Научи меня, Норвегия

- A + КомментарииПрочитано 3101 раз   |
80% из всех российских студентов, попадающих сюда, изучают арктические технологии, такой же процент ребят возвращается на архипелаг за научной "добавкой". За последние 5 лет кандидатскую по теме арктических технологий на Свальбарде защитили около 10 ребят из ведущих технических вузов России – МФТИ, МИФИ, СПбГПУ… и ни один из них не вернулся работать на Родину.
Университетский центр UNIS (The University Centre in Svalbard) на архипелаге Шпицберген был основан в 1993 году, при поддержке Министерства образования и науки Норвегии. Место для этого выбрано уникальное во всех смыслах слова – тут все можно изучать и все функционирует. Строительство на вечной мерзлоте – вот оно – дома на сваях и трескающиеся здания 50-х годов постройки, воздействие ледовых нагрузок на портовые сооружения, эрозия во всех формах, уникальная геология, где каждая эра отпечатана цветом на много метров в высоту и даже разливы нефти и загрязнение от добычи угля уже созданы "первопроходцами" арктического архипелага.
 
Вид на город со стороны собора / Корабел.ру

У входа в университет можно увидеть названия других организаций, принимающих участие в финансировании и научных исследованиях Университетского центра, среди них:
  • Институт морских исследований Бергена (IMR)
  • Национальный институт полярных исследований (NIRP)
  • Нансен-центр (NMSS)
  • Норвежский университет естественных и технических наук (NTNU)
  • Норвежский центр полярных исследований (NVP)
  • Фонд научных и промышленных исследований Норвегии (SINTEF)
  • Свальбардский научный форум (SSF)
  • Университет Осло (UIO)
  • Арктический университет Тромсе (UIT)

В штате университетского центра состоят 10 докторов наук, 13 доцентов, 36 профессоров и около 160 приглашенных лекторов, которые специализируются на вопросах Арктики. Многие из учителей действительно стоят немного впереди своих коллег, но на фоне общего высокого уровня преподавания можно встретить профессоров слабо говорящих на английском языке.
 
Университетский центр / Корабел.ру

В 2015 году в университетском центре обучались 690 студентов из 44 стран, причем примерно 50 % были норвежцами. Английский язык является официальным языком в UNIS, но экзамен можно писать еще и на норвежском, шведском или датском языках. В университете отсутствует плата за обучение, однако студент должен заплатить за проживание в одном из студенческих общежитий – Nybyen (3 км от университета) и Sjøskrenten (в 100 метрах от кампуса), размер месячной аренды комнаты составляет 4150 – 4600 NOK (33200-36800 RUB).
Согласно европейской системе перевода и накопления баллов (англ. European Credit Transfer and Accumulation System) для защиты бакалаврской или магистерской диссертации студенту необходимо набрать определенное количество ECTS-баллов по разным направлениям в своей профессиональной области. В UNIS у молодого человека есть возможность взять несколько курсов и обучаться по ним на протяжении семестра (30 ECTS) или взять короткие курсы и потратить на них не более двух месяцев. Экзамены и курсы по количеству баллов и результатам экзаменов будут засчитаны в домашнем университете.
 
Полевые работы по измерению параметров течений в заливе Адвентфьорд / Корабел.ру
 
На примере
 
Студенты и ученые – люди увлеченные, а природные условия Заполярья дают еще больше свободы. Во время бесконечной зимней ночи или белого летнего дня, в биологическом режиме жизни человека происходят сдвиги, так что совсем не удивительно встретить в университете в полночь или ко времени "собачьей вахты" профессора или студента собирающего посмотреть, как намерзает лед для очередного опыта. С одним из таких фанатиков науки, студентом-физиком Московского Физико-Технического Института, проучившегося за границей более года, мне удалось побеседовать.

– С чего началось твое обучение? Как тебя принял университет?

– С первого дня организационные вопросы не занимают много времени. Регистрация происходит прямо на "вахте" университета (reception), где вам в очень вежливой, приветливой форме покажут-расскажут, куда идти и что делать. Если тебе нужна помощь, можно смело зайти почти в любой кабинет, где тебя примут или направят по адресу, даже не смотря на обеденный перерыв. В России с этим все очень плохо, если тебе нужно получить справку из какого-нибудь кабинета, то бывает, что несколько дней можешь на это потратить.
 
Первый день обучения для всех cтудентов - тренировка на стрельбище / Корабел.ру
Первым делом, приходя в университет, "свеженький" проходит оформление в студенты, фотографирование, эта процедура занимает не более 15 минут. Большинство студентов из России получают стипендию от Министерства иностранных дел Правительства Норвегии по программе студенческих обменов Fellowship Programme for Studies in the High North, ее размер по состоянию на январь 2016 года составилежемесячно 10092 NOK (80800 RUB). На эти деньги вполне можно оплачивать проживание и питаться месяц.

– Каким было твое первое впечатление? С какими трудностями столкнулся?

– Конечно, каждый курс здесь построен по-разному. На первом курсе " Арктические инфраструктуры в меняющемся климате" я был удивлен тем, что формат лекций в Москве и здесь сильно отличается, то есть в UNIS все построено на презентациях – преподаватель показывает слайды, потом о них рассказывает. В Москве же у нас принято в основном все писать на доске мелом. Первый курс в начале мне показался довольно простым, потому что просто нам показывали картинки и рассказывали: "Это то, это другое, а это вот – лавинка сошла…". Далее, правда, последовала более серьезная информация, и домашние задания к тому же были намного сложнее того, что преподносили во время занятий. Для их подготовки уже требовались знания математики и физики. Дело в том, что данный курс имел немного другое назначение, чем я ожидал, и для меня он большой ценности не представил, т.к. не был никак связан с тем, что я изучал до этого. Но, несмотря на это, курсом я остался доволен, потому что узнал много новой и полезной информации, которая, надеюсь, пригодится мне в будущем.

Потом, когда нужно было презентовать свой проект, написать отчет о проделанной работе, я столкнулся со сложностью, что просто не умею описывать то, чем я занимался. То есть я что-то сделал, посчитал, получил результат и мог сказать: "вот я у меня есть такие цифры", а взять и аккуратно описать, как я это сделал, чтобы кто-то другой понял, не мог. Меня этому никогда не учили. Ведь не всегда то, что ты сделал, ты будешь обсуждать с кем-то лично, наверняка найдутся заинтересованные люди "не в теме", которые захотят посмотреть, чем ты занимаешься. То есть, если ученый сделал какое-то научное открытие, его еще нужно донести до людей. Я знал, как взять интеграл, "раз-раз" просчитать и получить результат, а до других донести не мог. Науку нужно создавать не для себя, а делать так, чтобы она была доступна и для людей из других стран, смежных областей науки.

К примеру, твой коллега разберет записи, а специалист из другого отдела вряд ли что-то быстро поймет. Мои иностранные одногруппники могли прекрасно преподносить информацию, меня этому не учили.
Я с трудом представляю себе компании в Москве, где ты можешь заниматься исключительно наукой; как правило, вместе с научной стороной вопроса приходится решать и другие проблемы, зачастую связанные с административной волокитой. Большинство выпускников моего вуза просто идут работать в банки, программистами или уезжают за границу. А в Норвегии очень-очень много технических компаний, где сотрудники целиком или частично заняты наукой. То есть индустрии действительно это нужно.

Последнее время в научных отделениях российских вузов установлен жесткий контроль за учеными и преподавателями, то есть, если тебе нужно куда-то отлучиться, это очень сложная процедура. Несколько недель может потребоваться для оформления документов, чтобы на один день отлучится из института.

– Как выкрутился?

– Я просто учился. Мало-помалу я очень продвинулся в этом направлении. Я учился здесь, и мне помогал человек из Европы, который профессионально занимался продвижением научных продуктов.

- Почувствовал ли ты разницу между своей подготовкой и базой ребят из других стран?

Поначалу мне казалось, что у меня сильная фундаментальная техническая подготовка, но потом я встречал ребят, которые тоже не плохо "прокачаны" по математике и физике. Трудно сказать на каком уровне относительно меня они находились, так как мы работали в разных направлениях. Но, например, свободное владение интегралом у них было.
 
Шпицберген / Корабел.ру

Образование ребят, которые со мной учились, очень разноуровневое. У кого-то подготовка слабенькая, у кого-то сильная. Это происходит от того, что на Западе нет строгих ограничений по набору изучаемых предметов. То есть им нужно набрать определенное количество "кредитов" в выбранном направлении и они сами выбирают, какие курсы им хотелось бы изучить. Многие в результате математику и физику обходят стороной. Естественно, некоторые оканчивают университет с непонятными знаниями, то есть, массовой фундаментальной подготовки нет.
Еще я заметил, что когда нас объединили в группы для совместной работы над проектом, стало ясно, что действовать в команде я не привык.

– Испытывал ли ты сложности с английским языком?

– В студенческой среде здесь все в совершенстве владеют английским. У меня не было очень больших проблем с этим, так как у нас в институте очень хорошая языковая подготовка. Но, тем не менее, первые три месяца я чувствовал существенный дискомфорт. Я заметил, что другие ребята, которые приезжают из России имеют очень большие проблемы с английским.

Знание английского языка сегодня – залог коммуникаций. В наше время приходится много связываться с людьми из других стран, путешествовать. По разным причинам не получается так всю жизнь прожить в какой-то маленькой деревне, где тебе не нужно вести диалог с людьми из других стран. Так или иначе – большинство информации, научных статей в сети на английском языке.

– Как организовано обучение на Шпицбергене?

– Лекции, учебные материалы есть на сервере, к которому у всех сотрудников, преподавателей и студентов есть доступ. У нас же порой бывает, профессор пришел, рассказал, порой даже не используя доску, и на этом все. У меня были лекции в Москве, которые я по уважительным причинам не смог посетить. После, в разговоре с преподавателем, спрашиваю: "Где мне можно посмотреть лекции, что сделать?" Он отвечает: "А вот не знаю, что-то делай, презентации я не готовил, методичек у меня нет, что посоветовать, тоже не знаю. Есть несколько больших-больших книжек, я из них кое-что взял, ими пользовался". В UNIS ты всегда можешь открыть презентации и освежить у себя в памяти лекции.

Чувствуется отличие в преподавании – здесь не будут за тобой очень долго бегать, требовать решить задачу, что-то просить… Есть задание, которое тебе нужно сделать, дальше это уже твои проблемы, – подготовишь ты его или нет. У нас в институте преподаватели порой повышают голос на студентов, из разных побуждений, как и из добрых, так и не очень. С одной стороны, когда ты постоянно находишься под давлением, это не очень хорошо отражается на твоем здоровье, с другой стороны, многих это толкает на действия и стимулирует работать. Здесь, хочешь - делай, не хочешь - не делай, то есть если тебе реально это нужно, ты выполнишь задание. Логично, что если ты пришел на курс и собираешься что-то делать, ты будешь работать, а не просто так приехал расслабиться. А если у студента другие цели, то зачем его напрягать и заставлять что-то делать.

– Как организован экзамен?

Большинство экзаменов здесь – анонимные и письменные и можно говорить о какой-то более-менее справедливости в оценке знаний. У нас, например, все экзамены устные, и почти все зависит от преподавателя, к которому ты попадешь – в каком он будет настроении и какой тебе билет попадется. Иногда получается, что это в чистом виде лотерея, хотя ,конечно, что-то и зависит от знаний, но чаще от случая – как повезет, как ты себя поведешь. Также очевидно, что уровень требования разных преподавателей разный (особенно учитывая, что в первую очередь они ученые, а преподавательская практика зачастую не является их основной занятостью). А здесь все одинаково, но с другой стороны письменно, я считаю, нельзя в полной мере оценить знания.

– В чем уникальность университетского центра?

– В возможности применять теоретические знания. В моем случае, зачастую то, что мне рассказывали на лекциях в Москве, я редко мог представить на практике, а здесь сразу видишь – вот конкретная задача, вот пример, – и сразу же становится проще понимать теоретическую базу.
 
Взятие проб мерзлотных грунтов. Глубина 3- 4 метра / Корабел.ру


– Если бы тебе предложили аспирантуру в России на том же материальном довольствии, что и здесь, ты бы согласился?

– Раньше я бы согласился, теперь нет. Совокупность условий для жизни намного благоприятнее здесь, чем в России. Заработная плата – не определяющий фактор, просто здесь намного приятнее работать. Никаких бюрократических проблем, ничего такого. Просто ты можешь спокойно сконцентрироваться на работе, не нужно думать, какие бумажки заполнять.  

Ирина Акимова

[Больше фото в галерее ниже]

Наши новости в Telegram

Первый день обучения для всех студентов - трениров
Полевые работы по измерению параметров течений в з
Университетский центр
Общежитие студентов
Вид на город со стороны собора
Взятие проб мерзлотных грунтов. Глубина 3- 4 метра
Взятие проб мерзлотных грунтов. Глубина 3- 4 метра
Шпицберген
Шпицберген
Шпицберген
Шпицберген
Шпицберген
Шпицберген
Шпицберген
Шпицберген
Ирина Акимова
Поделиться новостью

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость