Чем запомнился прошлый год? Мнение главнего редактора

- A + КомментарииПрочитано 1410 раз   |
Что в прошедшем, 2018 году порадовало и что разочаровало? Как всегда, тему военного кораблестроения затрагивать не стану — есть специально обученные люди, которым по долгу службы положено оценивать этот срез отрасли, – не буду отнимать у них хлеб.
Сразу оговорюсь, что прорывов в отечественном судостроении не произошло. Однако есть некоторые моменты, не заметить которых нельзя.

Во-первых, наконец-то широкой публике были представлены несколько типов скоростных пассажирских судов – "Грифон", "Комета" и "Валдай". Пока до конца не понятно, что это такое, оценки давать рано, ведь их опытная эксплуатация в прошедшем году была очень коротка, нет информации об экономической эффективности их работы, неясно, как планируется их обслуживать. Но само по себе движение в направлении возрождения отечественного скоростного флота радует.
 
Катамаран проекта 23290 "Грифон" / Корабел.ру

Отраден и тот факт, что в прошедшем году целый ряд верфей и отечественных рыбодобывающих компаний наконец нашел общий язык, заложены и строятся несколько типов добывающих судов. Понятно, что это пока скорее не любовь, а лишь привязанность с элементами принуждения, но главное – то, что впервые за несколько десятков лет такие суда начинают сходить со стапелей российских верфей. И, что тоже приятно, в течение прошедшего года не было слышно о каких-либо скандалах между строителями и заказчиками. Значит, есть шанс, что появится взаимопонимание и взаимная удовлетворенность.

Продолжается строительство ледоколов. Здесь уже нет сомнений, что эти сложные суда российские корабелы строить не разучились. Со ввода в строй "Москвы" прошло уже 10 лет, появились ее "младшие братья", все они работают. И отзывы о них весьма лестные. Поэтому не сомневаюсь, что и с "Черномырдиным", и с атомными гигантами балтийцы и адмиралтейцы справятся. А все неурядицы со сроками их сдачи — не более чем издержи роста.

Что больше всего разочаровало? Прежде всего – это продолжающаяся деградация инженерной составляющей судостроения и полное непонимание руководителями отрасли значимости инженерного знания в создании и поддержании современного флота. Сведение зачастую роли главного инженера к роли обслуживающего персонала, ответственного только за содержание основных фондов.

Еще пару лет назад мы разослали главным инженерам нескольких верфей вопросник с целью выяснить ситуацию с инженерным развитием их предприятий. Я сформулировал вопросы, как я полагал, максимально понятные для любого человека, который олицетворяет инженерную деятельность предприятий. Туда вошли такие темы, как изменение трудоемкости продукции за последние годы, нормы раскроя металла и их динамика, доля стоимости энергоносителей в составе себестоимости, мероприятия по материало- и энергосбережению, запасы на складах и их оправданность и др. Получили около десятка ответов. Однако читать их без слез было невозможно! Подавляющее количество ответов явственно показывало, что люди даже не поняли, о чем их спрашивают и при чем здесь такие понятия, как трудоемкость, себестоимость или запасы на складах.

Короче, материал не получился. Но ответа на вопрос – а кто же при таком раскладе на верфи отвечает за то, за что нас (главных) в Минсудпроме регулярно спрашивали, "журили" и что являлось критерием эффективности нашей работы, — я не имею до сего дня. Это, конечно, не касается старожилов, но их становится все меньше, да и вес их в отрасли все ниже.

Нас всегда учили, что Главный инженер – это как дирижер в оркестре, только цель этого коллектива не музыку создавать, а строить и эксплуатировать сложные ИНЖЕНЕРНЫЕ сооружения. И коллеги это понимали, шли со своими проблемами в кабинет главного, где вырабатывались оптимальные и для снабженца, и для экономиста, и для строителя, и для охранника решения. Что происходит сейчас, я просто не понимаю!

Такого бардака, как со строительством PV300 на "Лотосе", и уж тем более трагедии с ПД 50 в Росляково при наличии обычного инженерного подхода и надзора в принципе быть просто не могло. А сейчас обсуждается все что угодно: корпоративное управление, PR- и HR-технологии, аддитивные технологии, какие-то производственные системы и многое другое, но вот об обучении и переподготовке на предприятиях инженерных кадров и уж тем более главных инженеров, я что-то не слышал. Плохо это.
 
Нос лайнера проекта PV300VD / Корабел.ру

Не буду заканчивать на разочаровании.

Давайте надеяться, что в 2019 году ситуация начнет меняться.
 
С уважением, Николай Ивакин, главный редактор.
Поделиться новостью
"Судостроительный завод Лотос", АО Россия, Нариманов+7(8512)29-00-34

Подписка Корабел.ру экономит ваше время
Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей и будьте в курсе всего самого важного и интересного!

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость