Изумруды отрасли: путь от механика до конструктора

Флот: ILYA MUROMETS
- A + КомментарииПрочитано 355 раз   |
Давно известно, что работа в море - далеко не самый простой путь для заработка. Многие утверждают, что для этого надо иметь определенный характер. Побывав моряками, изучив все азы работы судового механика в море и реке, наши герои вернулись на берег, чтобы стать конструкторами. О том, как морская практика помогла им стать ведущими на своих предприятиях, с какими проблемами они столкнулись и что чувствуешь, когда видишь механизм, созданный по твоему проекту и чертежам, читайте в нашей статье.
Михаил Воронко, заместитель коммерческого директора по техническим вопросам ООО "Винета".
 
Михаил Воронко, заместитель коммерческого директора по техническим вопросам ООО "Винета" / Корабел.ру

Михаил, расскажите, пожалуйста, как вы выбрали специальность? По какой причине пошли по этому пути?

– Мой отец – судовой механик с 40-летним стажем работы на морских и речных судах. Он до сих пор не представляет свою жизнь без флота, правда, перешел сейчас на суда поменьше. В длинные рейсы не ходит.

Я рос вместе с ним, с его работой. Бывало, даже попадал в общие рейсы. Так мне и привилась любовь к морю, флоту и отрасли в целом.

Когда пришло время выбирать специальность, я пошел в наиболее понятную мне сторону – флот и механизмы, с ним связанные. Поступил в Колледж инновационных технологий специалистов флота, на судомеханический факультет. Правда, когда мой отец заканчивал это учебное заведение, оно называлось «Речное училище».

Уже на третьем курсе нам оформили рабочие документы, и мы могли работать в море.

За восьмимесячную практику я побывал на разных судах — на «Невском», «Сормовском», «Омском», «Балтийском». Мы ходили в Швецию, Норвегию, Данию. И там, будучи еще практикантом, я понял, что не хочу быть моряком на всю жизнь. Мне просто перестал нравиться ритм: четыре месяца в море, четыре на берегу. Я хотел не отставать от городской жизни, хотел ходить в кино, в театры, даже просто быть дома. А в море у тебя только каюта, экипаж и контракт.

Тогда я решил получать высшее образование. Поступил в ЛИВТ, ныне ГУМРФ им. адм. С.О. Макарова на ту же специальность «Эксплуатация судовых энергетических установок». Высшее образование давало более широкие возможности для самореализации. Можно было найти работу и на берегу.

В вузе учиться, во всяком случае нам — морякам с опытом, было непросто. Если специальные предметы давались просто, то высшая математика была сложной наукой. А инженерную графику и начертательную геометрию я просто ненавидел! Если бы кто-то тогда мне сказал, что я буду работать конструктором и моя деятельность будет связана с расчетами и чертежами, я бы никогда не поверил и ответил: «Никогда!»

Что дало отраслевое образование?

– Оно помогло понять, кем я на самом деле хочу быть, дало инженерное мышление, тягу к самообразованию. На практике это очень помогло!

Например, мы с одногруппником защищали дипломный проект в ЦТКБ «Минречфлота» (ныне «Инженерный центр судостроения»), руководителем у нас был Виталий Николаевич Веретенников. Это была не просто отписка, а вполне реальный проект самоходной шаланды с ВРК.

Помню, как мы первый раз пришли в КБ, увидели длинный коридор с моделями судов. В кабинетах сидели проектировщики, были развешаны чертежи. Мы так воодушевились увиденным, что попросились к Виталию Николаевичу на работу. Были готовы работать за копейки, только потому, что это было интересно. Проектировать суда и корабли — это же здорово!

Как вы стали конструктором?

– Все благодаря случайности! В ИЦС нас тогда не взяли. И параллельно с написанием диплома я работал учителем информатики в обычной средней школе №560 Выборгского района.

Мне позвонил один однокурсник, рассказал о вакансии конструктора в АО «Обуховское». На собеседование он не успевал, предложил поучаствовать мне. Я подумал: «А почему бы и нет».

В «Обуховском» меня тепло встретили и предложили занять должность конструктора 3-й категории с окладом в 23 тысячи рублей.

Сначала я занимался проектированием кулачков, валов, книц, отдельных сборок, занимался деталировкой. Спустя два месяца мне дали полноценный проект поворотной платформы. Но, к сожалению, по ряду причин спустя месяц мне пришлось из КБ уйти. Зато проект в первом приближении я закончил.

Что вам дал опыт работы в КБ «Обуховское»?

– Я научился пользоваться самым важным документом всех конструкторов — ЕСКД (Единая система конструкторской документации — прим. Ред.), а также освоил специальные инженерные программы SolidWorks, "КОМПАС". Плюс само по себе достижение, что я, простой моряк, стал полноценным конструктором. Но все же при работе ощущалась нехватка проектных знаний.

Что вас ожидало после этого?

– После «Обуховского» в 2010 я попал на ООО «Винета», где работаю до сих пор. Ну а дальше постарался максимально проявить себя на предприятии. Сначала меня принимали настороженно: молодой, амбициозный. Но шанс всех удивить предоставили. И буквально через неделю я сделал и представил 3D-модель проекта установки подготовки тяжелого топлива КУПТ. С нуля.

Вместо традиционного для «Винеты» двухмесячного испытательного срока меня приняли спустя две недели.
Всегда есть место судьбоносному случаю: мой карьерный путь можно описать схемой «вуз-диплом-работа». Я действительно окончил вуз, получил диплом и устроился по профессии. Но этот путь показателен в том, что, возвращаясь домой после работы школьным учителем, я воспользовался собеседованием, куда пригласили даже не меня, а моего товарища. А до учителя информатики мне приходилось работать и аниматором, и продавцом в ювелирном магазине.

То есть в карьере есть место таланту? Как вообще выглядела карьерная лестница на предприятии?

– Понятно, что и на «Винете» я начинал с конструктора 3-й категории, потом через два года получил 2-ю категорию, еще спустя год – 1-ю. И через два года я стал ведущим конструктором.

Затем стал главным конструктором. Проработав в инженерном центре пять лет, я получил приглашение в коммерческий отдел. Передо мной поставили задачу — создавать 3D-модели, согласно тендерным конкурсам, а также контролировать работу инженерного центра с выполнением директивных сроков.

Я согласился, потому что мне всегда нравилось создавать 3D-проекты «концептуально», а потом доказывать, что они - жизнеспособны.

Какие трудности испытали на протяжении всей карьеры?

– Главная трудность для меня и вообще для всех специалистов нашей сферы – это жуткий консерватизм отрасли. Всех устраивает тот факт, что устройство и оборудование просто работают. Зачем вносить инновации, если все и так функционирует? Также я заметил, что многие люди просто не хотят развиваться и совершенствоваться. Как специалист любой профессии, ты всегда должен хотеть развиваться, будь ты конструктор, кассир или бухгалтер.

Работая в руководящем составе инженерного центра, я все равно перешел на другую должность. Потому что мне интересно посмотреть на работу КБ с другой стороны. Ты всегда должен преодолевать преграды, ты должен постоянно достигать высоты, стагнация — не есть успех.

– Помимо раскрывшегося таланта в проектировании, какие навыки освоили?

– Я не могу сказать, что я идеальный инженер с абсолютными знаниями. Но у меня есть набор навыков, которые помогли мне занять эту должность. Я не испытываю сложности в презентации своего продукта как промышленный дизайнер. Считаю, что в России мало кто думает о дизайне в инженерном деле. Но если брать любую вещь, будь то фильтры, емкости или простая палубная вьюшка — в них важны и дизайн, и эргономика.

Сейчас вы погружены в работу с тендерами. Ваш профиль — крупные, дорогостоящие тендеры или все вместе?

– Я занимаюсь всеми тендерными заявками. Привередничать в таком деле не стоит, ведь любое участие в тендере — это шанс не просто продать продукцию, но и получить потенциального партнера на будущее. К примеру, сейчас мы готовим технико-коммерческое предложение на большую номенклатуру наших изделий в рамках тендерной заявки для железнодорожного парома на Сахалин.
 
Михаил Воронко, заместитель коммерческого директора по техническим вопросам ООО "Винета" / Корабел.ру

– Расскажите о каких-нибудь ваших достижениях в проектировании за карьерный путь конструктора?

– Их было немало. Думаю, на альбомчик наберется. Каждое изделие по-своему интересное, но не каждое дошло до «железа». В «Обуховском» было много технически сложных проектов: от научно-исследовательских комплексов до специальных кранов. А уже на «Винете», среди прочего, к примеру, я разработал первый и единственный экземпляр водоотделителя пара для ледоколов проекта 22220. Ранее подобные установки производила только немецкая компания. Но после «санкционных» историй они от поставки отказались, и КБ «Айсберг» как головное КБ в проекте 22220 обратилось к нам.

Мы проверяли наш водоотделитель в Аэрогидродинамическом институте, заказывали у них электронную продувку. И их специалисты сказали, что конструкция «Винеты» сепарирует 98% пара. Это очень хороший результат!

Хотел бы подчеркнуть, что все проекты, в которых мне приходилось участвовать, я создавал удобными для моряков. Потому что сам ходил в море, потому что знаю, что такое работать с механизмами. На судне задачи и так непростые, если еще и оборудование будет неудобным и ненадежным – будет очень плохо.

Уместно ли спросить вас о материальной стороне вашей работы?

– Я не жалуюсь на зарплату и вполне ей доволен. Сегодня она значительно выше среднего заработка по Санкт-Петербургу. Отмечу, что работаю в Ленинградской области (предприятие «Винета» располагается в г. Никольское — прим. ред). Но от себя хочу добавить, что никогда не гнался за деньгами. Уверен, что «хороший работник всегда получает достойную зарплату».

Можете ли назвать преимущества инженера перед моряком?

– У каждой профессии свои преимущества — надо просто любить свою работу. Но преимущества очевидны: встречи с друзьями, походы в кино, парки, в общем, жить «на берегу» можно более насыщенно.

Но ведь истинные моряки, которые по-настоящему влюблены в море, другой жизни для себя и не видят. Даже несмотря на мой сравнительно малый опыт работы в море, могу сказать, что иногда «тянет» в море.

Михаил, вы прошли насыщенный путь на предприятии «Винета» от конструктора до коммерческого отдела. Что дальше?

– Ну, завтра я с утра с удовольствием пойду на работу. А дальше — думаю, что следующим шагом будет развитие своей личности.
 
Сергей Кизюкевич, инженер-конструктор 1-й категории АО "Обуховское".
 
Сергей Кизюкевич, инженер-конструктор 1-й категории АО "Обуховское" / Корабел.ру

Сергей, расскажите, как вы пришли в отрасль?

— Тяга к определенной сфере деятельности у многих определяется с самого детства. У меня это было конструирование. Начинал, как и многие с «Лего», потом осваивал материалы посложнее. Я любил создавать что-то полезное для родителей, сверстников, товарищей.

После 9-го класса общеобразовательной школы города Печоры я решил поступать в Печорское речное училище, закончил его с красным дипломом. Там мне дали отличную базу технических знаний и навыков, за что я очень благодарен своим преподавателям. В Санкт-Петербургский государственный университет водных коммуникаций, сейчас это ГУМРФ им. С.О. Макарова, я поступил без особых проблем. Там мне дали уже узкоспециализированные знания, которые нужны инженеру.

А почему море? Наверняка, были какие-то альтернативные пути.

— Альтернативные пути, наверное, были, но решило стечение обстоятельств, за которым потянулась целая цепочка событий. После окончания техникума я полюбил море, корабельное дело. И других вариантов даже не рассматривал.

Бытует мнение, что вуз дает исключительно мышление. Согласны ли вы с этим?

— Отчасти соглашусь, но ожидания от высшего образования у каждого свои. На деле вуз дал мне друзей, коллег, он показал мне отрасль с другой стороны. Техникум дал азы, а вуз приблизил меня к реальной специальности. Рассказал о том, чем я буду заниматься в дальнейшем.

То есть переход из учебного заведения к труду в отрасли не вызвал у вас никаких вопросов?

— Не скажу, что я пришел к работе осознанно. Скорее, это был случай. После окончания института у меня возникла проблема в оформлении рабочих морских документов.

На ее решение нужны были время и деньги. Ни того, ни другого у меня не было. А потом пришло осознание того, что в море я идти не хочу. Потому что я человек домашний, семейный и ставлю семейные ценности в приоритет. Море и семья – вещи совместимые, но с трудом. Для этого нужно иметь особый внутренний уклад, у меня его не было.

Но у вас же есть морская практика.

— В основном я работал на реках, были выходы и в море. Около полугода работал на небольших прогулочных судах в Санкт-Петербурге Было интересно, но это все же не то море, о котором пишут в книгах.

Как сложился дальнейший путь?

— Как и все мои однокурсники, я стал искать работу. Но основная моя ошибка была в том, что я не до конца определил, чем конкретно планирую заниматься. Понятно, что хотелось связать свою жизнь с техникой, но в какой специализации: идти в эксплуатацию, в проектирование, в менеджмент? Путей было много. Определиться помогла детская тяга к конструированию. Я начал искать работу в КБ, связанных с морской тематикой. На поиски ушло около двух месяцев. Я не хотел спешить и выбирать первый попавшийся вариант. Не скажу, что вариантов было много. Я только выпустился, опыта работы не было, да и специализация у меня была «Эксплуатация», а не «Проектирование». Поэтому попасть в крупные морские КБ было трудно.

На третий месяц таких поисков я начал паниковать: работы и денег нет, в общежитии меня попросили освободить место. Пришлось снять комнату. Я уже был готов браться за любую работу, но тут мне пришло приглашение сразу на две вакансии. Первыми позвонили из компании, которая занималась механической обработкой, предложили занять должность помощника оператора станка с ЧПУ, причем там сказали, чтобы приезжал к ним уже с документами. Я поехал в фирму, но уже у входа туда мне позвонили из ЗАО «Обуховское», пригласили в КБ инженером-конструктором.

Но я вроде уже стою у двери, с документами, отменять уже не хотелось.Тогда вариант с ЗАО «Обуховское» я предложил моему однокурснику, который также искал работу.

И получилось так, что он устроился, а меня в той фирме подвели, сказали, что не приглашали, не звонили и ничего не знают. В итоге простоял у проходной несколько часов, затем уехал домой.

И буквально через три дня мне позвонил мой товарищ и сказал, что в ЗАО «Обуховское» нужны еще сотрудники. Я приехал, прошел собеседование. Так я стал конструктором.

На какую позицию вас взяли?

— Инженер-конструктор без категории (на испытательный срок) с последующим присвоением 3-й категории. То есть человек «на подхвате». Но зато работа в центре города, официальное трудоустройство, зарплата и дружный коллектив.Тогда в 2010 г. мне платили 15 тысяч рублей, что с трудом покрывало оплату съемной комнаты и питание. На первых порах мне помогал отец, по его подсчетам, чтобы тогда оставаться в Санкт-Петербурге, иметь какие-то перспективы, нужно получать зарплату не менее 40 тысяч.

И я себе поставил такую цель: в ближайшую пятилетку стать ведущим конструктором с зарплатой минимум в 50 тысяч.

Чем вы на первых порах занимались в КБ?

— Как и все молодые сотрудники – деталировкой. Делал сборочные чертежи, чертежи деталей. Буквально за неделю освоил программное обеспечение. В институте нам давали только самые азы CAD-систем, пришлось учиться уже на конкретных изделиях.

КБ быстро росло, в основном за счет таких же, как и я выпускников, людей без опыта работы. Помогал им освоиться. Спустя 2-3 месяцев мне дали задание по разработке следящей лебедки на научно-исследовательское судно «Янтарь». Устройство должно было работать с глубоководными аппаратами типа «Русь» и «Консул».

Это было первое изделие, что я создавал сам с нуля. Через два месяца комплект чертежей на лебедку со всеми согласованиями ушел на производство.

