут через пять он вышел с хитрой улыбкой и сказал: "Заходи!" Я зашел через двойную дверь... и ноги у меня чуть не подкосились: в светлом кабинете за большим столом сидел ОН, тот самый "с портрета" ПУШКАРЕВ, в парадной форме (по случаю какого-то праздника) и со Звездой Героя на груди.

С интересом посмотрев на меня, он улыбнулся, предложил сесть и начал расспрашивать, как я пришел на Волгу, где работал. Узнав, что я еще в детские годы "рулил" у капитана А.И. Казакова на "Герцене", он чуть не воскликнул: "Так, это же Школа! Анатолий Иванович был одним из лучших капитанов ВОРПа и моим другом!" А потом спросил: "Так почему же они тебе отказали в дипломе 4-й группы?" Я робко пояснил, что у меня, к сожалению, высшее образование только гуманитарное, а судоводительское – всего лишь техникум. 

"К сожалению... всего лишь... А у них не спросил, какое образование?" – буркнул Пушкарев, а потом глаза его заблестели добрыми огоньками: "А мне не откажут?" И с этими словами он размашистым почерком "наискоски" на моем протоколе вывел: "Прошу, в порядке исключения, выдать диплом второго штурмана четвертой группы судов! Л. Пушкарев".
 
Река Волга / Корабел.ру

После этого случая "народная молва" дошла до затона, и многие язвительно стали называть меня "крестником Пушкарева". Впоследствии мне несколько раз приходилось встречаться с Леонидом Васильевичем, и не всегда он меня "гладил по головке", но доброе, отеческое отношение к себе с его стороны я чувствовал.

Как-то, уже на т/х " XXI съезд КПСС", после отправления из Горького и прохождения рейда мы решили на моей вахте в рубке попить чайку. Разложили бутерброды, начали травить анекдоты, двери и окна открыты... Смотрю, на мостике впереди рубки нарисовался какой-то дяденька в скромном костюме и, любуясь Волгой, стоит к нам спиной. Эх, думаю, чем-то похож на Пушкарева, но придется попросить его отсюда! В этот момент "дяденька" повернулся, и уже не было сомнений, что это ПУШКАРЕВ. "А я стою и жду, – говорит он, – пока вы чаевничать прекратите на ответственном участке!" "Сейчас уберем!", вырвалось у меня. "Нет, уж, сначала гостя должны угостить!" – резюмировал Леонид Васильевич и рассмеялся!

Много интересного и поучительного тогда рассказал он нам в рубке за чаем. Узнали мы, что он едет с нами до Казани на разбор аварийного происшествия. Я только не понял, почему нас тогда никто не предупредил, что на судно сел сам Пушкарев. Видимо, он об этом капитана попросил и хотел посмотреть своими глазами, как я маневрирую и веду теплоход.

А вечером, во время обхода перед заступлением на вахту я услышал из разговоров пассажиров, что "...в Горьком сел какой-то капитан, и он лихо отплясывает на танцах на корме". Пройдя в кормовую часть средней палубы, где по вечерам устраиваются дискотеки, лично увидел Начальника, весело танцующего с пожилыми пассажирками. Заметив меня, Начальник сначала улыбнулся дамам, а потом подошел ко мне с весьма строгим лицом и на ухо сказал: "Немедленно убери отсюда матроса с сигаретой в зубах!"

Такое "преображение" заставило меня очередной раз удивиться: "веселясь" с пассажирами, Леонид Васильевич не только был абсолютно трезв, но и следил за обстановкой на судне, за тем, чтобы честь пассажирского флота Волги малейшим образом не была запятнана даже матросом с сигаретой.
 
Открытие навигации / http://www.thinkstockphotos.com

Но это еще не все. Плавал тогда со мной кот Васька, которого любили все, кроме одного капитана-наставника. Тот буквально требовал, чтобы я высадил любимца, "нарушающего Санитарные Правила". Как назло в ночь, когда на судне был Пушкарев, Вася куда-то запропастился. Ну, думаю, не дай бог, попадется на глаза Начальнику, и тут уж действительно придется высаживать. А утром на вахте перед Казанью я опять испытал шок: смотрю, на мостик по трапу поднимается Пушкарев в парадной форме, а внезапно нарисовавшийся на тентовой палубе кот ловит его сверху за фуражку с "дубьями". Вместо гнева, Леонид Васильевич расцвел и начал с Васькой играть, со словами: "Киса-киса!" А потом мне: "Твой, что ли кот? Хорош! Береги его!"

Впоследствии, когда капитан-наставник спросил, списал ли я кота, не без иронии ответил, что рад бы, но это любимый кот Пушкарева и он велел беречь его!  Не секрет, что этот "наставник" меня потом не очень жаловал...

Мог ли думать тогда Пушкарев, да и все мы, что именно наш теплоход "XXI съезд КПСС" будет носить ЕГО ИМЯ!

Шли годы. В 1987-м Пушкарев ушел на пенсию. От друзей слышал, что он хворает, но Волгу не забывает. Однажды, в начале 90-х, минут за 15 до отправления из Горького, я увидел в зале Речного вокзала у окна, выходящего на причалы, пожилого человека в стареньком пиджачке, который явно любовался Волгой и пароходами. И тут уже я не ошибся: "Леонид Васильевич, здравствуйте, как вы?" Он повернулся, я увидел в глазах его слезы. "Коля! А я тут давно стою, и никто меня не узнает. Кроме тебя!" "Пойдемте!" – чуть не командным голосом попросил я, и сам Пушкарев мне подчинился.

В своей каюте я попытался его наспех угостить астраханскими дарами. Он слегка пригубил, слегка закусил и, взглянув на меня своим добрым взглядом, произнес: "А тебе нельзя... до самой зимы!" Пришлось сказать, что не пью в навигацию, тем более в присутствии начальника судоходной инспекции. "Уже давно не начальник, как старший товарищ тебе говорю", – был последний наказ Пушкарева. Я проводил его до трапа, он меня обнял, смахнул слезу и ушел, не дождавшись нашего отправления. Больше я не видел Леонида Васильевича...
 
Река Волга / Корабел.ру

В конце 90-х пришла весть о том, что находящемуся длительный период на реконструкции в Чехии нашему теплоходу "XXI съезд КПСС" дано новое имя "Капитан Пушкарев". Для меня это был праздник! Очень хотел на нем поработать, рассказывать экипажу и пассажирам, каким Человеком был Леонид Васильевич, но не довелось. Правда, я всегда о нем рассказывал в традиционных радиобеседах на всех своих теплоходах, где уже сам был капитаном. И неизменно, когда на ночных вахтах встречался с "Капитаном Пушкаревым", приветствовал палубным освещением, и он в ответ мне "подмигивал" террасами. 

Спасибо, Леонид Васильевич, что вы были в нашей жизни, что вы живы и будете жить долго в памяти волгарей!

Материалы по теме:
Про то, как "Жданов" "Кулибиным" стал (о переименовании теплоходов в 1980-е)
Гудками кого-то зовет пароход?! (о пароходных гудках)
Остановить вандализм на флоте! (о речных теплоходах, которые пускают "на иголки")
Лед тронулся... не было бы заторов! (о ситуации с речным пассажирским судоходством)

Наши новости в Telegram

Автор: Николай Баженов
Поделиться новостью

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость