реклама

«Иван Фёдорович Крузенштерн, человек и пароход»

Еще с курсантских времен, я всегда с особой теплотой относился к буксирам и ледоколам. Если у первых, «хмурых трудяг», которые постоянно куда-то спешат, впечатляло колоссальное трудолюбие, то ледоколы внушали уважение за свою силу. Большие, но не тучные, с поджарым корпусом и характером первооткрывателя, что было видно даже, когда они стояли у причала.
 
Ледокол "Иван Крузенштерн" / www.korabel.ru
 
И когда выдалась возможность принять участие в настоящей ледовой навигации (за что отдельное спасибо администрации «Росморпорта») я, конечно, согласился. Определили нас с коллегами из телеканала «Санкт-Петербург» и «Russian Travel Guide» на один из старейших ледоколов Северо-Западного бассейного филиала «Росморпорта» - л/к «Иван Крузенштерн» (пр.97А).

Заложили его на Адмиралтейском заводе 50 лет назад — 20 января 1964 года, а сдали флоту через 9 месяцев — 27 октября 1964 года.
Вообще суда 97-го проекта и его производных стали самыми массовыми кораблями данного класса, построенными для отечественного флота. Началось все в 1957 году, когда было принято решение о строительстве портовых ледоколов. К работе в акваториях замерзающих портов и на рейдовых подходах приходилось привлекать большие линейные ледоколы, так необходимые для работы на трассах Севморпути. Да и они были дореволюционной и довоенной постройки, поэтому с масштабными задачами справлялись уже с трудом.

Разработкой нового проекта занялось ЦКБ-15, главный конструктор проекта — А. Н. Василевский. Задача стояла непростая: требовалось унифицированное для различных бассейнов судно, обладающее небольшой осадкой, хорошей ледопроходимостью, маневренностью при работе во льдах с одной стороны, и достаточными мореходными качествами для плавания на чистой воде  - с другой, и  имеющее сравнительно большую дальность плавания.
 
Ледокол "Иван Крузенштерн" / www.korabel.ru

К середине 1962-го первые три корабля этого проекта были сданы военным морякам. Одновременно, с конца 1960 года, строились ледоколы и для ММФ по измененному проекту 97А.
Всего с 1960 до 1971 года было построено 32 ледокола: проекта 97 (3 ед.); 97А (14 ед.); 97Е (1 ед.); 97АП (2 ед.); 97Д (2 ед.); 97Б (1 ед.); 97П (8 ед.); 97Н (1 ед.).

Про пятидесятилетний юбилей ледокола говорилось много всеми членами экипажа: от капитана и до матроса. Но, как и про человека почтенного возраста, обязательно с уважением. Тем более, многие из команды помнят ледокол еще совсем молодым.
 
Александр Ефимов 
/ www.korabel.ru
Капитан - Александр Ефимов: «У «Крузенштерна», конечно, запас прочности огромный, он еще на нем долго может работать и работает. Тут все системы продублированы, некоторые имеют даже тройное дублирование. Но последние три навигации ледокол, к большому сожалению, не может планово закончить навигацию. Постоянно возникают поломки: то гребной вал просядет, то генераторы постоянного тока выходят из строя».

26 сентября 2007 года на ледоколе, который на тот момент стоял в сухом доке КМОЛЗ на ремонте, произошел серьезный пожар. Выгорел весь мостик, пострадала часть рубки. Тогда командой было предложено провести капитальный ремонт, перестроить рубку, согласно современным требованиям. Но взвесив все «за» и «против», руководство «Росморпорта» решило ограничиться восстановлением мостика, который оснастили электронной картографией, новыми системами связи и автоматики.

А за 10 лет до этого на ледоколе была проведена замена главных дизелей: вместо старых 3Д100 производства Харьковского завода были установлены машины «Stock-Wartsila».

Главный механик - Григорий Скляр: «У нас много нового. Заменили большую часть насосов, сепаратор, недавно установили новые компрессоры. Но котлы у нас старые, еще с постройки, с автоматикой от ЦНИИ им. Крылова, как и генераторы, «вспомогачи», гребные двигатели и практически все палубное оборудование. Там только вместо шлюпок поставили плоты. Но как раз к шпилям и лебедкам у нас претензий нет никаких, все они пусть и тяжелые, но зато сделаны с семикратным запасом прочности, поэтому не подводили никогда».

Как и положено старшему механику, Григорий Абрамович знает всю историю каждого механизма на судне, а за 40 лет работы на «Крузенштерне» и изучил все слабые моменты их конструкции.

Начинал свою ледокольную карьеру Григорий Абрамович в 1965 году на л/к «Илья Муромец» (пр. 97К), перегонял его, еще новеньким, с  Адмиралтейских верфей во Владивосток, где долгое время на нем и работал.
 
 Григорий Скляр 
/ www.korabel.ru
«Раньше мы на «Крузенштерне» были заняты 8-9 месяцев в году, нарабатывали по 4 тысячи часов. Летом выполняли буксировочные операции, таскали баржи с оборудованием в Норильск. Ходили и в «загранку», в 91-м году, например, сопровождали буровую до Бомбея. А сейчас от силы 3 месяца работаем и после на ремонт или отстой», - продолжает главный механик.

С темы возраста ледокола, к большому сожалению, все начинают переходить на  средний возраст экипажа. Из всего комсостава на судне, а это 14 человек, только 4 человека не пенсионеры. Некоторым уже за 70. Причины понятны: зарплаты несравнимы с теми, какие моряк может потенциально получать «под флагом», да и большую часть времени ледокол стоит на приколе.

Поэтому рационально поднимается вопрос о комплектации экипажами новых ледоколов. С «Москвой» и «Санкт-Петербургом» эту проблему как-то решили, собрав команды с других ледоколов. Но сейчас строятся еще один ЛК-7 на «Arctech Helsinki Shipyard» (экипаж 24 человека), ЛК-25 (пр. 22600) на Балтийском заводе (экипаж 38 человек) и три ЛК-16 (пр. 21900М) на Выборгском судостроительном заводе и том же «Arctech» (экипаж по 35 человек). Итого получается 167 человек. И тенденции к омоложению плавсостава на всех ледоколах пока не наблюдается.

Скептические настроения и на «Крузенштерне».

Капитан - Александр Ефимов: «Работа на ледоколе имеет свою специфику, и  особенно в части штурманского дела. Все матросы у нас работают больше десяти лет, но в штате появился только один рулевой. Именно тот человек, которому скажешь куда ехать, а он уже сам ведет судно. Здесь будет полынья - он заранее  курс изменит, чтобы постепенно судно на нее вышло, или на торос повернет, чтобы по касательной от него оттолкнуться. Был еще один такой квалифицированный рулевой, но он ушел «под флаг».

Зима 2014 года преподнесла свои сюрпризы. Для ледоколов хорошие, но для журналистов, и в основном для телевизионщиков, совсем даже наоборот - плохие. Как ни старались, а «настоящий лед», такой, чтобы можно было увидеть всю богатырскую силу ледокола, мы не нашли. Если прошлогодняя ледовая обстановка была легче той, что была в 2011-2012 году, то сегодняшняя ситуация, по признанию капитана судна, вовсе аномальная. Достаточно показательно, что «Иван Крузенштерн» вышел в работу только 17 января, хотя в прошлом году — 20 декабря. Правда, по признанию Александра Ефимова, в прошлом году ледокол был перегружен работой, обеспечивали проводку судов сразу на три порта: Высоцк, Выборг, Приморск. График был такой плотный, что встать на якорь удавалось не часто. «Стало полегче, когда на помощь прислали «Юрия Лисянского», а затем и атомный ледокол - «Россия», - рассказывает капитан.

Гости, несмотря на то, что не смогли увидеть всей ледокольной мощи «Ивана Крузенштерна», все-равно остались под большим впечатлением. И не только от общего состояния «старичка»-ледокола, которая во многом зависит от работы команды, и палубной, и машинной. Но большая часть положительных впечатлений сложилась из отношения к гостям команды. Очень открытые,  гостеприимные люди и хорошая домашняя атмосфера судне.
За два дня пребывания на ледоколе мне удалось побеседовать со многими членами команды, посмотреть их быт. Многие вещи показались довольно интересными. Поэтому ниже приводится несколько сцен из жизни экипажа ледокола «Иван Крузенштерн».

 
Фрея / www.korabel.ru
Работа ледокола в чем-то схожа с работой буксира. В тяжелых льдах, когда проводимое судно застревает, ледокол задействует буксирную лебедку. В чистой воде, согласно правил проводки, ей пользоваться запрещено.
Капитан - Александр Ефимов: «Вот мы сейчас идем 12 узлов - хорошая скорость для «Крузенштерна». Но, скажем, когда мы проводим судно побольше, например танкеры, которые ходят в Приморск, то тут надо смотреть очень внимательно.
Мы разгоняемся очень быстро, до тех же 12 узлов в чистой воде. Если натыкаемся на лед, то идем 7-8 узлов. А танкер — он, как утюг — скорость набирает очень долго. Сначала 5-7 узлов, потом уже 10, 14 — только лед в стороны разлетается. Смотришь назад, а там в двух-трех кабельтах здоровенный нос судна. И начинаешь скорее убегать в сторону. Помогаешь ему только когда он застревает во льдах».

 
Брошенный трицикл / www.korabel.ru
Последний раз спасательную операцию по поиску рыбаков «Крузенштерн» проводил 8 января 2002 года. «Спасли мы их почти случайно. Буквально еще 15 минут и стемнело бы совсем, тогда и не заметили бы никого. А они там уже почти иглу закончили строить, кирпичи из снега вырезали. Ветер тогда был сильный», - рассказывает капитан судна.
На подходе к Кронштадту мы случайно наткнулись на брошенный трицикл. Вдвойне странно, что бур и лыжи лежали рядом, но никого из людей поблизости не обнаружили. Капитан доложил о «находке» и ее координаты в соответствующие службы.

 
Марта / www.korabel.ru
Пока мы стояли в порту в ожидании проводки судна «Silver Bergen»,  старший помощник капитана «Крузенштерна» Павел Федорович Михайлов рассказал множество историй из своей морской жизни. Например, как работая в ПМГРЭ на НИС «Академик Александр Карпинский», в 90-е годы, для «поддержки штанов» приходилось заниматься перевозкой подержанных автомобилей. Он, будучи старпомом, размещал их на палубе, порой перевозили до 60-ти штук за один рейс. Но тут, Павел Федорович прервал свой рассказ и сообщил по громкой связи, что к борту подошла Марта – бездомная собака с острова Кривая дамба. Через пару минут на нижней палубе показался один из матросов и бросил псу пакет с едой. Приняв угощение, Марта быстро удалилась.
Дело в том, что три ледокола: помимо «Крузенштерна» еще и «Юрий Лисянский» и «Семен Дежнев», вот уже пятую зиму подкармливают бездомную собаку. Они и дали ей имя – Марта. Причем собака отличает ледоколы-кормильцы и выходит только к ним. Зимой с островом есть какая-то связь, по льду, а чем кормится собака в летнее время — никто не знает.

 
Первый человек на судне — кок Александр Шилов / www.korabel.ru
Сейчас на судне полный экипаж 32 человека, и в основном все живут в отдельных каютах. Размещение еще шестерых человек, двое из которых девушки, внесли определенный беспорядок в организованный быт на ледоколе. Меня с одним членом группы «RTG TV» поселили в каюту напротив камбуза. Проснувшись ночью, я обнаружил на диванчике в кают-компании спящего кока. Оказалось, что мы выселили его из каюты. А в 6-00 кок снова был на своем посту, готовил завтрак для команды ледокола.
Поэтому стало даже как-то неловко за излишнее злоупотребление гостеприимством. Поэтому хочу принести отдельные извинения Александру за наше вторжение.


 
Главный электромеханик «Крузенштерна» - Юрий Иванович Лещинский / www.korabel.ru
Моржом себя не считает. Как объясняет сам Юрий Иванович: «Просто так он себя лучше чувствует». За свою морскую карьеру 4 раза ходил в Антарктиду, работал на торговых судах, в том числе «под флагом», где иногда своей «морозоустойчивостью» поражал иностранных коллег, которые «кутались даже при +8 градусах».
Коллеги с «Крузенштерна», с которыми Юрий Иванович стоит на вахте, говорили, что температурные споры у них возникают регулярно.

 
Спортзал в шпилевом отделении / www.korabel.ru
Когда проектировался ледокол, требования по комфортности для экипажа были совсем другими. Поэтому доработки силами экипажа на судах старой постройки - не редкость. В данном случае импровизированный спортзал в шпилевом отделении.
 
Физическая зарядка / www.korabel.ru
Для работы на флоте требуется достаточный уровень физической подготовки. «Тем более возраст такой, что мгновенно разнесет во все стороны», - комментируют свои занятия моряки. Ежедневно, независимо от погоды, степени загруженности, усталости и прочих причин, «крузенштерновцы» совершают часовую прогулку быстрым шагом с обязательной физической зарядкой в конце.
 
Физическая зарядка / www.korabel.ru
Показания пройденного километража на компьютере.
 
Камбуз / www.korabel.ru
Так как каюту мне определили аккурат напротив камбуза, поэтому весь процесс приготовления завтраков, обедов и ужинов протекал на глазах. Вообще камбуз на «Иване Крузенштерне» - помещение, куда посторонним вход запрещен. И это требование неукоснительно соблюдается. Если кто-то хочет высказать свои пожелания в еде или сказать Александру «спасибо» он это делает не заступая за комингс. Исключение не делается даже для Чарли.
Александр работает на «Иване Крузенштерне» с 2005 года. Так как до этого он работал на больших грузовых судах, то придя на ледокол его немного удивили особенности организации камбуза: «Обычно на камбузе есть иллюминатор, а здесь само помещение кухни расположено посередине рубки, да и поначалу оно показалось очень маленьким. Но потом привык», - рассказывает кок.
Демонстрируя идеальный порядок и чистоту в провизионках, Александр немного рассказал и о предпочтения команды: «У нас тут вегетарианцев нет, мясо кушают все, а вот рыбу некоторые не любят — просят чем-то заменить. Мы, идем навстречу. По воскресеньям стабильно делаем пирожки, а на праздники что-нибудь из особого меню — например, шашлык. Но у нас же есть лимит, 250 рублей в сутки на человека, надо его соблюдать», - добавляет Александр.
Показатель хорошей работы поваров служит обязательные отзывы команды. За все время моего пребывания на ледоколе, даже суровые и уставшие после вахты моряки, после еды обязательно говорили Александру «спасибо», а некоторые добавляли еще и «очень вкусно». При этом никогда никто не оставлял недоеденного обеда или ужина. А для кока нет лучшей оценки его работы.


 
Просмотр хоккейного матча / www.korabel.ru
Олимпиада в Сочи внесла свои коррективы и в работу на ледоколе. Особый интерес среди экипажа, вызвал шорт-трек, фигурное катание, фристайл. Но, когда начался первый матч нашей сборной по хоккею со Словенией, все телевизоры, которые были на ледоколе зазвучали в унисон. В кают-компании для команды, царило особое оживление. Люди то приходили, то уходили, делая свои замечания по стратегии игры. Больше всех переживала машинная команда, некоторые, видимо, были только с вахты с наушниками на шее. И в этот раз наша сборная порадовала таких - настоящих - болельщиков.
 
Владислав Букин
"Росморпорт", ФГУП Москва
+7 (495) 626-14-25, +7 (495) 411-77-59



Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь
Свежие новости
Окская судоверфь произвела закладку киля малого морского танкера
15:25 / судостроение