Русско-японская война. Начало трагической эры

События.   11:43 10.03.2004   // события
- A + КомментарииПрочитано 961 раз   |
В прибрежном парке района Сирахама в городе Ёкосука, помимо бронзовой статуи адмирала Хэйхатиро Того, поставлен на якорь его флагманский линкор "Микаса", обеспечивший победу в Цусимском сражении 1905 года. При свете поднимающегося зимнего солнца золото императорского герба в виде хризантемы, которым украшен корабль, сияет особым строгим блеском.

Всего в трех морских милях от "Микасы" располагается база американских ВМС. Почтенный линкор и современная база, принадлежащая Седьмому флоту США, крепко связаны цепью событий, которые произошли в первой половине ХХ столетия.

Несмотря на то что Япония нанесла сокрушительное поражение России на суше и на море, эта победа досталось ей ценой большой крови и больших денег. Поэтому после Цусимского сражения, состоявшегося 28 мая 1905 года, посредничество американского президента Теодора Рузевельта в мирных переговорах с Россией было для Японии крайне необходимо.


Знаменитое Портсмутское соглашение признавало японский протекторат над Кореей, передавало Японии южную часть острова Сахалин, предоставляло права концессии в Порт-Артуре (Лушуне) и Даляне, а также контроль над южным участком Манчжурской железной дороги.

Однако японцы, которые несли тяжелое бремя налогов для финансирования этой войны, чувствовали себя обманутыми, поскольку Портсмутское соглашение не требовало от России выплаты соответствующих репараций. 5 сентября, в день, когда подписывалось соглашение, Хэйкити Огава и другие лидеры правого движения организовали в парке Хибия митинг протеста. Волна негодования по поводу условий соглашения прокатилась по всему Токио. В результате городских беспорядков погибли 17 человек, около 1 тыс. человек получили тяжелые ранения, а 70% постовых полицейских будок были превращены в тлеющие руины.


Япония вступила в войну с Россией, чтобы воспрепятствовать царю Николаю II расширить гегемонию на Корейском полуострове, что представляло для Японии прямую угрозу. Победа действительно закрепила статус-кво на Корейском полуострове в пользу Японии. Японские ура-патриоты были долго уверены в том, что Корея извлекла от японского протектората огромную выгоду.


Однако в более значительной степени эта война соответствовала японским интересам в Манчжурии.

Манчжурия имела для Японии огромное значение. Богатая минералами и другими полезными ископаемыми, территория Манчжурии площадью в 1 млн 536 тыс. кв. км вполне могла бы вместить растущее население Японии, которое уже начинало испытывать острую нехватку территории.

Премьер-министр Таро Кацура, начальник генерального штаба Аритомо Ямагата и другие правые политические деятели отождествляли национальную идентичность японского народа с военной властью и расширением территорий. Так, в 1915 году Ямагата объявил, что "Манчжурия является дорогой жизни для Японии". Через десять лет оратор и публицист Юсукэ Цуруми, выступая перед американской аудиторией, заявил: "Манчжурия пропитана кровью японских патриотов. Их могилы и памятники в честь великих сражений украшают пейзаж от Порт-Артура до Мукдена. Манчжурия может принадлежать и Китаю, но в то же время это земля, освященная кровью сыновей Японии".

Стремительному смещению центра войны от Кореи к Манчжурии способствовало и отсутствие подлинно свободной японской прессы.

Ни пресса, ни любой иной общественный орган не бросили вызов укрепляющемуся мифу о том, что русских победил "японский дух". Русский царь действительно располагал армией, значительно превосходящей по численности японские вооруженные силы. Однако большая часть русской армии находилась в Европе, так что на Дальнем Востоке русские лишь немного превосходили по численности японцев.


Ведущая роль "японского духа" пропагандировалась в популярной в то время книге "Человек-пуля. История солдата, участвовавшего в Русско-японской войне", которая представляла собой мемуары, написанные лейтенантом Тадаёси Сакураи. Яркие воспоминания участника сражения в Порт-Артуре, опубликованные в 1906 году тиражом в 40 тыс. экземпляров, были полностью распроданы в течение года с момента публикации.

Лейтенант Сакураи утверждал, что "дух Ямато (Японии) в сто раз крепче железа и прекрасен, как цветы сакуры, распустившиеся на тысяче ветвей. Он непреодолим даже для самого совершенного механического сопротивления".

Однако действительность сильно отличалась от желаемого. "Мораль японских солдат во время осады Порт-Артура была крайне низка, – пишет Сандра Уилсон в своей книге "Русско-японская война 1904-1905 годов в культурном аспекте", опубликованной в 1999 году. – Некоторых солдат заставляли силой выходить на поле битвы".

Победа Японии над Россией и триумф народа Востока, сломившего власть Запада, зажгли националистические движения во многих странах Азии, находившихся под иноземным господством. Китайские студенты, вдохновленные победой японцев и возмущенные дискриминацией китайских иммигрантов в США, в 1905 году организовали бойкот американцев. Как отмечает историк Уоррена Коэн в своей монографии "Восточная Азия в центре", опубликованной в 2000 году, "вероятно, это было первым и наиболее длительным националистическим движением в китайской истории".

В следующие десятилетия благодаря деятельности Сунь Ятсена и Чан Кайши китайское националистическое движение получило новый импульс. Главной целью китайских националистов стало освобождение Манчжурии от японского контроля. Но к 1930 году, когда Япония потерпела большой экономический урон от Великой депрессии, ценность Манчжурии как "дороги жизни" необычайно возросла.

Японская Квантунская армия, осуществлявшая контроль над южным участком Манчжурской железной дороги, более не могла допустить продолжения курса "бесхребетной" внешней политики правительства, которая отрицала принцип паритета Японии с великими державами Запада. Ответом японцев на китайский национализм стала бомбардировка железной дороги в районе Мукдена 18 сентября 1931 года и обвинение в этом инциденте китайцев. Армия сразу использовала этот инцидент в качестве предлога для завоевания Манчжурии. "Японский милитаризм набрал необходимую силу", – пишет Коэн. Так называемый "Манчжурский инцидент" закончился созданием в феврале 1932 года марионеточного государства Манчжоуго.

А во время беспорядков 1905 года, начавшихся с митинга в парке Хибия, толпа напала и на посольство США в Токио. И этот беспрецедентный акт насилия был предзнаменованием изменений в японо-американских отношениях.

В 1906 году американский флот начал составлять стратегический план на случай непредвиденного военного конфликта с Японией. Как отмечает Коэн, в 1907 году японские военно-морские стратеги рассматривали США уже как потенциального врага. Главными объектами возникших трений было плохое обращение с японскими иммигрантами в США, а также соперничество двух стран за китайский рынок. План США ослабить японское влияние в Манчжурии только усиливал опасение японцев. И поскольку США и Япония были господствующими военно-морскими державами в Tихом океане, их столкновение стало неизбежным.

Для решающего акта противостояния потребовались еще три десятилетия, но, когда это время пришло, агрессором стала Япония. Полагая, что ее нефтяной путь находится под угрозой, 7 декабря 1941 года Япония напала на Перл-Харбор. Командующий японский флотилией вице-адмирал Нагумо, направляясь к Оаху (Гавайи), поднял на мачте флагманского судна сигнальный флаг "DG", что позволяло его распознавать другим кораблям флота. Такой же прием применил 36 лет назад и адмирал Того, подняв на мачте "Микасы" сигнальный флаг "Z": "От этого сражения зависит судьба Империи. Позвольте каждому матросу приложить все усилия для победы".

Нападение на Перл-Харбор было, несомненно, блестящей тактикой. Но все же оно было частью стратегии, основанной на вере, что "дух Ямато", который столь же прочен, как железо, и столь же красив, как цветущая сакура, способен победить Соединенные Штаты, которые были намного богаче и сильнее Японии. В этой стратегии и заключалась трагическая ошибка, которая привела Японию к полному поражению.

После окончания Второй мировой войны линкор "Микаса", который с 1926 года стал мемориалом Русско-японской войны, был отдан на откуп местным жителям в соответствии с планом по демилитаризации страны и почти забыт. Линкор был восстановлен при содействии американского флота, и вновь открыт для посещения публики 27 мая 1961 года, когда отмечалась 56-я годовщина Цусимского сражения.

И хотя линкор "Микаса" увековечивает память о победе и героизме японских моряков, студенту, изучающему историю, он в то же время помогает понять, почему по соседству располагается база американских ВМС.

Наши новости в Telegram

Поделиться новостью

Комментарии   0.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь или

Предыдущая новость