Дружба с опаской

- A + Автор: Ренарт Фасхутдинов КомментарииПрочитано 3184 раза   |
Эксперты делятся своими соображениями по поводу сотрудничества России с азиатскими соседями в плане развития арктического судоходства и освоения природных богатств на шельфе.

Российская политика в отношении Арктики в последние годы все больше приобретает азиатский крен. Отчасти вынужденно — из-за обострившихся конфликтов на западном направлении, отчасти добровольно — поскольку восточные соседи имеют технологические и финансовые ресурсы, которые не грех использовать в освоении нашего Севера.

Предлагаем познакомиться с некоторыми мнениями экспертов по поводу перспектив взаимодействия России на арктическом направлении с азиатскими государствами. Ниже приведены тексты трех докладов, прозвучавших 12 октября на конференции «Международное сотрудничество в Арктике». Конференция была организована Российским советом по международным делам (РСМД) при поддержке Аппарата Правительства России и МИД России.
 
Ледокольный сухогруз «Норильский Никель» / "Arctech Helsinki Shipyard"

Политика Японии в Арктике
Дмитрий Стрельцов, заведующий кафедрой востоковедения МГИМО МИД РФ

Я коснусь тех областей потенциального сотрудничества между Россией и Японией, которые относятся к Арктическому региону. Нужно сказать, что эти области сотрудничестсва приобретают особую актуальность в свете намечающегося потепления политических отношений между двумя странами и интенсификации политической повестки дня, которая произошла в 2016 году.

Выделю три основные области такого сотрудничества. Первая — это Северный морской путь, о котором уже много говорилось. Вторая — это сотрудничество в области освоения природных ресурсов Арктики. И третья — сотрудничество в области науки, в целом, и полярных исследований в частности.

Что касается первой области сотрудничества, Япония безусловно проявляет большой интерес к Северному морскому пути с учетом конкретных экономических выгод. Путь в Европу на 12 дней короче через Северный морской путь и проходит через безопасные регионы, в отличие от южного пути, который идет через Малаккский пролив или Ормузский залив, то есть регионы с политической нестабильностью.

Но к настоящему времени принципиального решения об участии Японии в освоении Северного морского пути еще не принято. Япония следит за шагами России в этом направлении, особенно в связи с заявлениями российского премьер-министра Медведева в прошлом году о том, что пропускная способность СМП будет увеличена с 4 млн тонн до 80 млн тонн грузов к 2030 году, за 15 лет.

Японию волнует прежде всего то, насколько установленные в рамках Северного морского пути нормы и правила будут соответствовать международным стандартам, включая Конвенцию о мореплавании. И в этом смысле ключевым вопросом явялется подготовка Полярного кодекса под эгидой Международной морской организации. Кроме того, Япония будет основываться на том, удастся ли наладить к старту навигации надежную систему наблюдения за дрейфом льдов и метеопрогнозирования.
 
GeoffreyWhiteway, Free Range Stock

Есть еще геополитическая сторона дела, которую можно услышать от японских экспертов. Связана она с тем, что северные маршруты из Японии будут пролегать вдоль Курильских островов, где между Россией и Японией остается нерешенной проблема пограничного размежевания. В этой связи некоторые японские эксперты делают вывод, что сперва необходимо стабилизировать международно-политическую обстановку вокруг данной проблемы. Но, повторяю, это мнение отдельных экспертов.

Второе направление сотрудничества — это освоение природных ресурсов в Арктике и прежде всего углеводородных ресурсов. В Арктическом регионе содержится 13 процентов разведанных запасов нефти и до 30 процентов природного газа. Между тем 42 процента первичного энергобаланса Японии приходится на нефть, 80 процентов которой поступает с Ближнего Востока по небезопасному южному маршруту. И особенно вопрос о диверсификации источников поставок, как известно, актуализировался для Японии после аварии на атомной станции Фукусима.

В этой связи участие Японии в освоении арктических шельфов позволило бы ей снизить финансовые риски, связанные с высокой волатильностью цен на углеводородное сырье. Кроме того, выступив активным покупателем арктического газа, Япония будет способствовать стабилизации мирового газового рынка, привязанного к рынку нефтяному.

Стабилизирующее начало, связанное с японским фактором, заключается еще и в том, что спрос на газ в Европе, которая является основным потребителем арктического газа, сильно зависит от времени года. В частности, зимой он возрастает, а летом падает, поскольку отопительный сезон приходится на зиму. В Японии же, наоборот, летом увеличивается потребность в газе, так как пик его потребления приходится на самую сильную жару, когда работают кондиционеры, а зимой падает.

Для России подключение Японии к освоению шельфов ставит на повестку дня вопрос о практическом использовании ее технологического опыта и финансовых возможностей.

И последнее, что я хотел бы сказать. Третий момент — это научное сотрудничество. Получая ценные породы морепродуктов с полярных широт, Япония озабочена защитой морских биоресурсов. Разрушение биосистемы для Японии особенно болезненно в силу исторических и культурно-цивилизационных причин. Поэтому здесь сотрудничество с Россией крайне перспективно.
 
Танкер-накопитель "Умба", находящийся на рейде в Кольском заливе / "Газпром нефть", ООО


Арктическая политика Республики Корея и вызовы для РФ
Ен Ун Ким, ведущий научный сотрудник института Дальнего Востока РАН

Если вы обратили внимание, то у меня немного необычное название доклада. Потому что можно было бы просто говорить об арктической политике Республики Корея, но я к этому добавил — «вызовы для России».

В принципе, то что делает Южная Корея, уже известно. Например, в декабре 2013 года правительство приняло специальный план расширения присутствия Южной Кореи в Арктике за счет участия в международных программах — например, в проектах, направленных на сохранение экологии Арктического региона. И в этом же постановлении Республика Корея заявила о намерении принять активное участие в проектах, направленных на поддержку коренных народов Севера под лозунгами сохранения привычной среды их проживания. Нам еще только этого не хватало! Прежде, чем высказывать такие идеи, надо бы сначала посоветоваться со страной, где проживают эти коренные народы, как это вместе будем делать.

Я хочу сказать, что Южная Корея естественно приносит большой вклад в научные исследования, экологию — это все очень хорошо. Южная Корея проявляет большой интерес к развитию Севморпути — это тоже очень хорошо. Но давайте мы посмотрим, какие вызовы в развитии арктического бассейна перед нами стоят.

Нам предстоит очень нелегкая борьба за статус Арктики. Как вы знаете, Соединенные Штаты Америки, поскольку у них наиболее мелкий, узкий участок Севморпути, настаивают на интернационализации Арктики по примеру Антарктики. Я не против сотрудничества в сфере государств, но у нас есть там минеральные ресурсы, на нашей территории живут коренные народы и так далее, и так далее. Исторически в Арктике сложилась секторальная система, связанная с интересами приарктических государств. И допускать сейчас все государства, чтобы они могли на равных участвовать в освоении наших ресурсов, наверное, не стоит.

Причем нужно отметить, что в случае наших споров с Соединенными Штатами Америки по поводу статуса Арктики Южная Корея всегда будет голосовать за США, поскольку она их военно-политический союзник. После того, как Южная Корея вошла в состав ООН, по всем вопросам, когда между Россией и Соединенными Штатами Америки возникали противоречия, она никогда не голосовала за нашу позицию. Из последних примеров — это Крым и украинские дела. Могу также привести пример из области спорта — из пяти членов президиума Паралимпийского комитета, который принимал решение об отстранении российских паралимпийцев от участия в Играх в Рио-де-Жанейро, один из них был южнокореец. Он хоть бы слово сказал! Между прочим, это государство, которое считается стратегическим партнером Российской Федерации.
 
Kristina Paukshtite / Stocksnap.io

Дальше я бы хотел отметить, что для Севморпути очень большое значение имеет, как вы понимаете, создание инфраструктуры. Не просто суда нужны. Сейчас ведь наиболее важно в мировой торговле, международном сотрудничестве создание глобальной цепочки стоимости. И вот в этой глобальной цепочке стоимости наибольшую выгоду получают не перевозчики, а те, кто контролируют логистические центры. И соответственно нам необходимо создание инфраструктуры по всему побережью Северного морского пути. Увы, я должен сказать, что по состоянию на сегодняшний день Южная Корея ни единого цента не будет вкладывать в создание инфраструктуры Севморпути. Лишь когда мы все построим, все обустроим, они придут и скажут: знаете, мы примем участие в логистике. И снимут сливки.

Мне кажется, нам надо это иметь в виду. Если вы хотите участвовать, если вы хотите получить выгоды от использования Севморпути, извольте участвовать и в создании инфраструктуры. Задача эта будет очень сложная, потому что все попытки за 27 лет наших отношений с Южной Кореей привлечь южнокорейский капитал к созданию инфраструктурных проектов в Российской Федерации потерпели полную неудачу. Ничего нет. Ни единой копейки они не вложили!

Плюс к этому развитие Арктики требует очень большого количества судов ледового класса и буровых установок. Южная Корея готова, пожалуйста, построить эти суда — это выгодные для нее заказы. Но когда мы попытались в России создать центр судостроения, который бы обеспечил эти районы судами соответствующего класса (я веду речь о судостроительном комплексе в Большом Камне), то южнокорейская фирма DSE в начале приняла участие активное, обнадежила нас, а через два года ушла оттуда под таким предлогом: понимаете, это место, где собираются строить комплекс, не подходит по климатическим условиям.

Поэтому здесь тоже надо ставить определенные условия. Если вы хотите принять участие, строить для нас суда — принимайте участие в создании соответствующих судостроительных комплексов на территории Российской Федерации.
 
GeoffreyWhiteway, Free Range Stock

Азиатские страны в Арктическом совете: перспективы сотрудничества
Валерий Журавель, ведущий научный сотрудник Центра Северной Европы Института Европы РАН, член Научно-экспертного совета Государственной комиссии РФ по вопросам развития Арктики

Несмотря на то, что прошло только три года с тех пор, как Китай, Япония, Индия, Республика Корея и Сингапур стали постоянными наблюдателями в Арктическом совете, можно уже обозначить некоторые тенденции.

Первое, что мне хотелось бы отметить: мы должны учитывать, что своей деятельностью на арктическом и антарктическом (это касается Индии) направлении они заслужили право быть наблюдателями Арктического совета.

Второе: в настоящее время свои арктические амбиции они подкрепляют соответствующей финансово-экономической, научно-технологической базой, а также существенным политическим потенциалом.

Третье: участие этих стран в деятельности рабочих групп Арктического совета в качестве наблюдателей позволяет им наиболее глубоко оценивать арктическую проблематику, расстановку сил и свое место в основных направлениях его деятельности и развития.

Исходя из тех потенциальных возможностей, которые я обозначил, азиатские страны имеют значительные возможности, чтобы передать арктической восьмерке и России в том числе свой опыт организации связей, создания портов, управления морскими процессами. Также они могут участвовать в страховании рисков, которые, как известно, при хозяйственном освоении Арктики будут очень высокими.

Анализируя деятельность азиатских стран в Арктическом совете, необходимо отметить, что они основное внимание уделяют организации сотрудничества на двухсторонней основе. Мы помним активные усилия Китая в отношении Исландии, которая потом начала лоббировать вхождение Китая непосредственно в состав государств — участников Арктического совета.

Азиатские страны заинтересованы в том, чтобы сократить расходы на грузоперевозки в Европу, особенно при эксплуатации Северного морского пути с задействованием крупнейших своих портов. Они оснащены современным оборудованием и складскими помещениями.
 
Casey Kiernan / Stocksnap.io

Кроме того, эти страны зависимы от импорта энергоресурсов: Южная Корея на 50 процентов, Сингапур занимает 9-е место в мире по импорту нефти. Говоря о Сингапуре, мне хотелось бы отметить, что эта страна, обладая специальными системами, может осуществлять мониторинг одновременно до 10 тысяч судов, которые находятся в Мировом океане.

Как Корея, так и Сингапур заинтересованы в продвижении продукции своей судостроительной промышленности. Они готовы поставлять морские нефтяные платформы, специальные суда, ледоколы, морские суда, газовозы ледового класса.

Как показывают события последнего времени, Япония использует свои возможности сотрудничества с Россией в освоении Арктики в первую очередь для продвижения решения вопросов, связанных с проблемой «северных территорий».

Строя отношения с азиатскими странами, нам следует учитывать, что ни одна из них не сможет самостоятельно обеспечить реализацию своих экономических амбиций в Арктике.

Нам также следует осознавать, что процесс освоения российских арктических пространств с целью закрепления их статуса, развития инфраструктуры, разработки и добычи запасов природных ресурсов весьма недешев и потребует от Москвы привлечения масштабных инвестиций, в том числе и иностранных.

Но при этом мы должны соблюдать национальные интересы России.
 
Автор: Ренарт Фасхутдинов
Поделиться новостью
Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость