Блог морского юриста
Блог морского юриста
Управляющий партнер Адвокатского бюро «Инмарин» Кирилл Маслов, известный эксперт в области правового регулирования деятельности на морском и внутреннем водном транспорте информирует «Корабелов» об основных изменениях законодательства
- A + КомментарииПрочитано 3867 раз   |
 
28 сентября 2011 года в районе Шпицбергена норвежской береговой полицией был задержан и впоследствии арестован российский рыболовный траулер «Сапфир-2». Обвинение, предъявленное капитану траулера Владимиру Писаренко, по современным меркам достаточно серьезное – нарушение экологического законодательства. (Фото: http://www.tv2.no/)
 В 2007 году в Нью-Йорке были сформулированы, а в 2010 году пересмотрены и обновлены Правила здравоохранения рыбы (Fish Health Regulations), которыми предусматривается строгий контроль над попаданием рыбы (мертвой или живой) в воду после того, как она была транспортирована куда-либо при помощи моторного судна. Правила создавались в первую очередь для сохранения экологической системы Соединенных Штатов Америки, но запрет на сброс рыбы с рыболовного судна актуален для любых стран, желающих оградить свое рыболовное хозяйство от таких болезней как «вирусный геморрагический сепсис» (Viral Hemorrhagic Septicemia) и нежелательных организмов, размножающихся на останках мертвых особей рыбы. Таким образом, нарушение «Сапфира-2», если оно имело место, является достаточно серьезным. Практика показывает, что норвежское государство с каждым годом все серьезнее относится к экологическому законодательству. За последние три месяца это уже шестой арест российских судов.

Увеличившееся количество предъявляемых российских судам нарушений заставляет юристов, в первую очередь, обращать внимание на порядок и обоснование предъявления таких обвинений, властями Норвегии. Для обеих сторон конфликта всегда наиболее важно чтобы были соблюдены все требования закона, включая право быть огражденным от необоснованных обвинений, право на не предвзятую оценку обстоятельств дела и, в случае нарушения, право на соразмерное ему наказание.

В деле «Сапфира-2» соблюдение указанных прав с первого же дня освещения инцидента в средствах массовой информации стало вызывать серьезное сомнение. Виноваты в этом, совершенно очевидно, сами норвежцы, потому что не только российские газеты, написавшие о случившемся, отметили нестандартное поведение береговой охраны в момент задержания и буксировки траулера на морскую стоянку в Тромсе.

Старший инспектор норвежской береговой охраны выдал капитану "Сапфира-2" Писаренко предписание о задержании судна и направлении его в норвежский порт. Капитан связался с инспекторским судном Баренцево - Беломорского территориального управления Росрыболовства РФ "Анграпа" и получил распоряжение лечь в дрейф и дождаться подхода судна для проведения совместной проверки.

Здесь стоит сразу отметить, что в водах рядом со Шпицбергеном имеют право вести рыболовный промысел как норвежские, так и российские рыбаки. Таким образом, в данном районе может правомерно действовать и исполнять свои обязанности, возложенные на него Приказом Федерального агентства по рыболовству Р402 от 20 апреля 2011 года, Баренцево - Беломорское территориальное управление Рыболовства РФ (ББТУ). Одной из функций ББТУ является осуществление контроля и надзора «за водными биологическими ресурсами и средой их обитания на водных объектах рыбохозяйственного значения Мурманской области» и «за обеспечением безопасности мореплавания судов рыбопромыслового флота (и) производственной деятельности на судах рыбопромыслового флота» (на основании ст. 1 положения «О Баренцево - Беломорском территориальном управлении Рыболовства РФ»). На основании того, что траулер «Сапфир-2» находится под юрисдикцией Российской Федерацией, обращение капитана к инспекторскому судну ББТУ являлось законным и разумным шагом при предъявлении траулеру нарушения.

Из показаний капитана «Сапфира-2» становится известно, что представители норвежской береговой охраны отключили на борту траулера все виды связи, фактически воспрепятствовав выполнению судном указаний ББГУ. На борт «Сапфира-2"» дополнительно высадились восемь норвежских инспекторов, самостоятельно взяли траулер на буксир и судно норвежской береговой охраны «Норд-Кап» потянуло российский траулер в порт. Попытки российских инспекторов связаться с представителями береговой охраны не сразу увенчались успехом. С норвежской стороны был получен отказ допустить на судно инспекторов ББТУ, а норвежское промысловое судно, находящееся в том же районе, не позволило российским траулерам подойти к задержанному "Сапфиру-2". В порту Тромсе на борт "Сапфира" не пускали представителей российского посольства и агентства по рыболовству.

На сегодняшний день российский траулер освобожден и уже вышел на промысел, но за нарушение капитан Владимир Писаренко был оштрафован на 50 тысяч норвежских крон, а судовладелец - на 100 тысяч крон. Норвежцы так же оценили ущерб, нанесенный россиянами, в 300 тысяч крон. По сравнению со штрафами, которые налагались на российские траулеры ранее, санкция кажется несколько завышенной. Для сравнения, в апреле 2011 года судно «Санта» за аналогичное нарушение было оштрафовано всего на 101 250 крон. А ведь в подобных делах особенно велика вероятность неверной оценки нанесенного ущерба из-за отсутствия у сторон объективного метода его калькуляции. 07 октября 2011 года владельцы «Сапфира-2» объявили о намерении опротестовать указанный штраф. Возможно, пересмотр размера выплаты подтолкнет Норвегию на создание, улучшение или по меньшей мере анонсирование способов оценки и измерения ущерба окружающей среде, которые в будущем будут использованы для подобных целей другими странами при применении экологического законодательства.

Оценка размеров штрафа, судя по поступающей из новостных сводок информации, является единственным аспектом дела, который не дает покоя владельцам траулера и представителям Федерального агентства по рыболовству. А между тем арест «Сапфира-2» (при обстоятельствах и в той манере, в которой он был проведен) поднимает и другие важнейшие вопросы, требующие разъяснений и уточнений, и не только в контексте одного конкретного траулера. Игнорирование этих вопросов и отложение мирового сообщества в их разрешении в будущем приведет лишь к усложнению отношений между Россией и Норвегией в области рыболовства и внешней политики.
Основополагающим документом рыбопромысловых отношений с Норвегией является Парижский договор от 9 февраля 1920 года, к которому Россия присоединилась в 1935 году. Данный договор определяет, что все водные биологические ресурсы в Норвежском и Баренцевом морях представляют собой единый экологический запас.
Отсутствие в Парижском договоре какого-либо разделения данной спорной зоны на принадлежность её к территории того или иного государства, а так же квалификация Парижского договора, как международного, напрямую свидетельствует о том, что воды близ Шпицбергена подпадают под международную юрисдикцию. В соответствии с принципами публичного международного права, такая зона является исключением из общего правила о юрисдикции одного конкретного государства, и его суверенитет в этой зоне ограничен. На практике это означает, что ни Россия, ни другие страны не рассматривают эту 200-мильную зону как норвежскую.

Можно достаточно много написать о том, что действия норвежской береговой охраны в отношении иностранного траулера на международной территории носили характер полного и безраздельного суверенитета Норвегии. Но это лишь часть проблемы, во основном относящаяся к правовым вопросам злоупотребления полномочиями и эффективном применении власти государственными органами.

Другой её аспект, куда более трудноразрешимый – это статус территории возле архипелага Шпицбергена, который до сих пор остается неопределенным. Уточнению этого статуса мешает отсутствие официальных решений компетентного международного суда, а так же нескончаемая дипломатическая баталия, начатая еще во времена существования СССР.

В 1977 году Норвегия единолично создала документ, который устанавливает зону вокруг Шпицбергена, как охраняемую государством. Правительством СССР тогда была направлена нота протеста, но на дипломатической арене данный конфликт своего развития не получил. При этом в июле 2011 года вступил в силу договор между Россией и Норвегией о сотрудничестве и разграничении территории в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане. По условиям договора спорная зона была поделена пополам.

Таким образом, возникает извечный конфликт применимого права – что превалирует, принципы международные права или правила, предусмотренные одним конкретным договором? Результатом данного конфликта становится возрастающее число нарушений российскими судами законов на, якобы, иностранной территории и связанные с этим материальные и процессуальные издержки, как это происходит в случае «Сапфира-2».

Данная неопределенность представляет проблему не только для России, но и, даже в большей степени, для самой Норвегии, которая так яростно борется за свой суверенитет над спорной территорией. В августе 2008 года скандал разгорелся между норвежцами и англичанами. Рыба, выловленная на территории близ Норвегии, была сброшена за борт в водах Европейского Союза английским траулером. Сброс рыбы – устоявшаяся практика Евросоюза, основанная на строгих требованиях по рыболовным квотам, на которые не повлияло норвежское экологическое законодательство.

Таким образом, и России, и Норвегии, и, возможно, Европейскому Союзу срочно требуется официальное судебное постановление международного суда ООН, которое создаст прецедент и навсегда закрепит за архипелагом Шпицберген тот или иной статус. Такое решение вполне могло бы быть вынесено по делу о траулере «Сапфир-2», но раз за разом судит наших моряков норвежский, а не международный суд, заявляя на такие разбирательства суверенитет Норвегии. Главный негативный аспект такого подхода – это фактическая невозможность на законных основаниях потребовать от норвежцев подчиниться решению международного суда. Объясняется это одним единственным недостатком международного права – оно необязательно к применению каким-либо государством. Следовать или не следовать тому или иному принципу, пусть он и формировался годами и активно применяется в мире, является единоличным выбором каждого отдельного государства.

Таким образом, заставить Норвегию что-то сделать и поступиться суверенитетом практически невозможно. Максимум, на что можно надеяться – это порицание действий норвежцев от мирового сообщества и каких-то экономических санкций со стороны Российской Федерации. Ни того, ни другого уже много лет не было и, скорее всего не будет (в век дипломатических конференций и урегулирования любых конфликтов при помощи долгих переговоров), а Россия исправно платит предъявленные морякам штрафы.

Болдышева Виктория Дмитриевна,
Магистр международного морского права
Поделиться новостью
"Инмарин", Адвокатское Бюро Санкт-Петербурга
Россия, Санкт-Петербург+7 (800) 250-00-13, +7 (812) 603-48-63

Телегам Канал Корабелов

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь

Предыдущая новость