Анатолий Белоев: «Кронштадтский морской завод: качественный судоремонт – наша традиция»

- A + КомментарииПрочитано 6814 раза   |
В конце 2014 года Кронштадтский морской завод, легендарное судоремонтное предприятие на острове Котлин, что в 17 морских милях к западу от Санкт-Петербурга, планирует войти в структуру «ОСК». Сейчас проводятся последние приготовления, оформляются необходимые документы. Не секрет, что завод, наверное, с самой богатой историей среди отечественных предприятий, в начале 2000-х годов сильно лихорадило, и он даже на несколько лет вынужден был приостанавливать свою деятельность. Однако с весны 2010 года Морской завод вновь заработал, появились заказы – корабли Ленинградской военно-морской базы потянулись в гавани и доки родного КМОЛЗа.
КМОЛЗ  – это сокращенное название Кронштадтского Морского Ордена Ленина Завода – такое имя завод носил пять десятилетий, и до сих пор не хочет расставаться со своей ставшей знаменитой среди моряков и судоремонтников аббревиатурой. Орденом Ленина, высшей правительственной наградой прошедшей эпохи, завод был отмечен в 1944 г. за героический вклад в Победу.
О том, что было сделано на Морском заводе для его восстановления, что делается для его развития и как видятся его перспективы «Корабелу» рассказывает человек,  с которым во многом связан современный «подъем» завода - ВРИО директора Анатолий Владимирович Белоев. 

Прежде всего, как завод живет последние четыре года?

После почти десятилетней процедуры банкротства и трехгодичного простоя, в 2010 году благодаря и при непосредственном участии ОАО «ОСК» между кредиторами КМОЛЗа, наконец, было подписано Мировое соглашение. Заводу этот шаг дал вторую жизнь. Конечно, годы «лихолетья», когда производственная деятельность была полностью приостановлена, а штат состоял только из главного инженера, нескольких помощников и охраны, не прошли даром. В первые месяцы до июля 2010 года мы занимались тем, что восстанавливали инженерные сети: системы отопления, водо- и электроснабжения. Крыши всех цехов также требовали серьезного ремонта. И только после этих необходимых восстановительных работ мы смогли приступить к нашей основной деятельности – судоремонту. По итогам 2010 года завод выполнил работ всего на 30 млн рублей, но в следующем году эта цифра возросла до 400 млн, в 2012 году — до 700 млн, а в 2103 году превысила 1 млрд. В этом году мы планируем выйти на 1 млрд 330 млн. То есть по сравнению с 2010 годом объемы нашей деятельности выросли более чем в 44 раза! Разумеется, мы начинали с самого низкого старта, практически с нуля. Отсюда и внушительный рост в процентном выражении. Однако цифры показывают, что мы движемся, что производственный процесс запущен, и сейчас мы уже вышли на уровень, при котором имеем возможность устойчиво развиваться.

В последние два года через доки и цехи завода проходят до 50 кораблей и судов в год, как военных, так и гражданских. Для сравнения, в «золотые» годы КМОЛЗа, через руки морзаводцев проходило до ста кораблей ежегодно. Но это было в разгар холодной войны и противостояния с НАТО, в то время и флот был другой, и на заводе насчитывалось почти в 10 раз больше работников.

Кстати, сколько сейчас человек трудится на заводе, и как вам в 2010 году удалось собрать кадры?

Сейчас на Морском заводе работает 720 человек, из них 185 занято на газотурбинном производстве. Средняя зарплата у нас выше средней зарплаты по Санкт-Петербургу. И, например, по рабочим специальностям в конце 2013 года она составила 46 тыс. рублей.

Что касается кадров. Начиналось все также почти с нуля. Первые производственные работы после восстановления завода мы выполняли силами 30 человек. Потом постепенно начали выстраивать кадровую структуру. Сейчас 90% штата рабочих специальностей состоит из жителей Кронштадта. Инженерно-технические работники, в основном, петербуржцы.

Мы постоянно испытываем кадровый голод. Как, впрочем, вся судостроительная и судоремонтная отрасль. Нам нужны рабочие. Квалифицированные рабочие. Квалифицированные рабочие-судоремонтники. И конечно, не только они: технологи, инженеры, строители кораблей. Мы приветствуем всех специалистов, которые не боятся заводской дисциплины, которые любят корабли, и которым мы гарантируем достойный заработок за честный умелый труд. И, добавлю, что и место у нас тут замечательное. Ведь заводу больше 150 лет! У нас доковались и парусные фрегаты, и первые русские броненосцы, и атомные ракетные крейсеры третьего поколения – например, «Петр Великий». Мы были одними из первых в России, кто использовал электрическое освещение – у нас работали «свечи Яблочкова». А это на несколько лет раньше ламп Эдисона. Проводились первые эксперименты с русскими торпедами. Здесь же испытывалось радио Попова. В цехах бок о бок с нашими инженерами работал адмирал Макаров, многие выдающиеся корабелы страны. Да и вообще цехов нашего завода не миновал ни один корабль русского, а потом и советского Балтфлота! Наконец, мы находимся в пятнадцати минутах ходьбы от прекраснейшего только что отреставрированного Морского Собора – главного собора военно-морского флота России.

Ну а как все-таки вы решаете кадровый вопрос?

Пытаемся самостоятельно наладить подготовку молодых рабочих. Когда-то в Кронштадте было профессионально-техническое училище, которое готовило судоремонтников, прежде всего для нужд Морского завода. Сегодня в городе функционирует профессиональное училище №48, оно готово при нашей поддержке открыть обучение рабочим специальностям для судоремонта. Но есть свои трудности организационного порядка. Мы неоднократно встречались с главами районной Администрации, обсуждали этот вопрос с руководителем Комитета по промышленной политике и инновациям Санкт-Петербурга М.С. Мейксиным. Со всех сторон нам обещана поддержка. А проблема, собственно, заключается в том, чтобы в стенах училища открыть производственные мастерские, оборудование для которых хранится у нас на заводе. Но сейчас по положениям и инструкциям Министерства образования, профтехучилища не могут арендовать учебные площади на заводах.

Кроме того, мы привлекаем квалифицированные кадры из других регионов. Так, у нас работают сотрудники из Архангельска, Северодвинска, Астрахани. Для более широкого их привлечения требуется решить вопросы жилья: предоставить площади в общежитии или предложить различные варианты коммерческого найма. Совместно с районной администрацией Кронштадта нами прорабатываются варианты ремонта одного из домов, который подлежит реконструкции. Мы планируем использовать его для предоставления жилья на условиях коммерческого найма. И надеюсь, этот вопрос будет решен в течение ближайших лет.

Оборудование и станочный парк за последние годы обновлялись?

Насколько это позволяют наши финансовые возможности. Если оперировать цифрами, то на нужды ремонта и восстановления мы потратили в 2010-м году порядка 40 млн рублей, в 2012 — 66 млн, в прошлом году — уже 133 млн. По сравнению с грандами судостроения сумма не представляется большой. И нужно признать, что этих денег недостаточно, но мы ведь все делаем за счет собственных оборотных средств. И с каждым годом сумму значительно увеличиваем. Учитывая, что площади и основные фонды у нас большие, мы вынуждены уделять внимание только самому необходимому. Например, за три года мы заасфальтировали практически все дороги внутри завода. А это десяток километров. Полностью заменили 20 тыс. кв. метров кровель.

Для полноценного перевооружения завода, его цехов и доков нужны, конечно, совсем другие деньги, по нашим оценкам — порядка 11 млрд рублей. Сейчас мы разрабатываем проект коренной модернизации завода. Надеюсь, с нашим вхождением в состав «ОСК» в октябре-ноябре этого года, нам удастся попасть в Федеральную целевую программу, где уже предусмотрены серьезные планы в части развития газотурбинного производства, организации ремонта корветов, построенных на «Северной верфи», сопровождения жизненного цикла подводных лодок типа «Варшавянка», судов иностранной постройки, которых у нас еще много в ВМФ.

Каков сейчас статус КМОЛЗа для Кронштадта?

В советское время, когда численность рабочих предприятия была порядка 8 тыс. человек, фактически, в каждой семье кто-то работал на заводе. Тогда КМОЛЗ имел градообразующее значение, обладал большой социальной инфраструктурой со своими поликлиниками, санаториями, базами отдыха, стадионами. Поэтому остановка завода была воспринята многими кронштадтцами как трагедия. Сейчас статус градообразующего предприятия КМОЛЗ уже не имеет. Но он возродился, он остается крупнейшим предприятием Кронштадта и собирается расти дальше. Мы заинтересованы в том, чтобы привлечь горожан на завод. Ведь на сегодня почти 6000 кронштадтцев ездят на работу в Петербург, и многие от того, что здесь они по разным причинам работу найти не сумели. Да, конечно, за годы экономической нестабильности произошла потеря преемственности. Ведь у нас на заводе было много рабочих династий, и конечно хотелось бы это возродить.

Каковы, на Ваш взгляд, основные достижения завода за последние три года?

Главным достижением мы считаем то, что удалось оживить завод, вновь запустить его производство, приблизиться к траектории его устойчивого развития. Мы в последние полтора года восстановили ряд сложных и важнейших для нашей сферы деятельности производств, прежде всего, дизельное и малярное. Восстановили и оборудовали современной измерительной техникой новейшие стенды для испытания дизельных двигателей и компрессоров. На сегодняшний день единицы предприятий имеют подобные участки, позволяющие проводить все виды испытаний для широкого ряда дизелей. В малярном цехе установлены современные камеры для дробеструйной очистки и покраски металлоконструкций, что позволяет увеличить габариты окрашиваемых изделий, регулировать режимы покраски и т.д. Закупили современное оборудование для обмыва, очистки и покраски кораблей и судов.

Какие работы Вы считаете наиболее важными?

Значительной стала работа по ремонту подводных лодок. К ремонту лодки «Выборг» завод приступил после долгого простоя. Нам удалось восстановить ее техническую готовность и продлить срок ее эксплуатации. В июне этого года закончились швартовные испытания. В ближайшее время лодка вернется в состав Балтфлота и еще не один год послужит Родине.

Запомнился наш последний заказ, с точки зрения сроков выполнения, — ремонт учебного корабля «Смольный». За две недели, работая круглосуточно, в несколько смен, мы произвели серьезный объем работ. В итоге корабль вовремя вышел с завода для выполнения важной боевой задачи.

Уникальным, в прямом смысле этого слова, является наше газотурбинное производство, где давно налажена стабильная и качественная работа. Во всей стране сейчас только два предприятия могут осуществлять ремонт газотурбинных двигателей — тюменский «Газтурбосервис» и КМОЛЗ. Сегодня газотурбинное производство выполняет львиную долю, так сказать, сухопутных заказов. Основной заказчик Газпром, есть и заказы по линии военно-технического сотрудничества для зарубежных партнеров. Но в предстоящий период мы ожидаем значительный рост загрузки для нужд отечественного флота. В рамках реализации программы импортозамещения разработана подпрограмма ремонта газотурбинных двигателей для кораблей ВМФ России.

А каково соотношение военной и гражданской продукции в общем объеме?

В основном, и это традиционно, мы занимаемся ремонтом и сервисным обслуживанием военно-морского флота. Военный судоремонт исторически наше основное занятие. В гражданском направлении у нас сейчас работает газотурбинное производство — в процентном выражении это 20%-25% от общего объема заводского производства.

В области судоремонта гражданских же заказчиков сейчас у нас не так много. Прежде всего, нашим постоянным клиентом является Росморпорт, ледоколы к нам на ремонт приходят регулярно. Кроме того, сейчас КМОЛЗ участвует в конкурсе на ремонт плавучего крана «Демаг» для «Балтийского завода». Обсуждается интересный проект с участием Росатома, Администрации Санкт-Петербурга и других ведомств о переоборудовании в музей легендарного атомного ледокола «Арктика», того самого, который является вторым атомным ледоколом в мире и первым кораблем, достигшим Северного полюса в надводном плавании. Завод имеет возможности провести комплексный ремонт и переоборудование ледокола под музейные нужды.

В целом, мы заинтересованы двигаться в сторону увеличения гражданской составляющей в объеме наших работ. Перспективы у завода в этом направлении очень хорошие, играет свою роль и очень удачное месторасположение. Тем более, что в ближайшие годы на южном побережье Финского залива, почти напротив Кронштадта, ожидается открытие многофункционального морского перегрузочного комплекса и логистического центра, порта «Бронка», где планируется до 1200 судозаходов в год. Потребности в гражданском судоремонте еще больше возрастут.

Каких результатов вы ожидаете добиться в предстоящее время?

Если говорить о цифрах, на самые ближайшие годы, – думаю, нам по силам увеличить производственные обороты в два-три раза по сравнению с нынешними показателями.

А если говорить о наших целях в перспективе, и тоже обозримой, скажем, на ближайшие пять лет, – в наших планах вернуть себе значительное место в программах развития российского флота.

Долгий период, с конца 1940-х по конец 1980-х Морской завод был ведущим среди почти 100 судоремонтных предприятий ВМФ страны. В судоремонте мы могли все. Или почти все. И хотя времена изменились, но мы не забываем былую славу, и хотим восстановить наш авторитет.

С развитием флота страны потребность в судоремонте возрастает, и мы поставили своей задачей повысить нашу роль в поддержании боеспособности нашего флота. Кроме того, у завода есть реальные перспективы расширения заказчиков по линии гражданского судоремонта.
Уверен, что Морскому заводу не угрожает оказаться без загрузки!
При этом завод должен стать предприятием с отлаженным механизмом организации производства, с передовыми технологиями и современным оборудованием.
Для реализации наших планов мы нацелены на основательную модернизацию и реконструкцию. 

Беседовал Владислав Букин
Поделиться новостью

Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку "Интервью" и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь