реклама

"Цели две: повысить надежность и снизить стоимость" или Что происходит на рынке отечественных ВРК?

О том как достичь полной технологической независимости по части ВРК и подруливающих устройств, и нужно ли это делать Корабел.ру честно рассказал генеральный директор компании "Судовые движительные комплексы" Иван Положий.
Генеральный директор компании "Судовые движительные комплексы" Иван Положий / Фото: "СДК", ООО


– Иван Викторович, какие изменения произошли в компании за последний год?

– Как и любая компания, мы находимся в состоянии постоянных изменений и трансформации. Этого требует внешняя обстановка и внутренние потребности

– Для строящихся земснарядов проекта 93.159 на "Лотосе" поставлено восемь ваших пропульсивных комплексов, расскажите с кем еще работаете и что куда поставляете?

Земснаряд проекта 93.159 / Фото: Корабел.ру

– Сейчас есть три действующих контракта и несколько проектов, в различной степени проработки и подготовки.

– Какие типоразмеры винторулевых колонок вы выпускаете, и в чем состоит их особенность? ВРК и подруливающие устройства какого мощностного ряда вы готовы производить?

– Полные каталоги есть на нашем сайте. А если коротко, то мы определили для себя, будем производить ВРК мощностью до 3,5 мВт и ПУ до 1 мВт. Более мощные ВРК потребуют определенных изменений в структуре производства, потребности рынка в них не так велики. Но это не значит, что мы не прорабатываем ВРК верхнего мощностного ряда. 

Касаемо особенностей нашей продукции. Конструктивно механические ВРК у всех производителей строятся по похожим схемам, отличия в подходах и деталях. Мы, например, сейчас стремимся к разумному упрощению и применению проверенных технических решений из других областей машиностроения. Цели две: повысить надежность и снизить стоимость.

– Ваши колонки на 90% состоят из российских компонентов. Можно ли добиться 100% импортозамещения? И есть ли в этом смысл?

– Еще на этапе создания компании мы определили, что будем производить российские ВРК и ПУ в максимальной опоре на отечественных поставщиков. Размещать заказы на наших предприятиях, это наша принципиальная позиция. Только мы учитываем, что качество и надежность ВРК, сроки их изготовления не должны ухудшиться. Поэтому у нас и нет 100 % российских компонентов. Верю, что они появятся.

– Вы самостоятельно проектируете свои ВРК и подруливающие устройства? С кем сегодня вы конкурируете на рынке? И как вы относитесь к китайским производителям оборудования?

– Самостоятельное проектирование ВРК и ПУ, это фундамент нашей компании. Мы ничего ни у кого не копируем, не масштабируем, не подгоняем ранее построенное к сегодня заказанному. Но проект, это не только результат расчетов, а еще и учет реальных возможностей изготовителей компонентов ВРК. Тесное взаимодействие с ними на этапе проектирования позволяет получить реализуемый проект за контрактные деньги и в контрактные сроки.

Винто-рулевые колонки, палубные пропульсивные комплексы и подруливающие устройства производства СДК / Фото: "СДК", ООО


Про конкурентов. Для перечисления российских производителей хватит пальцев одной руки, а потребности рынка с лихвой превосходят наши с ними суммарные возможности. Но только при арифметическом подсчете. Действительность другая. Наши потенциальные заказчики, получив отказ в поставках от европейских компаний, обратили свои взоры на Восток. Началась экспансия китайских производителей. Они знают наш менталитет, имеют поддержку своего государства, им способствует низкий курс доллара и евро. А что российские производители? Пытаются выжить. Самостоятельно, без всякой поддержки.

– Чего, по-вашему, не хватает российским производителям винторулевых комплексов и винторулевых колонок?

– Скажу вначале одной фразой: нам не хватает доступа к рынку. Катастрофически. Мы заказы получаем случайным образом в трудноописуемой суете переговоров и борьбы с различными структурами заказчиков. Ищем поддержку и помощь, а находим ее не очень часто. Заказы, деньги, работа уплывают за границу. При этом, есть действующие постановления Правительства РФ, однозначно отдающие приоритет российскому производителю. Например постановлени №616 – 2020 г, запрещающее закупку иностранной продукции для нужд обороны и безопасности, или №719 – 2015 г, которое уже оскомину всем набило. Вопрос: а кто контролирует их исполнение и какую ответственность понесут нарушители? Ответ: фактически никто и ответственность не предусмотрена. Но вы не подумайте, что я во всем обвиняю заказчиков. У них риски, что российскиий импортозаместитель деньги потратит, продукт не изготовит, или сроки затянет, а им отвечать. Конечно риски есть. Только ими не надо манипулировать. 

Туннельное подруливающее устройство "СДК" / Фото: "СДК", ООО


Вот европейские компании после 24 февраля отказали в поставках уже оплаченной продукции. Кто и как на них может повлиять? Никто и никак. А кто из заказчиков применил штрафные санкции к судостроительным предприятиям за срыв сроков? По моим сведениям, никто, посчитали ситуацию форс-мажором. Ладно, посчитали и посчитали. Но это коготок застрял. У эксплуатантов на руках остались тысячи единиц сложной техники, снятой с сервисного обслуживания без поставок расходников и ЗИП. Скрытый, растянутый по времени ущерб будет в десятки, если не в сотни раз больше прямых потерь, понесенных после 24 февраля. Только нести их будут эксплуатирующие организации, судоходные компании. А как можно будет оценить снижение боеготовности кораблей и судов обеспечения? Кто ответит? Ответят, но не те, кто сегодня тратит государственные деньги на закупку иностранной техники, демагогически рассуждая об отсутствии у отечественных производителей референц-листов и десятилетий в опыте поставок. Думаете с китайскими поставками так произойти не может? Может, Китай суверенное государство, со своими интересами. Завтра ему станет невыгодно ссориться с Западом и он присоединится к санкциям, в поставках откажет. А уж система управления государством у них устроена так, что произойдёт это моментально, без всякой надежды на параллельный импорт и схематозы, через третьи страны.

Я бы хотел еще раз проговорить. В 2016 году мы пришли на рынок и объявили себя российским производителем движительных комплексов. Нуждался ли в этом рынок? Ответ – нет. Это был сформированный рынок, у каждого КБ и завода был свой или несколько своих проверенных поставщиков и производителей, с которыми они сработались. Тогда вопрос, зачем мы пришли? Как ответ на запрос государства на импортозамещение, на обещание преференций при выборе поставщика. 


Скептик спросит, - "т.е. вы считаете что компания без опыта должна иметь преимущество над проверенным поставщиком?" Да, должна. Смысл фразы "сделано в России" в том, что деньги за товар остались в стране и вернулись в экономику, которая в результате этого возврата выросла. Если все будет определять только рынок, то у отечественного производителя в нашей отрасли шансов не много. Квотирование — это обязательное условие для зарождения и первоначального развития.

– Какие технологические операции при создании ВРК наиболее сложны?

– Мы не разделяем узлы и детали на сложные и простые в изготовлении. Они все важны, и должны соответствовать требованиям РКД. Но есть в их перечне те, что имеют высокую стоимость и длительный срок изготовления. Это в первую очередь конические зубчатые зацепления.

– Как складывается ваше взаимодействие с "ЕМТ-Реммаш"?

– Мы выкупили половину долей компании и намерены самым активным образом ее развивать. В ответе на предыдущий вопрос я отметил критически важные узлы ВРК, которыми являются конические зубчатые пары. Реммаш имеет опыт их изготовления и все имеющееся оборудование для зубонарезки. На текущих проектах мы совместно с Реммашем рассчитываем зубчатые колеса для своих проектов самостоятельно.

– Расскажите о перспективах отечественного рынка ВРК? Какие ниши для себя вы видите?

– Перспективы отечественного рынка ВРК будут печальными, если российские компании останутся на нем "бедными родственниками". В ближайшие годы корабли и суда с подсанкционным оборудованием будут тихо замирать у причалов, не получая расходников и ЗИПа, возникнет "черный рынок" запчастей, наполнится он, в том числе, и контрафактом. Какие ниши мы видим для себя? Нишу борьбы за заказы на ВРК и ПУ. Предложим свои услуги и в ремонте иностранных изделий. Такие обращения в наш адрес уже были. 

Винто-рулевые колонки "СДК" / Фото: "СДК", ООО

– Винторулевые колонки активно применяются на судах повышенного ледового класса. Предлагаете ли вы решения для арктического флота?

– Ледовый класс, любой, это совершенно конкретные требования, которые имеют числовое выражение и единицы измерения. Поскольку мы сами делаем расчеты и проектируем, то изготовление ВРК и ПУ любого ледового класса является для нас решаемой задачей.

"Судовые движительные комплексы", ООО Санкт-Петербург
+7(812)677-61-05



Комментарии   1.

Чтобы принять участие в обсуждении, пожалуйста Авторизуйтесь или Зарегистрируйтесь
-0+
#Воскресенский Михаил Олегович, 05.12.2022, 23:11Дорогу осилит идущий. Удачи и успехов !
Свежие новости
Рыбной продукции в России производят больше, чем мяса - аналитики
18:24 / рыболовство