Понятно, глядя на тот механизм, что сейчас я бы сделал его намного легче, эргономичнее и в целом лучше. Но у экипажа корабля на мое устройство никаких нареканий нет, а это главное.

Затем мне дали задание на разработку транзитной лебедки все для того же «Янтаря», это был уже более ответственный механизм. В итоге я поучаствовал во всех частях спускоподъемных устройств корабля.

Мою работу заметили, понятно, что начала расти зарплата. От конкурентов из других компаний стали поступать звонки с предложениями перейти к ним. В «Обуховском» это оценили и создали лучшие условия труда для меня.

Так я понял, что становлюсь ценным специалистом, и свою цель «стать ведущим конструктором» выполнил в пять раз быстрее.

Расскажите, какую должность вы сейчас занимаете на предприятии?

— Сейчас я инженер-конструктор 1-й категории, хотя на деле уже лет пять выполняю работу ведущего конструктора. На следующей аттестации все формальности будут устранены, я официально стану ведущим конструктором.

Какие у вас должностные обязанности?

— Я получаю ТЗ, а порой и помогаю его формировать, делаю эскизный проект механизма: как он должен работать. Затем выношу идею на технический совет. И далее после корректировок и утверждения концепции делю весь механизм на составные части, устройства, системы, которые в свою очередь поручаю разрабатывать коллегам.

Веду авторский контроль за созданием всех устройств, затем сдаю его заказчику и надзорным органам.

Отдельно хочу сказать про наш научный совет. В «Обуховском» работают профессионалы с 30-летним стажем и более. Это и конструкторы, и технологи, и управленцы. Мы не просто стараемся выполнить задачу с минимальными усилиями, а делаем изделие надежным, простым в эксплуатации и инновационным. Последний пункт очень важный.

Да, наши изделия выглядят просто, в лучших традициях советской школы. Но мы предпочитаем проверенные решения, которые будут работать в самых тяжелых условиях эксплуатации, при заведомо несвоевременном обслуживании. Море не прощает ошибок, отсюда консерватизм, в котором часто упрекают отрасль.
 
Сергей Кизюкевич, инженер-конструктор 1-й категории АО "Обуховское" / Корабел.ру

Были ли какие-то инновационные решения, которые вы разработали и внедрили сами и которые уже используются на судах?

— Наверное, как таковых инноваций я пока не внес, но, надеюсь, что у меня еще все впереди. Мне был поручен один интересный проект мобильной платформы — сборно-разборного спускоподъемного устройства, которое можно перевозить в 20- и 40-футовых контейнерах по морю, авиатранспортом, ЖД-транспортом и автотранспортом. Спасательную платформу можно разместить на любом судне водоизмещением больше 2 тысяч тонн. Это может быть судно-снабжения, буксир или баржа. Фактически сама платформа представляет из себя несколько контейнеров, которые расставляются и раскрепляются на рабочей палубе судна. Далее с минимальными доработками монтируется спускоподъемное устройство, загружается глубоководный аппарат и судно готово выполнять задачи по поиску аварийной ПЛ или научно-исследовательские функции. Причем весь комплекс автономный, в том числе по энергопитанию.

Ваше оборудование выходило на серийное производство?

— Серийных установок пока нет. Я участвовал только в опытно-конструкторских работах. Но недавно я сдавал лебедку на ледоколе «Илья Муромец». Плюс такая же лебедка будет на следующем ледоколе, который будут строить «Адмиралтейские верфи», похожие по конструкции лебедки будут установлены на двух буксирах, которые сейчас строятся на Ярославском судостроительном заводе. Итого получается пять изделий, практически серия.

Складывается впечатление, что вы считаете отечественных конструкторов, инженеров очень сильными кадрами на мировом рынке. Как вы считаете, уровень квалификации отечественных инженеров сравним с европейскими коллегами или все же мы отстаем?

— После распада Советского Союза мы потеряли много хороших кадров. Закрылись предприятия, постепенно промышленность приходила в упадок. Понятно, что это негативно сказалось и на уровне наших специалистов, и на подготовке кадров. Мы даже технически отстали от стран Европы, а учить будущих инженеров, ориентируясь только на прошлые достижения нельзя. Но, к счастью, сейчас ситуация стала исправляться. Это можно заметить и по нашему предприятию в том числе. Мы разрабатываем и производим продукцию, которая не уступает по всем параметрам европейским аналогам. Это точно!

Чем, по вашему, морская отрасль привлекательней остальных сфер деятельности?

— Россия — морская держава. К тому же у нас масса рек, в некоторых местах только по ним можно возить грузы и людей. Поэтому в ближайшей перспективе судостроение и судоремонт в том или ином виде будут жить.

Если сузить сферу деятельности до конструкторской, то в нашей работе есть целый ряд плюсов. Здесь нет ограничения по возрасту, даже наоборот – чем старше инженер, тем он опытнее. Потом морская сфера — разнонаправленная. При необходимости можно легко поменять профиль, но остаться в отрасли. Например, я в любой момент могу уйти в море, или стать управленцем внутри отраслевого предприятия.

Какую роль для вас играют деньги?

— Деньги играют большую роль, но это не самоцель. Это своего рода бонус, который сопровождает твое стремление расти.

Как и любой человек, я хочу зарабатывать больше, но помимо этого мне нужно уважение. Я не намерен останавливаться на должности ведущего конструктора. На каком предприятии, в какой сфере — покажет время.

Какая у вас зарплата?

— Больше 70 тысяч рублей. Для моей должности — это абсолютно нормальный порядок цифр. После семилетнего стажа эти цифры добиваются легко, если делаешь свою работу и не халтуришь. То есть любой толковый специалист, знающий свою работу, спокойно может получать такую зарплату.

Чем вам помогла работа конструктором? Чему научились? Что открыли в себе?

— Я стал внимательным к мелочам, научился концентрироваться на чем-то одном. Стал перфекционистом в повседневной жизни, стараюсь делать все максимально правильно.

Что помогло вам стать успешным конструктором? Чем мотивируете себя в работе?

— Моя главная мотивация – создавать оборудование, что называется «для людей», с которым будет удобно работать. Делать просто ради того, чтобы делать, — это неправильно. Порой заказчики не всегда понимают, как сделать удобно и правильно. Тут важно убедить его в рациональности своей конструкции. Что так будет безопаснее, удобнее, надежнее.

Настоящий конструктор стремиться создавать оборудование, после использования которого хочется пожать ему руку, а не обругать.

Моя небольшая морская практика и широкая морская практика моих коллег дала мне представление об эргономике судна, о трудностях во время рейса. Это помогло мне создавать действительно эффективные устройства, которые востребованы и удобны морякам.

Считаете ли вы себя талантливым человеком?

— Сложно объективно оценивать себя самого, тем более талант – понятие расхожее. Я не считаю, что у меня были задатки проектировать правильную морскую технику. Это общая заслуга склада ума, жизненных позиций и воспитания. Меня мотивировала моя же работа и плоды своего труда. Не многим дано ощутить результат своей работы.
Для меня это оказалось своеобразным «наркотиком». Помню ощущение, которое я испытал, когда поехал принимать транзитные лебедки. Увидел свои механизмы, весом по 11 тонн каждая. На экране монитора лебедка выглядела игрушечной, нереальной. А тут она же «в железе» и работает! Любая конструкция — это своего рода ребенок.

Не верьте тем, кто говорит, что ничего не испытывает, когда видит свое детище.

К вам пришло осознание того, что вы что-то можете в этой жизни.

— Человеку важно понимать, что он нужен: семье, друзьям, начальству. Это мотивирует. Сейчас могу смело заявить, что спроектирую любое оборудование для морского флота, на которое поступит техническое задание. Я чувствую, что могу взять любую неизвестную мне тему, разобраться в ней, повысить свою квалификацию и, применив весь свой накопленный опыт, сделать оборудование.

Беседовал Кирилл Воловик

Материалы по теме: 
Изумруды отрасли: таланты Средне-Невского судостроительного завода (первая часть цикла статей об уникальных и талантливых людях отрасли)
Поделиться новостью

Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или